Олег был наркоманом, преступником и почти всю жизнь просидел в тюрьме. Чтобы ослабить себе тяжесть тюремной жизни, он проглотил черенок от ложки, но так неудачно, что порвал себе все кишки, дело дошло до реанимации, весь живот сгнил. Смерть подступила близко

Олег был наркоманом, преступником и почти всю жизнь просидел в тюрьме. Чтобы ослабить себе тяжесть тюремной жизни, он проглотил черенок от ложки – старинный тюремный способ. И сделал это крайне неудачно: порвал себе все кишки, дело дошло до реанимации, весь живот сгнил. Смерть подступила близко.

В тоже время в соседнем отделении хирургии лежал некий отец Иов, иеромонах из Зосимовой пустыни. Отец Иов загорелся катехизаторской работой в больнице и попросил разрешения у больничного священника отца Аркадия ходить, разговаривать с больными, исповедовать их и причащать. Через некоторое время отец Иов пришел и в реанимацию, да так поговорил там с Олегом, что тот решил исповедоваться. Ничто не предвещало особых трудностей.

От исповеди Олега отец Иов был в ужасе, он сказал, что не может разрешить «этому человеку» причаститься. Страшно тут нам всем стало: человек при смерти и покаялся, а его не причащают! Мы давай отца Иова упрашивать, уламывать, но нет, он остался непреклонен, и казалось, что это уже вопрос личных отношений отца Иова с Богом. Он говорил так: «Вот пусть Господь мне покажет, что этот человек достоин причастия».

Стало Олегу совсем плохо и путь его лежал в операционную, из которой возвращаются обычно без сознания. Мы опять к отцу Иову: «Отец Иов, видите, Олег же может уже и не вернуться! Причастите хоть перед операцией!» Но нет. «Вот если вернется, тогда причащу», – стоял на своем упрямый монах.

Олега все же привезли обратно. Без сознания. И конечно, отец Иов опять его не причастил: «Он же без сознания. Вот если трубку из горла вынут и он в сознание придет – тогда причащу».

Каково же было удивление иеромонаха, когда после этих его слов состояние Олега улучшилось, он пришел в себя и из его горла вынули интубационную трубку! Это было удивительно не только для отца Иова, для всего медицинского персонала это стало настоящим чудом. Олег был для всех уже покойник и на отца Иова с его упорством давно смотрели не по-доброму.

Олега причастили. Он был в сознании, еще раз исповедовался, причем отец Иов спросил его еще раз – действительно ли он хочет причаститься. Сразу после причастия Олег скончался. Вот и вся цена нашего разумения о чужой душе и загробной участи. Только Господь Сам ведает что кому положено.