Уважайте тело, даже если душа его уже покинула

Об этичном отношении к мертвому телу говорим со священником, патологоанатомом и представителями похоронной отрасли

«Забрали тело из морга после вскрытия и ужаснулись: нитки торчат из-под одежды, трепанация проведена посередине головы, в шею напиханы тряпки, и шея получилась как зоб у птицы, кожа стянута с шеи до груди. Его дети не узнали, – пишет женщина, потерявшая брата, на форуме судебных медиков, добавляя: – То, что нам отдали, это издевательство над умершим и его родственниками!»

В России вскрытие умерших совершают примерно в 60% случаев смертей, зафиксированных в больнице, и в 10–15% случаев, если смерть наступила дома. В 2020 году в связи с эпидемией коронавируса эти показатели значительно возросли. Для сравнения, в США к патологоанатомическому исследованию прибегают лишь в 4% случаев.

Признавая, что процедура может быть необходима, родственники умершего тем не менее часто переживают по поводу того, как обращаются с телом их близкого человека. Мы решили разобраться, каким может быть этичное и христианское отношение к умершему.

Говорим об этом со священником Романом Бацманом, настоятелем храма Живоначальной Троицы и Воскресения Христова при НИИ им. Склифосовского и домового храма святителя Луки Войно-Ясенецкого Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева, профессором Львом Кактурским, врачом-патологоанатомом Центральной клинической больницы Московского Патриархата, похоронным агентом Ильей Болтуновым и церемониймейстером похорон Верой Сальниковой.

Как мертвые помогают живым

Можно ли православным христианам соглашаться на вскрытие? «Надо опираться прежде всего на здравый смысл: если это делается во благо человека, все допустимо, а если это делается для того, чтобы получить какую-то выгоду или в корне всего лежит негативное намерение, то и отношение отрицательное», – объясняет священник Роман Бацман.

Патологоанатомы считают, что их работа необходима. «Есть известное латинское изречение, которое часто можно увидеть при входе в морг: «Hic mortuus auxilium vivos – Здесь мертвые помогают живым», – говорит профессор Лев Кактурский.

В каких случаях проводится вскрытие и можно ли от него отказаться

По закону (ссылки на нормативные документы можно изучить здесь https://rins.ru/obyazatelno-li-vskrytie-umershego-posle-smerti/) вскрытие в обязательном порядке проводится в следующих ситуациях:

При наличии подозрений на насильственную смерть (включая ДТП или несчастный случай);

При наличии разногласий при постановке окончательного диагноза и установления точных причин летального исхода;

В случае невозможности установления точной причины гибели и заключительного клинического диагноза;

В случае нахождения пациента в медицинском стационаре менее одних суток;

При подозрении на передозировку лекарств и других химических препаратов (в т. ч. наркотиков) или анафилактический шок;

В случае рождения мертвого ребенка (и дома, и в клинике);

При необходимости посмертного судебно-медицинского исследования;

В случае смерти от инфекционного заболевания (в том числе ковида);

В случае смерти от онкологического заболевания (при условии отсутствия гистологических проб);

В случае болезней, связанных с какими-либо экологическими или иными другими масштабными катастрофами (к примеру, от лучевой болезни после аварии на Чернобыльской АЭС);

В случае смерти человека на улице (это касается обычных людей, а не тех, кто постоянно проживает на улице);

В случае смерти рожениц и беременных (вне зависимости от примененных препаратов или диагностических процедур);

В случае смерти в течение 30 суток после выписки из больничного стационара;

В случае смерти от хирургической патологии;

В случае смерти неустановленного лица (в т. ч. бездомного);

В случае смерти после переливания крови и ее компонентов.

Вскрытие (врачи называют его аутопсией) может проводиться как в обычном морге при какой-либо больнице, так и в судебном морге специалистом – судмедэкспертом. В этом случае необходимость вскрытия инициирует представитель правоохранительных органов, отказаться от него невозможно. Во всех остальных случаях направление на вскрытие выдает участковый терапевт или фельдшер скорой помощи (если смерть наступила дома) либо врач больницы (если смерть произошла в стационаре).

Избежать процедуры вскрытия возможно в случае, если есть амбулаторная карта покойного с подробным описанием болезней, которые привели к летальному исходу, если смерть человека наступила в результате продолжительной болезни, если человек скончался под присмотром врачей, в случае онкологического заболевания – есть гистологические образцы опухоли и результаты ее исследования.

При наличии этих условий отказаться от вскрытия могут родственники умершего – в письменной форме, подав его в морге. При этом стоит поторопиться – если не сделать этого в первый день с момента смерти, велика вероятность, что процедуру уже совершат, так как формально существует презумпция согласия на вскрытие (как и на изъятие донорских органов).

Отказ от вскрытия человек также может выразить в своем завещании. Однако если его смерть наступит в результате вышеописанных условий, вскрытие все равно совершат, чтобы не нарушать закон.

Будучи патологоанатомом, он вскрывает тела умерших. Будучи православным христианином – начинает свой рабочий день с молитвы и видит в телах, которые попадают на прозекторский стол, несомненное свидетельство проявления Божьего Замысла.

«Я точно знаю, что без Творца невозможно представить себе существование человека, наш организм никакими современными методами нельзя воссоздать, при том что мы умеем делать и молекулы белка, и органы на принтере печатать. Можно только преклоняться перед Создателем», – говорит медик.

Лев Владимирович говорит, что вскрытия нужны, чтобы установить причину смерти и правильно ли лечили пациента, сравнить прижизненный и посмертный диагнозы, чтобы выявить возможные дефекты оказания медицинской помощи и в будущем избежать ошибок, чтобы улучшить качество медицинской подготовки молодых врачей. Получается, что мертвые действительно помогают живым.

Но главное для него самого – возможность изучить, как проявила себя болезнь в уже безжизненном теле, чтобы в будущем суметь этот недуг побороть, – таковы, например, работы профессора в области болезней сердца, ревматических заболеваний. «Можно узнать сущность каждой болезни, узнать ее причины и последствия, стадии развития, научиться прогнозировать», – объясняет Лев Владимирович.

Кактурский говорит, что для него профессия не противоречит вере. Когда перед ним на столе тело умершего, удается абстрагироваться, сосредоточиваясь на овеществленном предмете исследования – инфаркте миокарда, опухоли, кровоизлиянии. Все эти патологические состояния, все эти проявления болезней имеют свое конкретное вещественное выражение.

«При этом, например, когда я смотрю на мертвого человека в гробу, у меня, как у любого, наверное, есть чувство благоговения и страха перед той неизвестностью, которая всех нас ждет впереди», – объясняет Кактурский. И добавляет: «Конечно к телу должно быть уважительное отношение, несмотря на то, что душа его уже покинула».

«Грузили как дрова»: каким может быть неуважение к усопшему

Родственники порой жалуются: на похоронах заметны следы вскрытия, умерший сам на себя не похож, одет и подготовлен кое-как. «Мы обращаем внимание на негатив именно потому, что о нем громче всего кричат. Люди, которые остались всем довольны, не оставляют положительных отзывов», – полагает похоронный агент Илья Болтунов. Он говорит, что в сложных случаях роль играют два момента – техническое оснащение моргов и пресловутый человеческий фактор.

«Например, то, что у нас люди называют „как с дровами обращаются“, когда речь идет о перемещении мертвых тел, – это делается не с целью унижения, а банально из-за нехватки оборудования. На Западе есть специальные механизмы, которые позволяют эффективно перемещать и идеально работать с телами, а у нас о таком просто не знают и грузят по старинке, силами санитаров. Или, скажем, могут зашить грубо, неаккуратно. Я сталкивался с таким в своей работе, но часто сотрудники морга мне сами говорят: „Ты посмотри, какие мне нитки дали и какие инструменты“», – говорит Болтунов.

В своей практике похоронного агента он имеет дело как с хорошо оснащенными московскими моргами, так и с моргами в глубинке (Калужская область), но подчеркивает, что люди везде работают разные – встречаются и крайне ответственные и честные санитары в небольших городах, и делающие свою работу лишь бы как работники при столичных больницах.

«Конечно, в большинстве своем мы нормальные люди, и все мы с уважением относимся к умершим и к их телам», – Илья Болтунов напоминает при этом, что откровенные случаи глумления проходят уже как уголовная статья и никто из сотрудников похоронной отрасли не заинтересован в том, чтобы отвечать за подобное перед законом.

«У нас был случай в одном из моргов Козельского района, когда в ходе конфликта с родственниками, которые отказались платить за навязанные моргом услуги, им выдали тело, почти не зашитое после вскрытия. Мы это все отсняли, и пришлось вызывать прокуратуру и полицию», – объясняет похоронный агент и добавляет, что, после того как сотрудникам морга пришлось пообщаться с представителями правоохранительных органов, подобное не повторялось.

Опилки и тряпки в животе – при чем тут этика патологоанатома?

Лев Кактурский. Фото: Павел Смертин

То, что за неуважительное отношение к телам умерших можно попасть под административную, а в некоторых случаях и под уголовную ответственность, подтверждает и Лев Кактурский. Манипуляции, которые осуществляет патологоанатом и санитары, строго регламентированы целым сводом нормативов и указаний, которые формирует Министерство и местные органы здравоохранения. Они учитывают не только техническую сторону вопроса, но и этику – бережное отношение к мертвым и максимальную вежливость при беседах с родственниками.

Цинизм, который принято считать отличительной чертой сотрудников морга, не поощряется. «Это начинается еще со студенческой скамьи: когда будущие врачи приходят на занятия в морг, мы проводим с ними беседы о том, что речь идет о людях, об уважительном отношении, а значит, смешки тут запрещены. В нашем отделении, бывало, молодежь начинала смеяться, приходилось тут же напоминать о том, где мы и о том, что совсем рядом, за стенкой, могут находиться убитые горем родственники», – объясняет Кактурский. Он уверен, что те, у кого были хорошие учителя, в числе прочих профессиональных уроков усвоили и уроки вежливости и уважения к близким умерших.

По мнению профессора, глобальная этика отношения к мертвому телу складывается из мелочей. Следует накрывать находящиеся в морге тела простыней и не обнажать их без надобности. Проводить манипуляции со всей предусмотрительностью. Важно содержать тела в чистоте и аккуратности, смывая следы крови и других биологических выделений. Обязательно аккуратно выполнять вскрытие и маскировать его следы таким образом, чтобы это не травмировало родственников.

Лев Кактурский подчеркивает: технология проведения вскрытия такова, что полностью вернуть мертвому телу его вид, увы, не получится – внутренние органы, которые изымаются для исследований, невозможно затем положить на изначальные места, потому что они уже утратили свою связь с окружавшими их мышцами и скелетом. То же самое происходит и с головным мозгом – вкладывать его обратно в черепную коробку после исследования неправильно, так как мозг – жидкостная субстанция, а поскольку невозможно обеспечить герметичность черепной коробки, подтекание жидкости будет травмировать психику родственников умершего. Именно по этим причинам патологоанатом зашивает весь выделенный органокомплекс в брюшную полость. Чтобы исключить подтекание жидкостей из тела туда дополнительно зашивают опилки (чистые и специально подготовленные), а в естественные отверстия могут вставлять ватные или марлевые тампоны.

Эти манипуляции помогают мертвому выглядеть максимально естественно и оставаться чистым до похорон, а это в конечном итоге забота и о близких: они могут попрощаться с усопшим, не беспокоясь о сохранности и гигиене мертвого тела.

Примером отношения к мертвому телу для нас может быть Евангелие

Тем не менее физиологические подробности вскрытия и того, что может происходить с мертвым телом до похорон, многих пугают. Кто-то даже опасается, что мы так и воскреснем с перемещенными органами и ватными тампонами в животе.

«Если помнить о евангельском образе воскресения Христа, будет яснее и спокойнее, – утешает священник Роман Бацман. – Вспомните, ведь Господь явился своим ученикам таким образом, что проходил сквозь запертые двери, был неузнаваем, светился, если хотел, а хотел – был обычным человеком. Да, у него оставались на руках раны, но они были нужны для убеждения Фомы.

Мы верим, что люди воскреснут неповрежденными, без физических недостатков. Может быть, из каких-то неведомых нам педагогических соображений у мучеников останутся их раны, чтобы свидетельствовать о подвиге. Но все это вещи скорее духовного, чем телесного порядка».

Что говорит Церковь о воскресении мертвых

Воскресение мертвых (по-гречески анастасис) – это восстановление физических тел людей в новом состоянии при втором пришествии Иисуса Христа. По словам апостола Павла, это произойдет во мгновенье ока (1Кор. 15:52).

При этом произойдет восстановление человеческой природы во всей полноте – человеческие души соединятся с человеческими телами. Однако тела эти, в отличие от тех, что мы сейчас имеем, будут нетленны и бессмертны, повторяя собою образ Божий. Св. Иоанн Дамаскин учит, что по воскресении «спасенные получат тело неизменное, бесстрастное, тонкое, каково было тело Господне после Воскресения, проходившее через запертые двери, не утомляющееся, не нуждающееся в пище, сне и питье», не будет заботиться об отдыхе, о продолжении рода и иных физиологических потребностях. Другие отцы Церкви сравнивают состояние тел людей после воскресения с тем, как преобразился Господь на горе Фавор. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Отец Роман говорит, что с точки зрения православной веры нужно относиться к мертвому телу с благоговением, с памятью и мыслью о том, что каждый человек создан Богом по Его образу и подобию. «Стоит вспомнить все, что происходило с телом Христа – как Его снимали с креста, омывали, хоронили, как потом мироносицы шли, чтобы помазать Его миром. Во всем этом видна забота тех людей, которые относились к Господу больше чем к человеку – они ведь знали, что Христос – Сын Бога, они видели чудеса, которые Он совершал. Но это не мешало им так относиться к Его телу».

