Почему государственное регулирование цен на лекарства из списка ЖНВЛП приводит к утечке лекарств из российского фармацевтического рынка

Фото: ТАСС

Лекарства, которых нет

В последние несколько лет эксперты не перестают говорить об исчезновении лекарств из российских аптек. Примерная цифра, которую называют, около 700 наименований, среди которых также и бренды лекарств из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП).

– На сегодня у нас 700 лекарственных препаратов находятся в заявке на вывод с российского рынка. Из 15 000 хотят разом убрать 700. Это очень много! Это аномальная цифра. В частности, об этом нам заявили японские компании, – сообщал в интервью «Фонтанке» в июле этого года член думского комитета по охране здоровья Александр Петров.

Чуть позже первый замруководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Андрей Исаев в интервью АГН «Москва» сообщил уже о 900 лекарственных средствах.

Однако из-за того, что учет препаратов, исчезнувших с фармацевтического рынка, никто не ведет, эксперты затрудняются назвать все наименования.

– У меня нет оснований не доверять этим данным, потому что и ранее, еще 1,5 года назад, директор департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Елена Максимкина говорила о 147 ушедших с рынка  препаратах, и это было новым явлением для нас.

Однако мы до сих пор не можем сказать,  какие конкретно лекарства ушли с рынка – эта информация не конкретизирована и не обнародована. Мы можем назвать отдельные лекарства, которых нет, но далеко не все, – говорит Александр Саверский, президент общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов».

Известно, что среди исчезнувших лекарств фигурирует «Преднизолон» (который, по заверениям представителей Минздрава, в аптеках есть, однако  фактически его нет), некоторые  препараты против ВИЧ, противостолбнячная сыворотка из крови человека, и другие.

Почему же их нет?

Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

Причин, по которым в аптеках отсутствуют те или иные лекарства, множество. Но главная и самая важная заключается в том, что многие «пропавшие» препараты находятся в перечне ЖНВЛП, и цена на них регулируется государством. Максимальный уровень, на который можно поднять цену на такой препарат, равен официальному уровню инфляции (в 2019, по данным Минэкономразвития, он составляет от 5 до 5,5 %).

Получается, производство препаратов становится экономически невыгодным для производителей, и лекарство снимается с производства (если оно находится в России), либо аптеки продают товарные остатки и больше не завозят препарат: работать себе в убыток не хочет никто.

По словам Виктора Дмитриева, генерального директора Ассоциации Российских фармацевтических производителей (АРФП), первыми с рынка ушли дженерики, находящиеся в низком ценовом сегменте, и этот процесс продолжается.

Фактически, сейчас дешевые лекарства находятся под угрозой тотального исчезновения – доля таких препаратов на фармацевтическом рынке России в июле 2019 года составила всего 4,4%, в то время как доля дорогостоящих препаратов составляет 44,4%. Такие данные приводятся в отчете маркетингового агентства DSM Group.

– У любого препарата есть себестоимость, и она постоянно растет, потому что есть инфляция, все дорожает, а цены нам поднимать не дают. Такая политика привела к тому, что сорвались все госзакупки, которые проводились по препаратам против ВИЧ – из-за того, что начальная максимальная цена контракта, объявленная Минздравом, была на 80% ниже себестоимости.

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

По разным группам препаратов разные ситуации, в среднем, разрыв этот составляет от 20 до 80%. Естественно, на эти торги никто не вышел, и работать по таким ценам никто не будет, – говорит Дмитриев.

– Покидают рынок дешевые лекарства до 100-150 рублей. В этом году на совещании комиссии по формированию перечня ЖНВЛП многие производители попросили исключить их препараты из этого перечня, для них это единственная возможность остаться в продаже (известное средство от диареи, детские капли от аллергии, сыворотка противостолбнячная).

Но Министерство здравоохранения проигнорировало, и препараты постепенно уходят из аптек, – говорит эксперт агентства экспертизы и аналитики фармрынка «Сигнум маркет аксесс» Елена Григоренко.

При этом, по словам Григоренко, отсутствие лекарств уже ощущают как больницы, так льготники.

Закономерным результатом искусственного занижения цен стало то, что в первой половине 2019 года была сорвана четверть госзакупок (60,8 тыс. тендеров). Причина проста: на 55,6 тыс. тендеров заявки так и не поступили.

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп», считает, что в ближайший год ожидается новая волна исчезновения препаратов с рынка, и связана она с грядущей перерегистрацией отпускных цен на ЖНВЛП.

– Тем не менее, тотального дефицита лекарств в аптеках нет. На текущий момент годовой объем продаж таких лекарств составляет рекордные 700 млрд руб., это почти половина отечественного фармрынка. На фоне роста цен на лекарства, не входящих в список ЖНВЛП (многие производители компенсируют убытки по ЖНВЛП повышением стоимости других препаратов), будет происходить дальнейшее сокращение поставок импортных ЖНВЛП.

Аптечные сети поддержат этот процесс: аптекам выгодно продавать дорогие препараты. Формула проста: чем меньше в ассортименте ЖНВЛП, тем меньше у аптеки убытки, – полагает Иванова.

Вернуться ли лекарства в аптеки?

Фото: Максим Стулов / ТАСС

Вероятность того, что часть препаратов еще вернется на прилавки аптек, все же существует, при условии, что препарат не придется регистрировать вновь, поскольку такая процедура занимает длительное время и очень затратна. Однако она больше теоретического свойства, чем практического: здесь требуется  кардинальный пересмотр подхода  к утверждению цен на препараты из списка ЖНВЛП. Иначе получается, как в известной ленинской формуле, когда верхи не могут (изменить принципы и подходы), а низы не хотят (работать себе в убыток).

– Компания будет смотреть, в частности, и на перспективу дальнейшего пребывания препарата на рынке. Однако с нынешней ценовой политикой все наши планы летят.

У нас был достаточно яркий пример, когда ушел с полок «Мезатон», который должен быть в аптечке скорой помощи. Были долгие переговоры с производителем, и в итоге ему разрешили повысить цену, после чего он возобновил производство.

Если по каждому препарату проводить такие переговоры, отпускать цены, то перспектива возвращения будет гораздо выше. Однако в нынешней нормативно-правовой базе эта перспектива достаточно туманная, – говорит Виктор Дмитриев.

– Есть мнение, что отзыв препаратов – это нормальное явление, потому что дженериков появилось много, и  импортные производители уводят те лекарства, которые в России уже не будут котироваться. Я не верю в эту историю на 100%, хотя какая-то доля правды в этом есть.

Люди не получают именно те лекарства, которые необходимы, и все, что происходит, в любом случае указывает на ошибки системы, которые нужно менять. Однако пока мы не получим точную информацию о том, какие именно препараты отзываются, мы можем бесконечно спекулировать на этой теме, – говорит Александр Саверский.