Вера и верность: врачи и родители недоношенных малышей встретились на празднике

Врачи 8-ой горбольницы (ныне филиала 24-ой ГКБ) впервые собрали на праздничную встречу семьи, в которых дети когда-то появились на свет с низкой массой тела. О том, какие испытания проходит с первых же дней жизни недоношенный малыш, с какими трудностями приходится столкнуться врачам и родителям и что помогает пережить этот опыт — в репортаже корреспондента «Милосердия.RU»

Врачи 8-ой горбольницы (ныне филиала 24-ой ГКБ) впервые собрали на праздничную встречу семьи, в которых дети когда-то появились на свет с низкой массой тела и выхаживались врачами-неонатологами. О том, какие испытания проходит с первых же дней жизни недоношенный малыш, с какими трудностями приходится столкнуться врачам и родителям и что помогает пережить этот опыт — в репортаже корреспондента «Милосердия.RU»

В год в Москве происходит 8 тысяч преждевременных родов. При этом рождается примерно 500 детей весом от 500 до 1000 граммов и еще 1500 детей – весом до 1500 граммов. Это немаленький процент.
В 2009 году по инициативе Европейского фонда заботы о новорожденных пациентах (EFCNI) 17 ноября был определен как Международный день недоношенного ребенка (Premature Awareness Day). Этот день называют «День белых лепестков», подчеркивая особенную хрупкость и незащищенность таких детей. Смысл этого памятного дня – в том, чтобы поддержать родителей и детей, и напомнить, что даже глубокая недоношенность это не приговор, и современная медицина способна решать эту проблему. Ежегодно на планете около 15 миллионов детей рождаются недоношенными, другими словами, в среднем это каждый 10-ый ребенок из рождающихся.

Жизнь на ладошке

Ранние роды — это своего рода катастрофа, отмечают врачи-неотатологи. Ведь ребенок из привычных условий внутриутробной жизни «оказывается выброшенным в условия, где он самостоятельно и полноценно существовать еще не может». И неонатологи призваны помочь малышу, попавшему в такую «аварию».

Есть мнение, что помогать таким детям не стоит: должны выживать те, кто способен это сделать без посторонней помощи, помощь таким детям приводит к их инвалидности. Кстати, так считают и некоторые медики. Но неонатологи убеждены, что родившийся малыш, уже пришедший на эту землю, должен выжить, а их задача — помочь ему в этом.

«У нас прекрасные отделения для выхаживания таких детей, в Москве также есть 8 бюджетных Центров восстановительного лечения для детей от нуля до трех лет с пренатальной патологией. В центрах есть кабинеты катамнеза, первый такой появился при Филатовской больнице 20 лет назад, — рассказала корреспонденту «Милосердия.RU» главный неонатолог Москвы Ирина Солдатова. — Там работают педиатры с навыками неонатолога.


Главный неонатолог Москвы Ирина Солдатова

Конечно, когда такие дети выписываются из роддома, они не могут наблюдаться в обычной поликлинике, им нужно наблюдение специалиста. «Нашим» детям обычно нужна и медицинская, и социальная реабилитация. Требуется невролог, специальный массаж, специальные ортопеды и офтальмологи — и быстро, срочно, сегодня, невозможно упустить время. Мы обязаны прогнозировать инвалидизацию и сделать все возможное, чтобы ребенок избежал ее».

Как рассказала Ирина Солдатова, правительство города Москвы уже несколько лет выделяет деньги на федеральную программу медицинской реабилитации недоношенных детей. «Например, курс имуннопрофилактики респературно-вирусных инфекций составляет около 300 тысяч рублей. И для московских детей это бесплатно. Мы уменьшаем риск летальных исходов. Ведь такие дети очень уязвимы. Все дети болеют, но «наши» особенно», — отмечает главный неонатолог.

Пока эти отделения остаются стратегическим объектом в здравоохранении, пока их не сокращают — ведь рисковать здоровьем детей нельзя. Врачи говорят, что нужно обязательно сохранить эту сферу медицины. И эта помощь должно быть доступна, качественна, бесплатна. Родители недоношенных детей готовят письмо к мэру столицы Собянину, потому что появились данные о том, что в некоторых роддомах намереваются сократить отделения неонатальной помощи. Нужно сделать все, чтобы сохранить их.

«Врачи, которые пришли в неонатологию, которые работают с детьми, это уникальные врачи, особая каста, они обладают большим сердцем и очень любят свою работу», — говорит Ирина Солдатова. Часто лечение недоношенных детей называют выхаживанием. Потому что эти дети особо нуждаются в теплоте — в теплоте рук врачей и родителей. Службу свою врачи-неонатологи 8й больницы не зря назвали «Жизнь на ладошке» — потому что эти дети часто умещаются на ладони врача.

Получающий интенсивную терапию новорожденный подвергается воздействию света и звуков. Сами лечебные процедуры, необходимые для спасения его жизни, представляют собой большую нагрузку для недоношенного и тяжелобольного ребенка. Эти лечебные процедуры включают санацию дыхательных путей, вибрационный массаж грудной клетки, введение желудочного зонда и питание через него, катетеризацию вен, рентгенографию грудной клетки, УЗИ, офтальмоскопию, ежедневное физикальное обследование, определение показателей жизненно важных функций, гигиенические процедуры, взвешивание. По приблизительным подсчетам, тяжелобольного новорожденного перекладывают и подвергают различным манипуляциям по уходу, лечению и контролю состояния более 150 раз в сутки. Таким образом, периоды непрерывного покоя не превышают у него 10 минут.

Общий праздник и общее достижение

Врачи педиатрического звена горбольницы № 8 Москвы (ныне переименована в ГКБ№ 24 Филиал №2″) все годы находятся в тесном контакте с родителями своих детей, но в этом году впервые решили собрать всех на праздник. Трогательная встреча состоялась в минувшее воскресенье в помещение 24-й горбольницы, в состав которой теперь вошла 8-я больница. Родители радовались встрече, обнимали и друг друга, и врачей, выхаживающих их малышей, и отца Михаила, который крестил многих этих мальчишек и девчонок.


Отец Михаил с родителями и детьми

В торжественной части вечера врачи, выступая со сцены, вспоминали, как давно они начали свою работу по выхаживанию таких малышей: смысл праздника состоит еще и в том, что удалось создать фундамент, на котором теперь выросла профессия неонатолога в стране, и таких детей теперь спасают по всей России.

Заведующие всеми реанимационными и педиатрическими отделениями неонатологии 8-й больницы получили из рук детей огромные букеты. «То, что мы делаем – это то, на что нас сподобил Господь Бог. Наши заслуги и ваши — это пятьдесят на пятьдесят. Без вашей веры, любви наш профессионализм не имел бы успеха», — обратилась руководитель второго отделения детской реанимации больницы Ольга Бабак к собравшимся семьям.

Ребята тоже не остались в долгу: они выступили для своих мам, пап и врачей: кто-то сыграл на балалайке, кто-то спел, кто-то прочитал стихи.
Одно из стихотворений – его прочла 8-летняя Таня Хван – посвящалась профессии неонатолога:
Вы первыми руки к дитю простираете,
Вы первые им здоровья желаете,
Вы первая ласточка в жизни людей,
Вы жизнь посвятили для жизни детей.
Пусть детские сердца не замирают,
А худенькие массу набирают.

А затем началось веселое чаепитие. Мамы, папы и медики cмогли вдоволь наговориться между собой, а дети с удовольствием рисовали или хвастались друг перед другом смешными рожицами, нарисованными на их личиках аквагримом. В конце празднества все вместе вышли на улицу и выпустили в небо разноцветные воздушные шарики. Такие праздники, — говорят и врачи, и родители, нужно сделать ежегодными: это прекрасная моральная поддержка для семей, да и медикам радостно видеть своих подрастающих подопечных, узнавать об их новых успехах.

«Эти дети имеют огромный физический, болевой и духовный опыт»

В 2012 года появились рекомендации ВОЗ, по которым можно выхаживать детей весом начиная с 500 граммов и сроком от 22 недель. До этого считалось нормой выхаживать ребенка весом от 1000 граммов. Хотя в роддоме при 8-oй больнице, отмечает врач-реаниматолог Мария Мумрикова, врачи все равно выхаживали у себя детишек гораздо меньшей массы.

«Самый сложный случай, когда дети в силу внутриутробных страданий еще и рождаются с весом, несоответствующим сроку, то есть рождаются с еще меньшей массой, чем должны бы весить на этом сроке», — отмечает Мария Мумрикова. Кстати, от детей с экстремально низкой массой тела отказываются крайне редко: обычно такие дети желанные, такие случаи бывают после бесплодия и сложного лечения.

Но ведь такие дети столь хрупки! Страшно даже подумать, как дотронуться до малыша! Но если в обычных реанимациях некоторых больниц родителей не пускают к детям (что врачи-неонатологи считают неправильным), якобы защищая малышей от инфекции, здесь вообще не знают о такой проблеме. В неонатологии, напротив, принято, чтобы родители были рядом с ребенком. «Та инфекция, которой болеют дети, наоборот, опаснее, чем могут принести их родные, это обычные домашние микробы», — говорят врачи. Кстати, сейчас в 8-ой больнице приобрели специальное кресло-«кенгуру», это новый метод общения родителей с недоношенным ребенком, чтобы они могли сидеть «кожа к коже» и создавался тесный контакт.

Да, у таких детей могут происходить судороги, от каких-то резких движений, резкого света, но тогда родителей просто просят зайти в другой раз. «А вообще дети очень активно реагируют на приход мамы и папы. Они все чувствуют, все понимают! Учащается сердцебиение, появляется возбуждение. Если родители сами в каком-то стрессе, это передается малышу, и наоборот, иногда родители так благотворно влияют на ребенка, что мы их оставляем семьей надолго», — рассказывает Мария Мумрикова. Улыбаться такие малыши пока еще не могут, этого ожидать не стоит, улыбки появятся, когда ребенок дойдет до своей стандартной массы и возраста.

Медики часто отмечают, что матери недоношенных детей нередко страдают чувством вины, беспокойством и даже впадают в послеродовую депрессию. Метод «кенгуру» дает женщине возможность завершить родовой гештальт: оказывая своему малышу максимально возможную помощь, она реализуется как мать, тем самым, доводя беременность и роды до логического завершения – становления матерью. Повышает самооценку и уверенность родителей, в том, что они в силах помочь малышу. Дает эффект релаксации и восстановления психологического равновесия после сильнейшей травмы, которую причиняют преждевременные роды.

Врачи советуют внимательнее относиться к таким детям и медикам, и родителям, и обществу. Термин «недоношенные дети» неонатологи стараются не использовать, предпочитая называть таких малышей «детьми с малым весом». Такие дети могут быть удивительно одаренными.

Ольга Бабак, заведующая отделением реанимации номер 2 филиала № 2 ГКБ № 24, вспоминает, что пришла в 8-ую больницу в 1994 году ординатором, потом стала врачом. «Количество детей с экстремально низкой массой тела через нашу больницу проходит всегда максимальное количество. Мы ими начали заниматься с 1995 года, еще задолго до того, как были приняты официальные решения о спасении таких детей. Мы делали погоду в этой сфере, были законодателями мод в мини-неонатологии. Главное — не потерять то дорогое, что мы имеем: это руки врачей и медсестер.В рамках реорганизации здравоохранения у нас пока идет сокращение «свободных» ставок. Увеличивается нагрузка на медсестер и они, к сожалению. уходят туда, где легче. Их можно понять — с такими детьми трудно! Уходят. И лучшие. Мы вложились в их обучение, потом эти сестры вложились в детей… Врачи — это другое, они не уйдут. даже если их сократят».

Связь с родителями врачи поддерживали всегда, наверное, потому,что с этими детьми проживается огромный кусок жизни — это не неделя и даже не месяц. «Они проходят с нами и с родителями колоссальный путь. И они вообще другие. Они прожили несколько месяцев в тяжелых условиях, преодолевая очень многое. У них огромный физический, эмоциональный, болевой, стрессовый опыт. Родители удивляются, когда я им говорю: «Готовьтесь к тому, что не они, а вы будете в управлении у этих детей».

