По мнению специалистов, смерть, наступившая ранее 70-летнего возраста, считается преждевременной, и причины ее во многих случаях можно устранить. В странах Европы эти не прожитые человеком годы считаются потерей для общества

Сколько живет человек? Пока не достигает своего биологического рубежа? А что считать преждевременной смертью? По мнению специалистов, смерть, наступившая ранее 70-летнего возраста, считается преждевременной, и причины ее во многих случаях можно устранить при наличии своевременной профилактики.

Фото http://vezenin.livejournal.com

В странах Европы эти не прожитые человеком годы считаются потерей для общества, там ведут статистику, разрабатывают программы по снижению преждевременной смертности.

Два года назад наша страна вступила в программу «Здоровые люди» при поддержке северных соседей Финляндии и Эстонии. Для реализации пилотного проекта был выбран Калининский район Санкт-Петербурга. В районе проживает 550 тысяч человек, имеются промышленные зоны и спальные районы, то есть по всем параметрам район можно рассматривать как модель большого города.

Проект финансировался Евросоюзом, а в 2014 году получил поддержку Совета министров Северных стран. Возглавили проект Катья Лихикайнен – Технологический университет (Лаппеенранта, Финляндия) и Анна Скворцова – исполнительный директор Центра развития НКО, Санкт-Петербург.

Вначале был посчитан индекс «потерянные годы потенциальной жизни» (ПГПЖ) для Санкт-Петербурга. Расчет его несложен: анализируются случаи преждевременных смертей и суммируются годы, которых умершим не доставало до 70 лет. Для Санкт-Петербурга в 2011 году индекс ПГПЖ составил 8463 года на 100 тысяч человек, для сравнения, в Хельсинки в 2009 году этот показатель составлял 3463 года, а в Калгари (Канада) 3040 лет (все данные от Finnish Consalting Group). По этому показателю наша страна сильно отстает от Европы и Северной Америки; такая величина индекса ПГПЖ в этих странах была 40 лет назад.

Но важен не столько подсчет, сколько мониторинг, стратегическое планирование, разработка и финансирование программ профилактики. Причины преждевременной смертности давно известны, среди них лидируют рак молочной железы, сердечно-сосудистые заболевания у мужчин, ДТП, алкоголизм, бытовое насилие, суициды.

Участники программы «Здоровые люди» начали разработку планов снижения индекса ПГПЖ и программ профилактики преждевременной смертности. Жукова Марина, начальник отдела комитета по социальной политике Санкт-Петербурга, рассматривает группы риска заболевания раком молочной железы.

Отмечают два возрастных пика заболеваемости: в 34-39 лет и наиболее высокий процент в 59-64 года. Как строить профилактическую работу? В первом случае женщины тянут и работу, и семью, и еще не обращают внимания на здоровье, а во втором – уже не обращают, машут рукой. С этими группами риска нужно по-разному выстраивать целевые программы профилактики.

Участники программы «Здоровые люди» не дублируют работу министерства здравоохранения, которое делает немало по профилактике основных причин ранней смертности. Они ищут другие пути, ближе к людям, и, по возможности, с более скромным финансированием. Например, то, что медики называют «оппортунистическим», или сопутствующим, мониторингом заболеваний. Суть его в том, что при любом обращении в поликлинику, будь то прием у терапевта или у другого врача, человеку из группы риска обязательно зададут вопросы, направят на обследование, дадут специальные брошюры.

Но порой никакие программы не работают. Россия продолжает оставаться курящей страной. Курение – один из факторов сердечно-сосудистых и легочных заболеваний. Казалось бы, денег на программы отказа от курения тратится немало: сколько социальной рекламы, сколько плакатов на транспорте, грозных наклеек на пачках сигарет! Но цифры пока удручающие. Вдумайтесь: 60% российских врачей курят. Дальше можно не продолжать.

А у соседей, в Финляндии, полный отказ от курения – цель ближайших лет. В середине 70-х прошлого века в Финляндии курили 60-65% населения. В 2010 году – уже 20-25%. К 2020 году финны хотят сделать свою страну некурящей. На это работает комплекс мер и экономических (цены на сигареты, премии некурящим), и образовательных.

Еще одна проблема: многие жители города никогда не обращаются к врачам. Получается так – одни бегут в поликлинику по любому поводу, а другие даже не знают, где она находится. Как преодолеть апатию людей, безразличие к своему здоровью? Люди не доверяют медицине, не знают о последних изменениях, а они есть. В поликлиниках сейчас установлены цифровые рентгеновские аппараты, современная аппаратура УЗИ, компьютерная томография доступна в пяти районных учреждениях здравоохранения (говорим о Калининском районе). Работает программа диспансеризации: раз в три года каждый житель района может пройти обследование.

Но кто стащит людей с дивана? Здесь нужно сильное лидерство. На общем фоне пассивности, инерции повседневного поведения – простор для работы НКО. Нужно зайти в каждый подъезд дома, создавать инициативные домовые группы, больше общаться.

И в Финляндии есть похожие проблемы. Как рассказывает Йоханна Рейман, исполнительный директор ассоциации «Здоровые города Балтийского региона», после кризиса 2008 года в обществе увеличилась безработица, появилась апатия, тяжелые формы депрессии, суициды. Что делали финны? Рассылали безработным sms: «Там будет спектакль, а здесь будет концерт. Приходите, покажите на входе sms». К тем, кто не откликался ни на звонки, ни на электронную почту, шли на дом, разговаривали, брали за руку и вели туда, где есть какое-то дело: посадка цветов, раздача буклетов, уборка мусора, неважно что, лишь бы человек был среди людей, почувствовал, что он вместе со всеми делает нужное дело.

Еще одна наша большая проблема – профилактика суицидов среди подростков. Когда случается такое несчастье, расследуются все детали общественного и семейного окружения погибшего ребенка. На этом все и заканчивается. А если посмотреть шире?

В некоторых муниципальных образованиях Калининского района, где проводился пилотный проект, нет молодежно-подростковых клубов. Скамейки и чердаки – вот и все площадки, где могут собираться дети. Участники проекта разработали программу «Живи!» Сами пошли к подросткам: к станциям метро, в торгово-развлекательные центры. Вовлекли в работу с подростками их же ровесников-волонтеров.

Очень важно, чтобы психологическая поддержка шла от равного к равному по возрасту. В любом возрасте это ценно и действенно. Конечно, волонтеры должны проходить специальную подготовку с помощью профессионалов-психологов. Ну и искать места во дворах, парках для площадок, где можно активно время провести, позаниматься на снарядах, побегать с мячом.

Есть очень простые и совсем недорогие мероприятия для уменьшения депрессии. Например, «скамейка счастья» (ее тоже в Финляндии придумали): взять разноцветные краски и выкрасить скамейки в микрорайоне во все цвета радуги – это так просто.

Алкоголизм – тяжелая, порой, кажется, неразрешимая проблема для России. Решать надо, слишком велика цена. Алкоголь «вырывает» лучшие годы жизни и резко сокращает жизнь россиян, и без того короткую (129 место в мире, после Боливии и Гайаны). Эксперты говорят, что отказ от алкоголя продлевает жизнь человека на 15-17 лет. Огромный срок! Здесь тоже могут НКО развернуться. На официальную пропаганду трезвого образа жизни в нашем обществе не сильно откликаются, нужны прямые контакты, доверительное общение.

Есть в Финляндии хорошая форма работы с населением – «Киоск здоровья». Была задумана как мера по снижению первичных обращений к врачам. Расположены киоски в людных местах (торговых центрах, около станций метро). Люди могут зайти, получить консультацию по состоянию здоровья, измерить артериальное давление, вес, получить рекомендации по здоровому питанию, послушать и почитать о вредных продуктах. За годы работы таких киосков первичное посещение врачей по предварительной записи снизилось на 17%.

Открыли такой киоск и в Петербурге. Работает он в доме постоянного проживания пожилых петербуржцев. Большой отдачи от такой локализации не будет. Киоски здоровья надо открывать там, где люди тысячами проходят: в торгово-развлекательных центрах, у метро. Но это уже другого уровня проблемы – организационные и финансовые, здесь власти должны подключаться. А дело хорошее.

Укрепление здоровья – это процесс. Город не может стать здоровым в одночасье, даже при целевом инвестировании. Значит, нужна направленная работа, поддерживающие структуры, политическая подоплека. Почему этим так давно и упорно занимаются в Финляндии? Ответ – макроэкономика. Государство располагает четырьмя видами ресурсов: природные ресурсы, численность населения, высокие технологии, качество населения. Финляндия для устойчивого экономического роста может делать ставку на высокие технологии и качество населения. Вот почему каждый выигранный год в индексе ПГПЖ так важен для финнов.

А в России? Дефицита населения как фактора экономического развития мы не чувствуем. Но это пока. Воспользуемся индексом ПГПЖ 8463 года/100 тыс. населения, рассчитанным в Петербурге, для самого приблизительного подсчета условных людских потерь по России.

При численности населения 143,5 миллионов человек и средней продолжительности жизни 66,05 лет Россия ежегодно лишается 183 866 виртуальных человек населения. Небольшой город прекращает свое существование. Заметьте, «непрожитые годы потенциальной жизни» — это самый продуктивный возраст, когда люди достигли пика карьеры, заработков, дают большую отдачу обществу.

Да, этой проблемой начали понемногу заниматься. Да, закончился пилотный проект и, начиная с 2014 года, еще два района Санкт-Петербурга подключились к проекту «Здоровые люди», а потом проект начнет действовать и во всем городе. Да, есть такое движение – «Здоровые города», его поддерживает европейское отделение Всемирной организации здравоохранения. В России к программе подключились Санкт-Петербург, Ижевск, Череповец, Новосибирск.

Но как все пойдет дальше? Ждать ли нам результатов, близких к успеху северных соседей? Или волна тихо спадет, как часто бывает в ярких проектах? Не хотелось бы, ведь это наша жизнь и наши годы.