Благоговение – это еще и возможность ограничить себя, сознательно не проникать в некоторые подробности того, что происходит с телом после смерти, объясняет батюшка.

«На отпевании некоторые, случается, ведут себя несдержанно, пытаются в последний раз обнять, и при этом нарушается целостность тела, лицо искажается. Приходится в этот момент людей останавливать, объяснять, что это не нужно. Благоговение предполагает некий предел. Есть граница, за которую не надо вторгаться».

И, конечно, уважительное и христианское отношение к мертвому тело невозможно без заботы о душе ушедшего человека. «Универсальным средством, компенсирующим все, является молитва. Она помогает восполнить тот недостаток любви, внимания, заботы, сочувствия и сострадания, милосердия, которые мы при жизни не смогли дать. Все, что связано с телом, и переживания о нем второстепенны, хотя тоже необходимы. И наша забота о могиле, о кресте, о цветах – это в конечном счете забота о духе через земное, через временное. Просто к земному не нужно привязываться, помня, что мы используем это как инструмент для достижения чего-то большего», – объясняет священник.

Достоинство, забота и посмертный маникюр

Церемониймейстер похорон Вера Сальникова в своей работе старается реализовать индивидуальный подход к процедуре прощания. Она считает важной частью своей работы заботу о достоинстве умершего.

Речь снова идет мелочах, которые тем не менее оказываются значимыми, – это и вынос тела из квартиры, которое часто вынужденно перевозят стоя при отсутствии грузового лифта, и его обнаженное и беззащитное состояние в морге: «Когда я там бываю, мне все время хочется накрыть, защитить, позаботиться о тех, кто уже не может сам отстаивать свои интересы», – говорит Вера. Важным может оказаться и положение тела в гробу – родственникам хочется, чтобы умершему было удобно, уютно, хоть он и ничего уже не чувствует. Отдельная история – забота о внешности покойного, желание сохранить его черты, сделать их узнаваемыми для тех, кто прощается. Иногда важным в этом ряду может стать даже одежда: Вера вспоминает, как принимала участие в похоронах молодого человека по традиции облаченного в костюм, которого он при жизни никогда не надевал, отдавая предпочтение более расслабленному стилю одежды. Такое переодевание тоже выглядело не как забота, а как насилие над покойным.

«Всегда лучше, когда есть индивидуальный подход. Например, я знакома с танатопрактиком, которая не только делает покойным макияж и бальзамацию, но и по желанию может выполнить маникюр, педикюр, эпиляцию, Казалось бы, какая разница, но, если этого хочет семья или сам человек оставил такое волеизъявление, это также может быть формой уважения к телу», – говорит Вера Сальникова.

Похороны строятся вокруг тела: хоть в нем уже и нет жизни, оно играет главную роль. Тем, кто провожает человека в последний путь, хочется видеть и знать, что умерший действительно упокоился. Что ему было тепло, мягко, удобно, чисто, красиво. Для них важно, чтобы все, кто так или иначе соприкасается с ним, вели себя так же, как если бы человек был жив.

Увы, это происходит далеко не всегда. «В чем ошибка похоронной отрасли? В том, что они делают все как привыкли. Когда ушла из жизни моя мама, ей накрасили губы, хотя при жизни она этого не делала, и зачесали волосы таким образом, что она перестала быть похожей на себя. Учитывая, что умирала мама в муках от онкологии и это нашло отпечаток на ее лице, при прощании мы с отцом ее просто не узнали. Мне, как прощающемуся человеку, хотелось бы, чтобы это выглядело иначе. Мне было бы от этого спокойнее», – вспоминает Сальникова.

Анализируя недавний громкий случай с подопечным директора Детского хосписа «Дом с маяком» Лидии Мониавы, которому перед похоронами в морге сломали ноги, чтобы они могли поместиться в гроб, Вера Сальникова отмечает, что главная проблема тут – в отсутствии адекватной коммуникации между родственниками и сотрудниками похоронной индустрии. «Часто кажется, мол, все равно ведь закапывать, а телу не больно, ему уже все равно. Но так теряется индивидуальность. Когда Коле сломали ноги, его сделали как будто бы обычным ребенком, а он был необычным! И, возможно, родные хотят похоронить его таким. Все и всегда должно обсуждаться. В том числе в этом и может выражаться уважение к мертвому телу. И забота о нем и о тех, кто остался в живых».

Коллажи Оксаны Романовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться