«Там меня лишат ребенка!»

Практика принудительных абортов в детских домах и ПНИ существует и сейчас, но пока это незаконно, ребенка, приговоренного администрацией учреждения к смерти, иногда удается спасти. Именно с таким случаем столкнулись сотрудники приюта для беременных «Светлица» в городе Нерехта Костромской области

В Госдуму внесен законопроект о принудительных абортах для недееспособных . Практика принудительных абортов в детских домах и ПНИ существует и сейчас, но пока это незаконно, ребенка, приговоренного администрацией учреждения к смерти, иногда удается спасти. Именно с таким случаем столкнулись сотрудники приюта для беременных «Светлица» в городе Нерехта Костромской области.

Рисунок Дмитрия Петрова

Рассказывает протоиерей Виталий Шастин, председатель миссионерско-образовательного отдела Костромской и Галичской епархии:

Однажды ночью некий монах и некая женщина привезли к нам 15-летнюю беременную и говорят: «Разместите её у себя на недельку, а потом мы её заберём». Оказывается, эта девушка — воспитанница одного государственного московского детского дома, администрация которого вынуждала её сделать аборт. Эта процедура уже была назначена на следующий день после того, как её привезли к нам.

Девушка эта, назовём её Н. – сирота, и никаких других вариантов, кроме аборта, ей администрация детдома не предложила. И ей ничего не оставалось, как сбежать. Она пришла в храм, рассказала всё, её посадили в автомобиль и направили к нам. Ну, мы её приняли. Люди, которые её привезли, обещали что-то решить с её документами за неделю, но у них это не получилось и за две, и за три недели. Потом эти люди сами куда-то пропали, а девушка осталась у нас.

Между тем, директор детского дома обратился в полицию, и молодую женщину объявили в розыск. Мы ей говорим: «Как же быть? Может быть, тебя надо вернуть в детский дом?» Она в слёзы: «Нет, ни в коем случае! Не поеду – там меня лишат ребёнка!» Она была обыкновенной девочкой из детдома, но уже иногда бывала в храме, и какие-то мысли о нравственности у неё уже были. Забеременела же она в летнем лагере, куда их детский дом вывозят на каникулы. В этом лагере такое возможно – там наблюдение за детьми не очень внимательное. И администрацию, видимо, не очень волнует, что у них в лагере происходит. Им только важно, чтобы в их детском доме никаких родов не было. А для нас важно, чтобы не убили ребёнка.

С администрацией детского дома мы пытались договориться через посредников, так как если бы узнали, где она находится, то у нас её бы просто изъяли. Мы направили в детский дом видеоинтервью с Н., где она сама благодарит нас за приют, сообщает, что ей ничто не грозит, что беременность протекает благополучно, что ей оказывается медицинская помощь (а мы возили её в больницы по мере надобности). Потом она написала письмо в детский дом, с просьбой не разыскивать её и заверением, что она объявится, как только родит ребёнка. Но мы понимали, что Н. ищут, а мест, где она могла бы находиться в нормальных условиях, не так много.

Когда мы почувствовали, что ситуация становится напряжённой, то посадили Н. в автомобиль и повезли её в Москву, в приют «Маленькая мама». Это было вечером, а той же ночью в наш приют через забор проникают двое сотрудников полиции с Петровки, 38 и один местный нерехтский полицейский. Заходят в приют, включают везде свет, устроили обыск, перепугали беременных и мамочек с детками. Спрашивают: «Где такая-то?» Отвечаем, что увезли её в Москву, дали объяснение. И как только Н. вместе с нашей сотрудницей подъехала на машине к приюту «Маленькая мама», туда подъехала и полицейская машина.

Н. отвезли в ближайшее отделение полиции, там она дала показания. Мы также дали объяснения, что наши действия были продиктованы нашей религиозно-нравственной позицией, а также личным обращением этой девочки. Мы решили, что у нас ей будет лучше: если администрация детского дома не смогла уберечь её от половых контактов, то у нас возникли опасения, что и впоследствии Н. будет в детском доме в безопасности. Администрация допустила этот инцидент, и по сути мы решали проблему этого детского дома. И мы не похищали Н. – она приехала к нам сама и без всякой предварительной договорённости: мы просто увидели её на пороге нашего приюта. Силой мы её в приюте не удерживали. Единственное, в чём нас можно было упрекнуть – что мы не сообщили о ней в миграционную службу. У администрации детского дома нет права принуждать девочку делать аборт. Но они просто не хотят решать возникающие в связи с рождением ребёнка проблемы.

Всё закончилось благополучно: с нашей помощью Н. официально перешла из детского дома в приют «Маленькая мама», потом родила и очень рада своему ребёнку. Какое-то время она жила в приюте, теперь ей выделили квартиру в Москве, как выпускнице детского дома.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.