Изучение архивных материалов показывает, что глухонемые воспитанники “были доведены до познания о Боге, о творении мира и о двух естествах человека – теле и душе”. Более того, дети эмоционально переживали всё, что было им в этой области преподнесено: “…оплакивали падение наших прародителей… негодовали на злого духа, который научил их непослушанию, и…стали надеяться на лучшую участь на небе за бесконечные заслуги Спасителя”. Вышеизложенное доказывает, что религиозное обучение воспитанников не было схоластическим, а, напротив, живым и действенным. Интересен факт, что в детях было сформировано “ясное понятие о тройственности лиц Бога”, что указывает на потенциальные возможности глухих к усвоению самых абстрактных понятий.

Одной из основных задач педагогического процесса в Санкт-Петербургском Училище глухонемых, являлась задача духовно-нравственного воспитания учащихся в нём глухих детей. Необходимость нравственного воспитания была зафиксирована и в Уставе Училища. Во второй его редакции 1835 г. говорилось: “Цель Училища глухонемых состоит в том, чтобы принимаемым в оное детям, лишённым слуха…доставить умственное и нравственное образование…чтобы они могли сделаться полезными членами общества”. Обусловленное соответствующим историческим периодом, такое образование, в корне своём, носило сугубо религиозный характер. Все нравственные категории: добро и зло, справедливость, необходимость трудиться и быть полезными обществу, неуклонно связывались в сознании воспитанников с понятием о Верховном Существе – Боге. Весьма примечательным, на наш взгляд является факт, что основательница Училища, Императрица Мария Фёдоровна в своём письме аббату Сикару в 1808 г. указывает, что единственным пробелом в обучении глухонемых в Училище, является отсутствие преподавания Закона Божьего. Говоря об успехах детей в счёте, письме и устной речи, Императрица выражает беспокойство, что “…понятие о Божестве и вероучении остаются для них ещё недоступными…”. Этот пробел был восполнен с приездом в Училище лучшего ученика Сикара Жоффре, который с 1810 г. занял должность директора Училища. В 1811 году, в докладе Почётного Опекуна Императрице об успехах учащихся говорится, что все старания Жоффре сводятся “…не только к тому, чтобы умножить сведения глухонемых относительно окружающих их предметов, но и дать ясное понятие о Боге и сделать их…участниками Христовой веры”. Согласно первому Уставу Училища утверждённого в 1810 году, каждый год в Училище назначался публичный экзамен. О каждом экзамене Императрице писался отчёт, который затем публиковался в газетах. Изучение архивных материалов показывает, что глухонемые воспитанники “были доведены до познания о Боге, о творении мира и о двух естествах человека – теле и душе”. Более того, дети эмоционально переживали всё, что было им в этой области преподнесено: “…оплакивали падение наших прародителей… негодовали на злого духа, который научил их непослушанию, и…стали надеяться на лучшую участь на небе за бесконечные заслуги Спасителя”. Вышеизложенное доказывает, что религиозное обучение воспитанников не было схоластическим, а, напротив, живым и действенным. Интересен факт, что в детях было сформировано “ясное понятие о тройственности лиц Бога”, что указывает на потенциальные возможности глухих к усвоению самых абстрактных понятий.
Одним из ближайших сотрудников Жоффре был священник Фёдор Измайлов, приглашённый в качестве настоятеля устроенной в 1820 г. при училище церкви во имя Св. Апостола Павла (с 1847 г. храм Апостолов Петра и Павла). Лишённые слуха воспитанники принимали непосредственное участие в богослужении: по очереди читали мимикой на Всенощной Великое Славословие, а на Литургии – Символ веры и молитву Господню. Мимикой читались молитвы утренние и вечерние, а также, молитвы перед едой и после неё. Порядок и значение служб объяснялись законоучителем на уроках Закона Божьего, а воскресные и праздничные Евангелия в общей зале перед Литургией или Всенощной. Необходимо отметить положительное влияние религиозного образования на глухих воспитанников училища. Инспектор Училища Н.М. Лаговский в своём Отчете о Санкт-Петербургском Училище глухонемых пишет: “Само же влияние православного законоучителя распространено введением так называемых церковных бесед. По тому значению, которое преподавание Закона Божьего имеет в кругу воспитания, предмет этот в училище глухонемых постоянно занимает первое место [c.104]. Таким образом, Закон Божий в течении всего дореволюционного периода истории Училища, оставался основным предметом обучения воспитанников.
Необходимо, на наш взгляд, затронуть вопрос о роли словесной речи в деле духовно-нравственного воспитания глухих в Училище. Известный сурдопедагог В.И. Флери обосновывает важность индивидуального подхода в процессе религиозного воспитания и выступает за комбинирование учебных приемов, осуждая абсолютизацию какого-либо одного способа. В первичном преподавании нравственных представлений глухонемым детям Флери не уделяет достаточного внимания словесной речи. В своей работе “Глухонемые” Флери говорит: “Познание Верховного Существа совершенно независимо от пособий языка изустного…” Однако, в дальнейшем, в развитии нравственных качеств у глухого ребёнка, словесному языку Флери отводит исключительную роль. “Усовершенствование воспитания глухого, увенчание нравственного его восстановления…состоит в возвращении ему слова…”, – пишет Флери. Флери пишет книгу “Правила нравственности” предназначенную для тех глухонемых, “которые начали понимать механизм языка”. В течении последующих лет, в типографии Училища для воспитанников издаются специальные учебные пособия религиозного содержания.
Вместе с тем, по мнению законоучителя А.Я. Братолюбова словесная речь не должна служить препятствием для нравственного воспитания глухого.
Сегодня, когда в обществе отсутствуют положительные нравственные ориентиры, возможно, стоит задуматься, что ожидает неслышащих выпускников специальных коррекционных учреждений. Ведь ограничение информационного пространства глухого нередко мешает ему сделать правильный нравственный выбор. Достижения отечественной сурдопедагогики позволяют максимально развить интеллектуальные способности глухого, расширить его кругозор, научить необходимой и интересной профессии. Всё остальное зависит от семейных традиций, от стараний сурдопедагогов и активности лиц заинтересованных проблемами воспитания людей с нарушениями слуха.

Источник: Сайт Храма Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла при Российском Государственном педагогическом университете им. Герцена, Санкт-Петербург