Ты меня уважаешь?

Колонка Анны Пучковой. Почему благотворительность и волонтерство не пользуются уважением?

Один мой хороший друг как-то поделился со мной очень интересной теорией ученых о том, что уважение к человеку со стороны других людей, а точнее даже уважение к его профессии очень зависит от внешнего контекста, и контекст этот имеет довольно четкую географическую принадлежность.

Переводя все это на простой русский язык, получается, что в Нью-Йорке ты уважаемый человек, если у тебя, к примеру, есть миллион долларов и квартира на Манхеттене, ты уважаемый человек в Оксфорде, если у тебя есть несколько научных степеней и премии за открытия в естественных науках, ты уважаемый человек в Индии, если у тебя есть мудрость, ты не привязан ни к чему материальному и источаешь любовь. Понятно, что все это касается общего взгляда на вопрос, а не частностей, но определенно что-то в этой теории есть. И вот тогда я задумалась, а где бы с уважением относились к моей профессии? «Точно не в России» — подумала я с грустью …

Прикинув в уме набор стран где чтят, уважают и любят благотворителей, я поняла, что набор получился из стандартных, входящих в перечисления типа «там все прекрасно, все счастливы, все не просто сыты и накормлены, а пролечены, проучены, толерантны, законопослушны», ну и вообще, с этими странами обычно связан весь набор мифов о прекрасном далеко. Поскольку я в свое время пожила и в прекрасном западном далеко, и в не менее прекрасном восточном, я понимала, что большая часть всего вышеперечисленного – не более, чем миф. Разумнее сфокусироваться на том, чтобы понять: в чем же причины неуважения к благотворителям и волонтерам в России, и есть ли вообще такая проблема? Как оказалось, я была не до конца права, и в других странах контекст действительно немного другой, но об этом позже.

В вопросе уважения к благотворительной деятельности, на мой взгляд, очень важно выделить два аспекта:

1. Отношение к благотворительной деятельности со стороны незнакомых людей.

2. Отношение к благотворительной деятельности близких и друзей.

Я специально разделяю эти два понятия, потому что раньше мне казалось, что виной всему недоверие, недоверие к благотворительности в целом, недоверие к фондам, недоверие к людям. И вот тут как раз есть существенная разница в подходе русских и иностранных граждан.

Когда встречаешь иностранца и говоришь с ним о благотворительности, он в 99% случаев говорит «я очень уважаю благотворительность, и если что, вы можете на меня рассчитывать», когда встречаешь незнакомого русского, то в 70% случаев слышишь «я вообще не верю в благотворительность и не надо меня убеждать» или «я не доверяю фондам». Это явление всем нам хорошо знакомо, и в общем всем понятно, что это недоверие продиктовано тем, что нас всех очень часто обманывали и в результате бизнес не доверяет государству, государство не доверяет обществу, общество вообще никому не доверяет и так далее.

Другое дело, что позиция «не надо меня убеждать» всегда не продуктивна, и заведомо ущербна по сравнению с «я не верю в благотворительность, но попробуйте меня убедить». Такой подход всегда дает шанс узнать что-то новое и принять решение – менять ли свою позицию или нет. Тем не менее, доверие строится очень не быстро, и зависит оно от очень многих факторов.

Но вот то, что действительно привлекло мое внимание, так это ситуация, когда практически любой сотрудник НКО или волонтер сталкивается с тем, что кто-то из близких и друзей не просто не поддерживает его в стремлении нести добро людям, но даже наоборот, всячески порицает и старается отговорить от благотворительной деятельности. Речь идет именно о тех людях, для которых не существует вопроса доверия/недоверия, они точно знают, что их друг/родственник занимается благотворительностью искренне, не ради пиара или корысти, они со 100-процентной гарантией знают, что деятельность прозрачная, и что все идет на благое дело. Тогда почему же они так поступают? Почему добавляют еще больше сложностей людям, которые тратят столько времени, сил и здоровья на помощь другим вопреки всем внешним обстоятельствам?

Это казалось какой-то нелепой частностью или пресловутой проблемой отцов и детей, но потом стало понятно, что проблема затрагивает практически любого волонтера или благотворителя, и что друзья поступают так не реже близких родственников.

В попытке понять причины я опросила коллег из благотворительности, волонтеров, и тех, кто как раз не связан с благотворительностью и относился к ней с пренебрежением. И мне удалось выявить по крайней мере несколько основных причин такого отношения:

— У людей нет уважительного и заботливого отношения к городу, к стране, к людям, а значит помощь им они не считают ценностью.
— Они переживают, что тратя время и силы на помощь другим, человек меньше заботится о своем комфорте и защите, и тем самым становится более уязвимым.
— Позиция, предполагающая, что чтобы помогать другим, нужно самому иметь количество ресурсов, достаточное для решения всех своих проблем, включая гипотетически возникающие, а потом уже тратить на других то, что останется. Если же это пока не так, то надо прежде всего думать о себе.
— Желание, чтобы человек вместо помощи другим сделал еще больше для своих.
— Желание, чтобы благотворитель или волонтер тратил свое время и усилия вместо бескорыстной помощи другим, на то, чтобы заработать больше денег для себя или своей семьи.
— Представление о том, что благотворительность и волонтерство не требуют особых навыков и знаний, что это простая и не очень квалифицированная деятельность.

Думаю, что список далеко не полный, но поскольку все эти пункты так или иначе перекликаются между собой, то и остальные тоже будут с ними безусловно связаны.

Во всех этих пунктах есть определенная логика, и она может быть разделяема или не разделяема нами, но она вполне понятна. Здесь можно было бы конечно противопоставить контраргументы, например, по второму пункту совершенно очевидно, что, занимаясь благотворительностью и волонтерством, человек оказывается в круге самых отзывчивых людей, готовых в любой момент прийти на помощь, он оказывается знаком со всеми организациями, способными оказать помощь, он знает, где найти клиники и врачей, он знает, что в трудной ситуации он не останется один. Таким образом, он защищен намного лучше того, кто имеет много материальных ресурсов, но оказался один на один с проблемой и даже не знает куда бежать и где искать помощь.

По каждому из аргументов человек, глубоко вовлеченный в благотворительность, приведет множество контраргументов, но дело даже не в них, а в том, что удивительным образом, со временем (иногда через очень продолжительное время), абсолютное большинство близких и друзей меняет свою позицию ровно на противоположную. То есть получается довольно странная ситуация – сначала близкие оказывают давление и всячески пытаются отговорить от филантропии, и, что самое страшное, многих отговаривают, но тех, кого они же сами не смогли отговорить, вдруг начинают уважать и ценить то, что они делают, гордится ими и даже поддерживать, но все это уже спустя значительный промежуток времени.

Джереми Гилли, создатель и главный агитатор Всемирного дня мира, а по совместительству – автор ряда прекрасных фильмов на эту тему (его фильм The day after Peace – это практически самое воодушевляющее произведение для благотворителя), предложил как-то создать день мира, то есть день, на который все войны в мире прекратятся, хотя бы на 1 день. Безумная идея, правда? Невозможно даже подсчитать какое количество людей из самых добрых побуждений отговаривали его развивать эту абсолютно утопичную идею и тратить на нее свою драгоценную жизнь.

10 лет он боролся практически один, ДЕСЯТЬ лет. Я не буду описывать все детали, но через эти десять долгих лет ему удалось добиться того, что в Афганистане, там где война уже так давно, что никто не помнит о том, что такое мир, на один день прекратили стрельбу все противодействующие стороны. Это позволило врачам попасть в самые отдаленные районы и провакцинировать всех детей от полиомиелита. За один день мира в разных странах было провакцинировано более 5000 детей и достигнуто огромное количество миротворческих побед. После этого Джереми Гилли сказал: «Понимают ли все скептики, которые пытались меня отговорить, что если бы им это удалось, то они лишили бы 5000 детей медицинской помощи?»

На мой взгляд, это ключевая фраза, потому что точно так же и все друзья, заботливо отговаривавшие нас от траты сил «на что-то непонятное», вдруг начинают видеть плоды этих усилий, спасенные жизни и судьбы. Помимо этого они замечают, что вокруг нас появилось много прекрасных людей, замечают, что сами иногда начинают приходить к нам с ситуациями, с которыми не к кому больше бежать (например, у кого-то из друзей обнаружили онкологию или родился ребенок с редким заболеванием), замечают они также, что хоть материально эта деятельность практически не окупается, но появляется множество уникальных нематериальных возможностей, которые в итоге оказываются намного дороже денег.

В конце концов друзья начинают ценить, что в их окружении есть человек, который придет к ним на помощь безо всяких требований и условий. Они ценят то, что есть кто-то, кто напоминает им в их суматошной жизни «о светлом и вечном». Они вдруг осознают, что приводят вас в пример, когда кто-то пытается их убедить, что все люди корыстны, эгоистичны и ужасны, и они понимают, что вы, будучи вот таким примером, спасаете их от веры в такие теории.

Не все, но очень многие начинают со временем все это понимать и менять свое отношение, но пока, я хочу обратиться к тем, кто уже давно или совсем недавно начал с уважением относится к деятельности благотворителей и волонтеров – пожалуйста, поддержите их, скажите им, что то, что они делают, очень важно, скажите, чтобы они ни за что не сдавались, скажите, что вы очень цените то, что они делают. Я уверена, что многих это убережет от желания перестать помогать!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.