Причем в разумном. Они очень мудрые. Это дети, которые умеют выстраивать логические цепочки. Они могут объяснить, почему так, а не по-другому. Потому что они прошли и колоссальный духовный опыт», — говорит Ольга Бабак.

Поэтому врачи с родителями всегда в контакте, такой опыт связывает. Мамы и папы приходят, звонят, спрашивают, что делать, как поступить, их дети растут на глазах врачей. «Даже когда проезжают мимо — всегда зайдут к нам в гости. Знаете, иногда бывает, что устаешь, руки опускаются, кажется: зачем ты все это делаешь, — и тут вдруг в этот момент звонки, как будто не случайно. И это сразу поддерживает, и ты понимаешь: все не зря», — отмечает Ольга Бабак.

Уже три года существует сайт «Жизнь на ладошке», http://na-ladoshke.com/«Это была страшная история»

Не все родители отважились прийти на праздник, многим трудно, болезненно вспоминать прошлое. Не все из собравшихся готовы рассказать о себе. Но все же несколько историй мы выслушали.

Ирина , 36 лет, Роман, 34 года, сын Максим 2,5 года
— Сын родился весом 1090 граммов. Были проблемы, начались еще за несколько месяцев, в январе, врачи старались спасти беременность, в марте мальчик все же родился. На наше счастье, теперь открылся в нашем районе Центр реабилитации таких детей, и там мы наблюдаемся, в том числе у окулиста. К сожалению, в обычной поликлинике не понимают, что такое недоношенные дети. Это первенец, но теперь мы планируем родить еще.

Наталья 37 лет, Даша 11 лет
— Мы родились на 26 неделе, весом 1600 граммов. Даша второй ребенок, старшему сыну сейчас 15 лет. Ничего не предшествовало преждевременных родов, никаких болезней или инфекции. Нам врач сказал, что даже простой насморк может повлиять на ход беременности и родов. У нас были сложности в обычной поликлинике, особенно с невропатологами. Мы пришли туда в три месяца, а нам сказали, что нам нужно ложиться в больницу, мы отстаем в развитии — не держим голову. Но мы же родились на 2 месяца раньше. Были проблемы и с прививками. Нам нельзя было делать их до года. А нас заставляли — у них же план. В итоге мы до года вообще не ходили в поликлинику. Наблюдались у специализированных врачей. А уже в год и пять месяцев пошли в садик. Сейчас Даша хорошо учится в школе, занимается танцами.


Наталья 37 лет, Даша 11 лет

Ольга, 47 лет, дочь Таня Хван, 8 лет
— Это были вторые роды. С первым ребенком все было хорошо, и вдруг такая история. Девочка родилась весом 820 граммов, 4,6 по шкале Апгара. Было низкое предлежание плаценты, я лежала в больнице на сохранении на майских праздниках и после 9 мая должна была выписываться. И вдруг у меня стали отходить воды. Я боялась пошевелиться. Делала все, чтобы сохранить беременность. Потом выяснилось, что еще и плод инфицирован. Искусственные роды… я уже не надеялась, что у меня родится ребенок.

Врачи сменялись друг за другом, говорили ничего страшного, обследуетесь, подлечитесь, а через год родите другого здорового ребенка. И вот роды. Я очнулась — а меня поздравляют с рождением девочки. Честно скажу — это не было для меня праздником, я уже мысленно распрощалась с ребенком. У меня даже имени не было для ребенка еще. А мой муж, узнав о случившемся, сразу ушел от нас. Я приходила в реанимацию к ребенку – она бьется в судорогах, закатывает глаза…. Я могла только гладить ее ножку. Молилась. Мы ее окрестили сразу же — врач сначала святой водой окропил, а уже потом, когда выписались, окрестили и в церкви. Но моя врач Ольга Бабак сказала: «Это твой крест. И ты должна его нести». Только благодаря ей, тому, что она наставила меня на путь истинный, я это все выдержала.

