На юге России – тысячи беженцев с Украины. По-научному это называется «гуманитарная катастрофа», по-простому – беда. Она пришла в дома наших братьев. Корреспондент «Милосердия» отправился в лагеря беженцев в Ростовской области

Аэропорт «Домодедово». На табло загорается надпись: «РОСТОВ-НА-ДО…» Да, нам надо на Дон. На юге России, на границах Ростовской области – сотни и тысячи беженцев с Украины. По-научному это называется «гуманитарная катастрофа». А по-простому – беда. Она пришла в дома наших братьев, наших ближайших соседей.

Памятник на подъезде к Матвееву Кургану

Несмотря на объявленное новой киевской «владой» перемирие, обстрелы и не думают прекращаться. Маховик гражданской войны раскручивается все сильнее, собирая свой кровавый урожай. Обстрелян российский пункт пропуска «Новошахтинский-Должанский», в результате минометного обстрела с украинской стороны ранены в голову наши таможенники.

Другой пограничный пункт, или МАПП (многосторонний автомобильный пункт пропуска) «Донецк-Изварино», также на днях был обстрелян со стороны Украины. Пограничники вывели из-под обстрела более двух тысяч украинских беженцев, которые ожидали пропуска в Россию в момент, когда там начался бой. Были ранены несколько гражданских.

На российской территории во время обстрела укрылись десятки пограничников с Украины, двое из которых также были ранены. Представитель погрануправления ФСБ России по Ростовской области Василий Малаев сообщил, что более 80 украинских пограничников, сдав оружие, попросили убежище в России…

…Я вспоминаю этот же таможенный пункт всего несколько лет назад. Верхушка лета. Как писал поэт, «жара, асфальт раскис по грудь…» Мы едем на машине из Ростова-на-Дону на Украину, в Донецк. На подъезде к пункту пропуска – длиннющая вереница автомобилей. Очередь к МАППу растянулась километра на три. Подавляющее большинство – семьи с детьми. Россияне едут в отпуск, к морю!

Сегодня ситуация изменилась кардинально. На море на Украину уже никто не едет, а оттуда – нескончаемый поток беженцев… Люди оставляют свои дома и квартиры, покидают родной край. Автобусы, машины с украинскими номерами. Бегут из городов, сел и шахтерских поселков. Молодые и старые, в основном – женщины и дети…

Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин заявил, что в Россию уже прибыли 450 тысяч беженцев с Украины. «Границу пересекли и остались на территории России 450 тысяч граждан Украины», – заявил Виталий Чуркин во вторник в ходе заседания Совета Безопасности ООН. По данным ФМС России, эта цифра еще больше – с начала года почти полмиллиона. «Нас немного напрягает ситуация, связанная с тем, что каждый день количество беженцев увеличивается», – говорит глава ФМС России Константин Ромодановский.

«Немного напрягает» – мягко сказано. В действительности ситуация форсмажорная. С такой МЧС сталкиваться не приходилось. Да что говорить – с гражданской войной, которая с каждым днем все шире разворачивается в соседней Украине и не может не затронуть тех, кто живет совсем рядом, по соседству.

Но для того, чтобы понять масштабы гуманитарной катастрофы, надо побывать в Ростовской области и увидеть этих людей – беженцев, переселенцев, вынужденных мигрантов. Тех, кто бежит с территории соседнего государства, но которых, по словам Сергея Иванова, «иностранцами язык не поворачивается назвать». Одни бегут целыми семьями, другие отправляют детей, стариков, инвалидов, а сами остаются дома. Многие – для того, чтобы защищать родную землю от «соотечественников»…

Через Ростовскую область проходит около 90 процентов всех беженцев с Украины. Здесь развернуты четыре федеральных ПВР – пункта временного размещения: Донецк-Изварино, Гуково, Новошахтинск, Матвеев Курган. Они размещены МЧС вдоль всей российско-украинской границы.

Есть также ПВР региональные и муниципальные. Региональные – по всей области, в основном на базах отдыха, пансионатах. Муниципальные – по малым и большим городам Ростовской области. Более двухсот ПВР принимают и размещают беженцев с Украины на различных населенных пунктах юга России, в Ростовской области в таких лагерях – больше 15 тысяч, 6 тысяч из них – дети.

Матвеево-Курганский ПВР МЧС

Беженцы из г. Горловка Донецкой области

Иерей Игорь Миляев, благочинный Матвеево-Курганского округа

«Бомбили – аж земля тряслась»

Пункт временного размещения Матвеево-Курганского района Ростовской области расположился у подножия высокого кургана, на вершине которого установлен памятник воинам Великой Отечественной. Силуэт солдата в каске и с автоматом в руке эффектно вырисовывается на фоне дождливого неба. И напоминает, что всех находящихся здесь тоже собрала война. Только другая, гражданская, которая идет буквально в нескольких километрах отсюда, на Украине. Кто бы мог о таком помыслить даже в страшном сне. А вот, надо же…

Дмитрий и Алёна, беженцы из пос. Дружковки Донецкой области

Дима и Алена – из Дружковки, поселка под Краматорском. Им 33 и 34 года, в лагерь прибыли только что, с мамой, сестрой и маленьким сыном Демьяном, который, устав от тяжелого переезда, спит на складной кровати в углу большой 14-местной палатки. Остальные мужчины остались в ополчении.

Дима сосредоточенно молчит, погруженный в свои мысли. Алена растеряна и плачет, когда вспоминает, как на ее глазах артиллерия и минометы целую неделю обстреливали Краматорск. Эту страшную картину они наблюдали с балкона своей, ныне брошенной квартиры: И картина эта постоянно стоит перед глазами.

«Каждый день, с утра до вечера и всю ночь бомбили, аж земля тряслася… И нас, и детские лагеря побомбили трошки с самолета. Заводы разбомбили, работы нет. Воды тоже нет – раз в день бочку воды привозят», – рассказывает Дима.

Почему бежали? «Потому, что страшно. Киевские власти нас врагами объявили, за людей не считают. Они нас убивают, а говорят, что ополченцы сами себя обстреливают», – объясняет. Ехали наугад, на такси, заплатили 1500 гривен (около 7 тысяч рублей), и ехать было страшно. «Бандеровцы там нам жизни не дадут – это ж не люди, они нацисты, у них идеология такая. А Порошенко мы не выбирали – кто он для нас такой?»

Они еще не пришли в себя и еще не понимают, что делать дальше, но твердо намерены остаться. Дима объясняет, что у него много специальностей: может работать и сварщиком, и монтажником, и механиком – да кем угодно! Но родственников, которые могли бы их приютить, у них нет, и свое будущее представляют пока смутно. Впрочем, как и большинство прибывающих в пункты временного размещения.

Вот две семьи, семь человек, из Горловки – здесь только женщины и дети, потому что мужчины остались дома, в ополчении, защищать родную землю от нашествия бывших «соотечественников». Воюют, обезвреживают неразорвавшиеся бомбы, которыми их бомбят киевские власти: «В поселке Гольма пытались разбомбить подстанцию… Летают над нами, а наши мужья их сбивают», – рассказывает одна из женщин, Ирина. Там же остались и родители – взяли с собой только слепую маму, оставить ее не на кого.

Свои дома просто закрыли, наняли две машины и бежали сюда через город Амвросиевку Донецкой области, недалеко отсюда. Мирных обитателей и жилые кварталы этого райцентра боевики среди ночи бомбили «Градом». Каким-то чудом объехали взорванный мост… Но они уже немного оклемались – улыбаются. Одна из молодых женщин – с перебинтованной головой, но от вопросов об обстоятельствах ранения отмахивается… Ни друзей, ни родственников у них в России нет, что делать дальше – даже не представляют.

Матвеево-Курганский ПВР

Начальник пункта временного размещения МЧС полковник Василий Бандюков, несмотря на «грозную» фамилию – очень приятный, сердечный человек. Рассказывает, что первоначально ПВР разместили недалеко от погранпункта, возле хутора Успенка. Однако после того, как в эту субботу Амвросиевку обстреливали установки «Град», а «Правый сектор» атаковал пункт пропуска «Успенка», лагерь для беженцев перенесли подальше от границы, к хутору Степанов.

Начальник Матвеево-Курганского ПВР МЧС, полковник Бандюков Василий Сергеевич

Тогда, убегая от обстрелов, за один день через «Успенку» прошли 2 тысячи 300 человек… Обстреляли село Надежда. Удивительно, но в этой войне страдают населенные пункты с такими говорящими названиями – Счастье, Надежда…

Рассчитан Матвеево-Курганский лагерь МЧС, как и три другие ПВР в Ростовской области, на 500 человек. Заполняемость его всегда разная – беженцы прибывают постоянно. Кого-то из беженцев, определив дальнейшую судьбу и выстроив «логистику» дальнейшего перемещения по России, отправляют дальше, обычно – автобусами или вертолетом МЧС. А кто-то добирается сюда на своей машине, и здесь возникает проблема: как правило, денег на бензин у них нет, и купить горючее для своих авто не на что.

Рядом со въездом в лагерь – стенд с необходимой информацией: адреса и телефоны ПВРов, координаты УФМС по Ростовской области, «порядок легализации» – постановки на учет, получения миграционных документов, разрешения на временное проживание, патента на работу… Начальник лагеря рассказывает, что есть и специальный ящик – для жалоб!

Здесь постоянно находятся два работника миграционной службы, сотрудники службы занятости. Есть работники прокуратуры, ФСБ – как без этого в такой ситуации? Наплыв людей огромен, ситуация чрезвычайно напряженная. Безусловно, возможны провокации – всего этого негатива нужно избежать, и пока это сделать удается.

Очень много работы у команды психологов, прежде всего – с детьми. С каждым человеком работают персонально, расспрашивают, оказывают адресную помощь. Ведь бежали кто как мог, бросив все. У кого-то на сборы было 15 минут, кто-то бежал вообще без каких-либо документов, у иных паспорт оказался поврежден. Как говорится, проблем хватает… Очень много хлопот с детьми – после «украинских канонад» они боятся даже грома, велика и проблема психологической адаптации. А детей здесь много, на данный момент в лагере находится также ребенок-инвалид.

Специалисты МЧС по психологической реабилитации не знают ни минуты покоя, постоянно «в мыле». По их рекомендации организовали игровую детскую площадку, установили качели, привезли пластилин, карандаши. Здесь есть комната матери и ребенка, телевизор. Кроме того, в планах эмчеэсовцев – соорудить для обитателей лагеря спортивную площадку. Но нужны перекладины, спортивные снаряды…

Работают не покладая рук и делают все возможное, чтобы организовать быт, облегчить жить и устроить будущее своих временных подопечных, опаленных войной. «Ростелеком» бесплатно предоставил телефонные карточки на 500 рублей каждая – беженцы из таксофона, установленного здесь же, могут звонить и в родную Украину, и по всей России.

Медицинский пункт, душевые, туалеты – есть все, что нужно для жизни. А также регулярное горячее питание в специально оборудованной просторной палатке-столовой. Конечно, чего-то не хватает, и внушительных размеров повар МЧС быстро выкладывает приехавшим из Ростова благотворителям перечень продуктов, в которых в данный момент больше всего нуждается лагерь, и убегает – надо кормить людей.

Продукты будут – помогают всем миром: и администрация района, и Церковь, и простые люди. Только что подъехал и выясняет «обстановку» глава района Александр Рудковский. Здесь же – благочинный района, отец Игорь Миляев: Церковь выделила на помощь беженцам крупную сумму, планируется установить палатку-молельню.

Александр Анатольевич говорит, что проблема беженцев – чисто человеческая: «Люди бегут не от хорошей жизни, а наша задача – создать им нормальные условия и найти возможность реализовать их планы. А планы у них разные – иногда они знают, есть родственники. А иногда едут в никуда, и это самое сложное, – поясняет Рудковский. – Мы в районе расселили уже 900 человек, из них 300 – это дети. Кого-то по пустующим домам, кого-то люди к себе взяли. И слава Богу, что у нас такие люди! “Кто мне заплатит?” – никто ни разу не спросил! Сейчас подключили другие области России. И это правильно, потому что тяжело, когда все беженцы скапливаются у границы».

В этих лагерях беженцы с Украины надолго не задерживаются. Главная задача – прийти в себя, зарегистрироваться, получить необходимую помощь. И двигаться дальше. Вертолет МЧС буквально перед нашим приездом увез из лагеря «на большую землю» очередную группу переселенцев: В Воронеж, Липецк, Московскую область. Но много таких, у которых есть родственники и знакомые поблизости – звонят, договариваются, за ними приезжают, увозят…

Создается единая база данных – беженцы должны знать, кто где находится, чтобы иметь возможность найти друг друга, разыскать родных и близких. Людей нужно сориентировать, если нужно – купить билеты, проводить, отправить на ПМЖ, устроить на работу. Это главная проблема – устроить максимальное количество людей, не плодить тунеядство. Начальник лагеря объясняет, что для этих и других целей работает ЕДДС – единая диспетчерская дежурная служба. Да, нам тоже известно: «телефон спасения – 112».

Центр гуманитарной помощи

В самом Ростове-на-Дону, на улице Космонавтов, дом 1/26, располагается Центр гуманитарной помощи, организованный Ростовской епархией. На площади почти 500 квадратных метров принимают, сортируют, распределяют и отправляют отсюда по пунктам временного расселения гуманитарную помощь – начиная от мыла, моющих средств, стирального порошка и заканчивая продуктами, одеждой, обувью. Возглавляет эту работу иерей Евгений Осяк, один из 18-ти детей очень известного в Ростове священника – отца Иоанна.

Отец Евгений рассказывает, что благотворители предоставили им это помещение абсолютно бесплатно, а работают здесь самоотверженные его помощники. Но в основном, конечно, помощницы – женщины из самого Ростова, а также беженки с Украины.

Волонтеры здесь нужны постоянно, говорит отец Евгений: в отделе по социальному служению – всего четыре постоянных сотрудника. А работы – море, объемы колоссальные, приходится пропускать через отдел и склад на Космонавтов горы гуманитарной помощи. И женщины работают самозабвенно, низкий им за это поклон!

Татьяна – из Макеевки. Активистка Антимайдана, проводила референдум в Донецкой области, занесена в список тех, за кем охотятся сторонники «Правого сектора». Бежала в Ростов с двумя детьми – мальчишками 13-ти и шести лет, через Амвросиевский район, под обстрелами: «Как раз в эту субботу, когда Успенку бомбили», – вспоминает она то, что вспоминать не хочется. Живет Татьяна с детьми у случайных знакомых: «Ну, как бы нигде… Ребенок спит на коврике, но нам добрые люди обещали помочь, подарить матрас», – говорит Татьяна.

Муж Татьяны остался дома – служит в ополчении, даже по телефону или скайпу поговорить с ним удается редко. Конечно, она очень переживает. Как и Светлана, ее подруга из той же донецкой Макеевки, у которой в ополчение ушли зятья – мужья двух ее дочерей. «Дома мы со Светой гуманитарку собирали, а тут сами попали…» – вздыхает Татьяна.

А Виктория здесь уже довольно давно, с начала мая. Поселилась с двумя детьми у родственников, а муж, брат, мама – все остались в родном Донецке. С ее «звонким» сыном мы познакомились – 2,5-летний Егорка бегал тут же, на складе, то ли мешая, то ли помогая этим милым женщинам.

Ирина – сотрудница отдела по социальному служению Ростовской епархии говорит, что они поддерживают своих новых друзей – беженок с Украины: «Скромнейшие люди, трудятся здесь с нами не покладая рук. Атмосфера у нас тут очень хорошая – мы всегда рады друг друга видеть», – поясняет Ирина.

Дмитрий – правая рука отца Евгения, рассказывает об их сложной, но такой нужной работе. В вечерние часы, говорит он, телефон звонит не умолкая – каждую минуту и до поздней ночи. Звонят и те, кто хочет помочь, и те, кому нужна помощь. Когда эти люди спят, мне, честно говоря, не очень понятно…

На Космонавтов, 1/26, люди приходят постоянно. Вот ростовчанка Лариса приносит большую сумку, в ней – продукты, полотенца, наволочки… Все то, что так нужно людям, оставшимся без дома. Лариса здесь не впервые, как и ее дочь Марина, которая также считает своим долгом приходить сюда и помогать людям, оставшимся без дома.

Кстати, о номерах телефона центра гуманитарной помощи, вот они: +7-919-888-93-20; +7-918-555-48-60.

На складе Центра гуманитарной помощи по адресу: Ростов-на Дону, улица Космонавтов, дом 1/26

Глава отдела по церковной благотворительности и социальному служению Ростовской епархии иерей Евгений Осяк

…Энтузиазм тех, кого мы встретили в Ростове и области, в лагерях беженцев, поражает. Люди везут деньги, вещи, продукты, работают без отдыха, спят по несколько часов, жертвуют всем, чем могут, А главное – отдают этому свое время и силы, вкладывают душу. И ничего не ждут взамен. Только говорят и молятся об одном – чтобы на Украине поскорее наступил мир…