«Я смог наконец-то выспаться»: истории людей, чью жизнь изменила пандемия

Потеря близких, работы и… колоссальная перезагрузка. Такой нам запомнится пандемия COVID-19

«Вся наша семья из 11 человек одновременно оказалась в больнице»

Игорь Байсхланов, фотограф, начальник монтировочного цеха Русского театра республики Калмыкия

Свое 45-летие в апреле 2020 года я встретил на дежурстве в больничном коридоре: мы с сестрой ухаживали за мамой после операции. Через несколько дней в соседнем отделении выявили больного коронавирусом, а больницу закрыли на карантин.

Вскоре я затемпературил, следом заболела жена, родители, семья сестры. В майские праздники мы болели дома, перезваниваясь друг с другом – как у вас, как вы? А когда пришли результаты тестов, то все 11 человек, в том числе дети, были госпитализированы, причем в три разных госпиталя и в разные палаты. Мы были одни из первых заболевших в нашем регионе, симптомы у всех были разные. Поэтому была и растерянность, и тревога.

Взрослые члены семьи переболели тяжело, дети полегче, их выписали первыми. Младший сын и племянница впервые оказались дома одни, получили опыт самостоятельной жизни. Дольше всех в больнице оставался старший сын, у которого результаты тестов многократно были положительными, а для моего отца эта болезнь оказалась смертельной…

Впервые я оказался в ситуации, где ничего не решали упорство, сила, действия. Тогда я особенно сильно ощутил поддержку друзей и своих коллег из театра, в котором проработал больше 25 лет.

До пандемии я жил в режиме нон-стоп. Работа в театре предполагает ежедневное присутствие, даже в выходные, плюс у меня как у свадебного фотографа запись на съемки за полгода. Но все изменилось: свадьбы отменялись одна за другой из-за смерти от COVID-19 родственников женихов и невест. В какой-то момент многочисленные истории болезни и немыслимых до пандемии проблем стали казаться фронтовой сводкой.

Первый год пандемии стал не только временем объединения нашей семьи после большой потери, но и годом, когда я провел много времени со своими близкими и смог, наконец-то, выспаться. Он научил меня не откладывать ничего на потом, планировать и действовать быстро, ценить каждый день с родными, радоваться мелочам.

«Мне хотелось спрятаться, но я попал в эпицентр»

Священник Андрей Мизюк, клирик храма во имя преподобного Серафима Саровского города Саратов, волонтер в поисковом отряде «Лиза Алерт»

В начале локдауна мне хотелось просто спрятаться. Первая мысль — уехать в деревню и держаться подальше от больниц с ковидными отделениями. Конечно, во мне говорили малодушие и страх, но ведь у меня большая семья…

Господь исцелил меня от страхов, поместив в эпицентр: скоро будет полгода, как я окормляю больных в ковидных отделениях. Все началось с того, что в реанимации оказался близкий мне человек, прекрасный врач. Не поехать к ней было нельзя.

Страшно ли в «красной зоне»? Да, особенно когда видишь глаза человека в реанимации — в первый и последний раз. Но там же по-особому ощущаешь присутствие Господа, чувствуешь, как Он касается людей, когда просят поговорить, причастить, пособоровать.

Пандемия поменяла всю жизнь, а не только какую-то одну ее сторону. Везде теперь — в магазине, во время поисковых работ, на исповеди в храме, ношу маску, стараюсь «заботясь о себе, беречь других».

Самым тяжелым в начале пандемии был дефицит объективной, взвешенной информации. Неприятно ощущать себя персонажем фильма ужасов! Стало понятно, что мы очень зависимы от новостей и от того, кем и как они подаются. Массовые закупки гречки, масок, туалетной бумаги, санитайзеров, корень имбиря, равный по стоимости грамму золота — все это было частью какого-то сюрреалистичного сна. В этой ситуации очень поддерживали и помогали видеть реальность более объективно рекомендации знакомых врачей.

Из хорошего — в прошлом году мы семьей почти всю весну и лето прожили в деревне, я стал больше ценить возможность общаться с людьми вживую (об этом теперь многие говорят). Для меня стало традицией на выходе из госпиталя благодарить Бога за возможность идти, дышать, видеть улицу, слышать птиц и гул машин — за всю эту суету.

«Люди стали осторожными и запасливыми»

Оксана Юндина, специалист по работе с персоналом

Пандемия для меня началась в не самый удачный момент: я хотела сменить работу и переехать из Минеральных Вод в Москву. Меня не остановили новости о том, что новой коронавирусной инфекцией вовсю болеют в Китае и начали болеть в Москве — все это казалось чем-то далеким, в перспективы карантинных мер не верилось.

Уволившись, я на несколько дней заехала в город детства, к маме. И тут объявили локдаун.

Весна в Элисте — лучшее время, и было особенно странно видеть пустые улицы. Страх пришел, когда по городу стали ездить автомобили с громкоговорителями и перестал работать общественный транспорт. Можно было выходить только в ближайшие магазины и аптеки, не работали кафе, рестораны, магазины, учреждения. Как безработная я пыталась встать на биржу труда, и было много сложностей с получением нужных справок.

Сначала я очень боялась — за себя, за маму, за близких. Когда тревога начала зашкаливать, я просто перестала следить за новостями.

Прошлая весна и лето стали коллапсом для многих организаций. Сотрудников переводили на удаленку, увольняли или вынуждали увольняться, многие остались без работы, столкнулись с финансовыми трудностями. Люди перестали этого стесняться или скрывать. Удивительно, но многие события того периода забылись или выпали из памяти как травматичные.

Зато ближе к осени, когда появилась какая-то определенность, ко мне стали обращаться знакомые с просьбами о поиске сотрудников и составлении резюме. Исчерпав финансовую подушку, я начала работать с подругой-блогером, прошла дополнительное онлайн-обучение по своей специальности и стала искать работу в родном городе. Мне повезло: уже пять месяцев руковожу отделом по набору персонала в сети салонов связи.

Перед выходом на работу я вакцинировалась. Благодаря этому мне стало психологически легче, ушел страх. Мне удалось избежать заболевания, и, как это ни странно, именно благодаря пандемии я, наконец, занялась своим здоровьем.

Оглядываясь назад, понимаю, что это был год колоссальных изменений! Например, в HR поменялись общие тенденции. Работодателей теперь интересуют сотрудники-многостаночники, прошла массовая оптимизация задач и затрат. Многие бизнесы закрылись, но появились и новые возможности. Так, в Калмыкии впервые начали работать курьеры, доставка готовой еды и продуктов, открылись пункты выдачи маркетплейсов, а это — новые рабочие места. Люди стали более осторожными в плане в смены работы, стали запасливыми, стали мыслить на перспективу.

Я рада, что провела это время дома, рядом с мамой. После окончания вуза я приезжала к родителям в отпуск на несколько дней в году, так что «моя пандемия» стала временем перезагрузки и осмысления.

Иллюстрации Виктории Байгуловой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться