В мире, где всё указывает на отсутствие смысла и любви, мы должны найти эти смысл и любовь и жить в согласии с ними

М.В.Нестеров, «Несение креста» (1912). Фрагмент. Изображение с сайта art-nesterov.ru

Этот текст можно, пожалуй, назвать ответом на статью Марии Семеновой, опубликованную на портале «Милосердие.ру» некоторое время назад, но с одним уточнением. Дело в том, что обращен этот ответ не столько к Марии, сколько ко всякому, кто хотел бы, по слову апостола, испытать себя – в вере ли он (ср. 2 Кор., 13:5).

Не в последнюю очередь – ко мне самому.

«Бога нет». Вот результат жизненных исканий, переживаний и размышлений Марии. Это грустный результат. Грустный тем более, что, кажется, автор письма раз и навсегда отрезает для себя все «пути отступления. Всё, что могут предложить ей верующие люди, как ей кажется, – это разные варианты уговоров, суть которых всегда сводится, по ее мнению, к циничному «я начальник, ты дурак». Она ни минуты не верит, что может быть сказано что-то другое…

Я совсем не знаю ни автора письма, ни обстоятельств ее жизни. То, что будет сказано ниже, не имеет отношения к Марии лично, но имеет самое непосредственное отношение к главному тезису, который она выдвигает.

Точка в поисках

По-моему, сделать вывод, что Бога нет, – значит капитулировать, поставить точку в поисках Бога. Это тупик, конец пути, дальше дороги нет. Но это тупик, выбранный человеком добровольно. Не обязательно было сюда сворачивать, и ничто не мешает развернуться и вновь выбраться на дорогу, по которой можно идти дальше в поисках Бога. Путешествие по этой дороге не будет легким, оно может быть даже очень неприятным, и спутники будут сомнительные, и фонарей вдоль дороги будет немного – большей частью придется шагать в темноте по ухабам и лужам. Но это будет все-таки движение вперед.

Ощущение этой темноты (можем назвать его богооставленностью, хотя Мария утверждает, что с ней случилось не это) посещает многих верующих, а, может быть, всех. Но в нашей власти не сдаваться, а вновь и вновь обращаться туда, ввысь: «Господи! Помоги моему неверию!»

«Бога нет» – это отказ от борьбы за Бога и за всё самое прекрасное, с чем я когда-либо встречался и в своей душе, и в других людях.

Фраза «Бога нет» ничего не объясняет. Она не объясняет ни жизни, ни смерти. Она не объясняет того поразительного порыва, из которого состояла жизнь апостола Павла, Григория Богослова, Сергия Радонежского, Иоанна Кронштадтского, Елизаветы Федоровны, митрополита Антония Сурожского и бесчисленного множества других святых людей, в том числе живущих сегодня среди нас.

Самое главное, может быть, в том, что эта фраза не объясняет страдания. Если «Бога нет», то бессмысленно и жутко то страдание, которое испытывает всякий живущий в мире, а некоторые – в безмерной степени (родители, лишившиеся детей; дети, лишившиеся родителей; молодые люди, в расцвете сил гибнущие или теряющие рассудок… надо ли продолжать этот ряд?). Страдание в любом случае бессмысленно и жутко, но, если Бога нет, тогда оно только бессмысленно и жутко. Тогда это всё, что можно о нем сказать. А ведь страдание подстерегает нас всюду, буквально за каждым углом.

Бороться за Бога стоит хотя бы ради того, чтобы в сердце родилась надежда: ответ на всю эту страшную и трагическую бессмыслицу – существует. Он существует не здесь, не в доступной нам системе понятий, но – он есть! Потому, что есть Бог. «Бог есть связь всех вещей», говорил преподобный Максим Исповедник. В том числе самых жутких и страшных вещей.

Повод взбунтоваться

Н.Н.Ге, «Что есть истина?» (1890). Фрагмент. Изображение с сайта wikipedia.org

Слова «Бога нет» лежат на поверхности. Сказать это можно всегда, в любой момент, и слова эти доступны всякому. Для этого не нужно ничего знать, не нужно ничему учиться. Для этого не нужна никакая наука, никакое искусство, никакой опыт дружбы, любви, человеческого сострадания – ничего не нужно! «Я не вижу никакого Бога – значит, Бога нет!» Как обидно, когда человек приходит к такому выводу! Такой вывод в каком-то смысле недостоин человека. Должно произойти с человеком что-то в высшей степени достойное сочувствия, какой-то душевный надлом, анестезия какого-то внутреннего чувства, чтобы он согласился, что это и есть окончательная правда о мире и человеке – что нет Бога, и всё существует и происходит случайно…

Не есть ли уже одно это повод взбунтоваться, возобновить борьбу!

Я уже не говорю о том, что делать утверждение о небытии Бога всё сложнее в мире, где жили Ньютон и Паскаль, Эйнштейн и Леметр, в мире современной квантовой физики и астрофизики, в мире, подвергшем скрупулезному анализу геном человека. Это звучит парадоксально (слишком долго религия и наука считались у нас врагами), но ведь это правда. Я не стану делать вид, будто что-нибудь смыслю в этих областях, но наличие людей, которые в них смыслят и поэтому склоняют голову перед фактом бытия Божьего, является для меня весомым аргументом.

Но не самым важным.

Задача на всю жизнь

Джеймс Тиссо, «Закхей в Сикаморе, ожидая прохода Иисуса». Изображение с сайта learnreligions.com

«Доказать» Бога, «вычислить» Его, конечно же, нельзя. Его нельзя гарантированно «вывести» ни из Библии («доказав» ее богодухновенность), ни из чудесных совпадений, ни из событий нашей церковной жизни. Но смущаться тут нечем. Я думаю, что очень часто вера в Бога – это не спокойная уверенность (она бывает, может быть, только у святых), а борьба, которая продолжается каждый день.

В мире, где всё указывает на отсутствие смысла и любви, мы должны найти эти смысл и любовь и жить в согласии с ними. В мире, где все страшно одиноки, где каждый занят биологическим выживанием и борьбой с другими, мы должны найти причину, чтобы объединиться и поддерживать друг друга. Это трудно, и еще бы это не было трудно! Но только в этом труде, мне кажется, обретается подлинная радость.

Отказаться от борьбы за Бога значит найти в мире, окружающем нас, какую-то иную опору, нечто иное, ради чего стоит жить и можно умереть. Я не знаю, что такое это могло бы быть, и, пожалуй, не хотел бы узнать. Когда-то это хорошо выразил Достоевский, сказавший известные слова: «Если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться с Христом, нежели с истиной».

Это не вопрос этического выбора – все мы знаем множество замечательных людей, безупречных с точки зрения нравственности, но нисколько не религиозных. Это не вопрос того, что кто-то «лучше», а кто-то «хуже», кто-то более «счастлив», а кто-то – менее.

Я не знаю, почему, но почему-то мне кажется, что искать Бога, бороться за Него, пробиваться к Нему – для человека естественно, а ставить жирную точку, говоря: «Очень жаль, но Бога нет», – значит признаваться, что с тобой стряслась какая-то беда. Которой, конечно, очень хотелось бы помочь.

Я не знаю, почему это так. Но уверен: Бог стоит того, чтобы за Него побороться.

Автор – студент Православного Свято-Тихоновского богословского института