О здоровье ребенка врачи не давали прогнозов. И это действительно особенный ребенок. Она очень осторожна. Бегать она начала только в пять лет. Спускаться по лестнице она стала только в пять лет. Но с интеллектом у нас все хорошо. К счастью, сейчас Тане уже 8 лет, и у нас со здоровьем все в порядке, кроме проблем с глазами. Мы уже делали одну операцию.

Ирина, 42 года, и Арианна, 1 год и 5 месяцев.
Старшей моей дочери сейчас 16 лет. Во время второй беременности я ждала двойняшек. Я не очень хорошо себя чувствовала, было высокое давление, на 29 неделе началось кровотечение. Мы ехали с подругой в машине, с собой ничего не было, кроме паспорта. Я попала в 8-ю больницу. Внимание было потрясающее, и всем врачам этой больницы, не только неонатологам, большое спасибо. Родились две дочки – 1020 и 1030 граммов. Пришлось делать экстренное кесарево, потому что у второй девочки остановился кровоток. Она прожила только два месяца. А вообще была такая ситуация, что мы ждали, что будет совсем все плохо. Было очень страшно. Но Аришу спасли. Нам уже давно сняли все диагнозы, которые ставят при недоношенности, и у нас все хорошо, мы здоровы. Последствий никаких нет, мы даже вовремя пошли и так далее. Вес, правда, у нас отстает, но такие дети все малоежки.


Ирина, 42 года, дочь Ариша 1 год и 5 месяцев, и врач Ольга Милева, завотделением реанимации №1 8-oй больницы

«Родитель – это служение»

Отец Михаил Палкин, священник храма Святителя Митрофана, епископа Воронежского, который находится рядом с больницей, тоже пришел на праздник. Он крестил многих детей, которые сегодня здесь со своими родителями. «Я очень люблю тех людей, которые спасают детей в этом роддоме, в отделениях больницы. Я лично знаком с теми родителями, которые сегодня радостно улыбаются, а когда-то я видел их плачущими или тревожными».

Отец Михаил Палкин, священник храма Святителя Митрофана, епископа Воронежского

Отец Михаил рассказывает, что бывает, что он обращается к своим прихожанам на литургии, чтобы они помолились конкретно о том или ином ребенке, и это результативно. «Недавно у нас были мальчик и девочка с остеопорозом, а он у таких детей, которые долго были на искусственной вентиляции легких, развивается часто, у них ведь ослабленные косточки, у кого по 8 переломов, у кого-то больше, — и помолились, и слава богу, переломы быстро срослись, и они выписались», — вспоминает священник.

Молитвы и просто участие добрых людей делают великие дела. «Роддом этот удивительный. Бывало, поздно вечером, когда уже все разошлись, родителей нет, я иду по коридору и слышу из какого-то бокса: «Мое солнышко»… Это кто-то из врачей или медсестер склонился над малышом», — рассказывает отец Михаил.

По мнению отца Михаила, врач — это служение, так же , как учитель, как священник. «И между прочим, есть еще четвертая профессия, которая тоже является служением. И это не зависит ни от общественного строя, ни от политики государства, ни от распоряжений Минздрава, ни от мира или войн. Это служение — родители. Все эти четыре служения самые высокие. Они приносят и радость в эту жизнь. Служение людям и служение Богу не может не приносить радость», — говорит отец Михаил.

Да, конечно, рождение малыша раньше срока — большое испытание для всей семьи. «Я думаю, эти истории индивидуальны, не всегда родителей охватывает растерянность — она появляется скорее тогда, когда у ребенка появляются сложности по здоровью. А тут стоит вопрос: остаться ли верным своему ребенку, Богу, своим нравственным принципам — или же поступить по-другому (тут даже не скажешь «как легче», если честно) — предать. Вот тут человек теряется, — поясняет отец Михаил. — Но жизнь человеческая начинается с момента зачатия, они уже папа и мама, и ничего с этим не сделаешь, не важно, где он находится — у мамы в животике или тут, в кювезе, или на руках у родителей. Наша вера и наша верность необходима, это залог счастливой жизни».


Праздничное настроение

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.