Три инсайта Екатерины Чистяковой

Выживших после рака детей спросили, что они хотели бы сказать не болевшим людям?

Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь». Фото: диакон Андрей Радкевич

– Сегодня один тинейджер сказал мне:

«Когда я болел раком, у меня была одна цель – выжить. А когда я выжил, оказалось, что у меня нет никакой цели. И целый год я заново искал свою цель».

Я была на конференции организаций родителей детей, больных раком. Хочу записать, хотя бы пунктирно, несколько впечатлений.

Я большой скептик в отношении таких конференций, где все собрались, почувствовали себя «единой семьей», вдохновенно поговорили с трибун и разошлись. Обычно все сказанное и прочувствованное остается в стенах залов, где проходили встречи, и почти никак не влияет на повседневную жизнь. Поэтому я предпочитаю скорее поработать, чем протирать штаны на конференции.

И поэтому я хочу записать часть из услышанного, просто чтобы это вышло за рамки нашего международного междусобойчика. И, может быть, слова, сказанные сегодня детьми, перенесшими рак, подтолкнут кого-то из френдов к размышлениям и действиям.

В конце дня организаторы разделили нас на группы и попросили сформулировать проблемы, с которыми сталкиваются дети после того, как выздоровели от рака. Обсуждение шло на разных языках, а в конце выяснилось, что и на китайском, и на корейском, и на индийском языке озвучены примерно те же проблемы, что и на русском.

Тот мальчик, который говорил про потерянную и вновь обретенную цель существования – Альберт – сказал, что помогла мама. И что теперь он каждый день познает мир заново. Он провел полтора года в отрыве от нашего мира, а теперь как бы вновь вернулся. И ему интересно заново открывать для себя мир.

Другой парень, Виталий, говорил про «берлинскую стену».

Что вот есть стена, которая, как берлинская, разделяет город на два других города: в одном живут те, кто никогда не болел, а в другом – выжившие.

И те, кто не болел, не понимают выживших, считают их какими-то то ли более слабыми (болели же), то ли просто «с изъяном», не такими, другими.

А ведь выжившие никак не слабые – они победители.

И они просто обычные дети, и они не хотят жить за невидимой стеной непонимания и непризнания.

Хотя, на первый взгляд, они действительно другие. Есть проблемы с отставанием от школьной программы, и очень нужна помощь, чтобы восполнить пробелы в образовании.

Есть проблемы с тем, что долгое время болевшие дети были лишены общения, связи с друзьями прервались, и здесь им тоже приходится нагонять бывших приятелей.

Есть проблемы с медицинской реабилитацией: кто-то заново учится ходить, кто-то теряет зрение или начинает хуже слышать. Но это внешние проявления, а личностно – душой – они такие же, как все.

Просто раньше многих им приходится ощутить ценность жизни и задуматься о ее смысле.

Для меня сегодня было три важных инсайта: история с потерей и новой целью в жизни, история с «берлинской стеной» и вообще идея о том, что

мы ведь никогда не спрашиваем у выживших: «Как ты? Что тебе теперь нужно, чтобы жить?».

А спрашивать, видимо, стоит. И помогать стоит.

Еще выживших спросили, какое послание, обращение обществу они хотели бы передать. Здесь все просто.

Главное в том, что рак лечится. Это тяжелое, опасное, но излечимое заболевание.

И еще важно, чтобы победа над болезнью не становилась той берлинской стеной, которая отделяет выживших от остального мира. Все люди должны быть вместе.

За сим остаюсь.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться