Супружеские встречи

В присутствии Божием совершается действие, цель которого – сохранение, спасение христианского брака

Ни для кого уже не новость, что институт семьи в современной России под угрозой развала. Беда эта затрагивает и Православную Церковь – нередко расторгаются даже венчанные браки. Нельзя сказать, что Церковь не пытается влиять на своих чад, о семейных ценностях много говорит и священноначалие, активно работают с прихожанами рядовые священники. Существуют и православные семейные консультации, но они, как правило, всегда нацелены на помощь в отношениях родителей и детей, а конкретно на супружество акцента не делается.

В Санкт-Петербургской епархии появился центр помощи именно супругам, переживающим кризис в отношениях. Организаторы этого центра – протоиерей Александр Дягилев и его супруга Любовь Дягилева не скрывают, что сам метод работы они взяли у католиков, но существенно переработали его с учётом православной специфики.

о. Александр: Действительно, изначально движение «Супружеские встречи» было создано в 1977-м году в Польше католическим священником Стефаном Богушевским и супружеской парой – Ежи и Иреной Гжибовскими. Отец Стефан приехал из Канады, где он видел некую аналогичную программу, но она была нецерковной. Он решил «воцерковить» это дело и в лице Ежи и Ирены нашёл поддержку. Впрочем, хотя движение изначально позиционировалось, как церковное, но тогда оно не нашло широкой поддержки у католического духовенства, и лишь по прошествии немалого времени она была воспринята. Отец Стефан Богушевский умер в 1980-м году, и его место занял отец Мирослав Пилсняк, сейчас он настоятель Доминиканского монастыря в Варшаве. Отец Мирослав, Ежи и Ирена являются руководителями этого движения в Польше, в настоящее время у них даже есть официальное благословение Папского совета по делам мирян на эту деятельность. Сейчас это уже большое международное движение.

В 1990-м году на Ежи и Ирену вышел отец Александр Мень и попытался что-то подобное реализовать на своём приходе. Он послал туда четыре супружеских пары, чтобы они поняли этот метод. Это было в августе 1990-го года, а в сентябре того же года отца Александра убили. И когда посланные в Польшу пары вернулись, на этом приходе был новый настоятель, который их не поддержал. И как-то всё это, к сожалению, не имело продолжения в течение ещё почти 20 лет.

Для меня, как для священника, да и для многих, кто пытался этим заниматься, часто возникала проблема: приходят люди – жена жалуется на мужа или муж жалуется на жену. Как правило, они приходят по отдельности. Но даже если приходят вдвоём, ты понимаешь, что не можешь прийти к ним в семью, начать жить их жизнью, говорить: «Ты скажи ему это, а ты скажи ему вот то». Люди просят о помощи потому, что не могут решить свои проблемы сами. Но как помочь — непонятно. К тому же не секрет, что и у самих священников в семейной жизни часто всё не идеально. Мне кажется, Господь умудрил основателей движения «Супружеские встречи» найти некий выход – как это можно делать тактично, не вмешиваясь в личную жизнь людей.

В 2009-м году про движение «Супружеские встречи» узнали мы с супругой. Чуть раньше прихожане нашего храма Илья и Ирина Шилины съездили на католические встречи для супругов, после они пригласили нас. Мы сомневались, но решились принять участие в одном из мероприятий – просто как супружеская пара. А дальше, когда мы на себе ощутили и поняли, как замечательно работают католики, помогая супругам, то с сожалением подумали: «А почему у нас этого нет?». И решили создать нечто аналогичное в Православной Церкви. Получив благословение митрополита Владимира, мы стали создавать православный центр движения «Супружеские встречи». Методику взяли католическую, но она уже претерпела изменения в силу православной специфики.

Акцент делался на том, что люди просят Бога обновить те дары, которые даются в Таинстве Венчания, и помочь правильно их использовать. Можно нарисовать такой образ: горит костёр, огонь на дровах – это дар Божий. Просто сваленные в кучу дрова – это ещё не костёр. Но даже если огонь и появился на этой куче дров, всё равно он рано или поздно потухнет, если сознательно не заготавливать и не подкидывать вовремя новые дрова. Многие люди, когда женятся, думают, что та любовь, которая у них есть в начале, будет всегда. На самом деле, нет. Даже Божий дар, который даётся в Таинстве Венчания, может исчезнуть, если его целенаправленно не поддерживать сознательными усилиями.

Любовь Дягилева: Основная программа нашего Центра – двухдневный выезд за город для семейных пар. Это вечер пятницы, суббота и первая половина дня в воскресенье. Вот как святые отцы уходили в пустыню, чтобы помолиться, отбросив все дела, так и мы предлагаем супругам оставить всю суету, все житейские дела, даже детей, чтобы они могли посвятить время только друг другу и молитве. Людей важно вырвать из привычной среды обитания и отвезти туда, где ничто не будет напоминать об их обычных занятиях. И очень важно, чтобы выезд был без детей, детей на кого-то надо оставить. Ведь именно работа, быт плюс дети – это то, на что люди тратят 99% своего времени. Аргументы, что детей не на кого оставить, уже не принимаются потому, что на последней встрече были батюшка с матушкой, у которых девять детей. Если уж они смогли найти, на кого оставить…

Каждой семье предоставляется отдельная комната. Программа построена таким образом: это 11 бесед, посвящённых разным аспектам супружеской жизни. Ведущие пары делятся своим опытом, как они решают те или иные семейные вопросы. Ведущие пары – это те, которые когда-то сами приняли участие в программе в качестве нуждающихся в помощи, после прошли определённую подготовку и захотели делиться своим опытом с другими. Обязательно присутствует священник.

Первые экспериментальные православные «Супружеские встречи» прошли в мае 2010-го года. В них приняли участи три священнических семьи и шесть супружеских пар мирян. Очень хорошая была обстановка, и эти пары, фактически, являют собой костяк православного движения. А 24 сентября 2010-го года мы получили официальное благословение Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира на создание в Санкт-Петербургской Епархии православного центра движения «Супружеские встречи».

о. Александр: Идея такая: мы не учим людей, не требуем от них отчёта в том, что у них в семьях творится, мы просто поднимаем некую тему и искренне рассказываем, как у нас решается этот вопрос. Иногда даже какие-то негативные примеры приводим. У людей иногда это вызывает шок: «Неужели у батюшек в семьях тоже такое бывает?». Но в результате возникает доверительная атмосфера, основанная на том, что у нас всех одни и те же проблемы. И люди оказываются готовы слышать нас, представителей ведущих пар, и, возможно, впервые эти темы проговорить друг с другом. Часто бывает, что поскольку конфликтная тема травмирует обоих супругов, они всячески откладывают разговор на эту тему, порой на годы, и в результате отдаляются друг от друга. А у нас на программе иногда получается, что впервые за многие годы они оказываются в состоянии проговорить что-то и что-то для себя понять, решить.

Можете ли Вы перечислить темы для обсуждений, которые предлагаются супругам в рамках двухдневного выезда?
о. Александр:
Перечень всех тем представить не могу — здесь должен оставаться элемент неожиданности, и не полезно супругам (или кому-то одному из них) заранее иметь возможность ознакомиться со всем тем, о чём им предстоит подумать, помолиться и поговорить с супругом вдвоём. Но некоторые темы назвать могу: «Что такое диалог и правила диалога», «Супружество в Божием замысле», «Наши чувства», «Наши маски», «Бог в нашей жизни».

Любовь Дягилева: Потом людям предлагается самостоятельная работа, которую они проделывают, удалившись в свои комнаты. И никто после не спрашивает: «А к чему вы пришли? А что там у вас?». Самое важное, что после каждой беседы читаются особые молитвы о семье, а программа заканчивается богослужением тоже со специальными молитвами.

о. Александр: Лично мною вся программа воспринимается, как богослужение. В присутствии Божием мы совершаем некое действие, цель которого – сохранение, спасение христианского брака. Без Христа это невозможно. Поэтому темы Бога, веры всегда поднимаются, всегда всё сопровождается молитвами, и Литургия является итогом. По сути, вся программа – это подготовка к Литургии, к Причастию.

Ещё важно чтобы встречи проводились парами, которые сами имеют конкретный опыт.

Любовь Дягилева: Пары – это принципиально. У нас был сложный момент, когда один батюшка очень хотел присоединиться, но он заявлял: «Во-первых, у нас с матушкой нет проблем, поэтому нам незачем вместе участвовать в программе, во-вторых, я хочу, как пастырь, окормлять участников этих встреч». Мы всё-таки пришли к выводу, что это невозможно, что если человек женат, то он не может на этих встречах присутствовать без супруги. Смысл не в том, чтобы учить, а в том, чтобы со смирением делиться тем, что у тебя происходит в семье, решениями каких-то конкретных ситуаций. Приходится в чём-то признаваться – дескать, у нас это было и мы это так-то и так-то решали. А когда человек изначально заявляет: «У меня всё идеально и я научу вас, как надо», то это не подходит. Мы консультировались по поводу этого случая и с католиками – как ни странно, хотя у их священников целибат, даже они сказали, что если у священника есть жена, то он должен быть на программе вместе с ней.

Как происходят эти выезды? Как технически это осуществляется?
о. Александр:
Требуется загородный дом, относительно дешёвый, но в котором каждой паре можно было бы предоставить отдельную комнату, в котором какое-то помещение можно было бы переоборудовать под трапезную, а какое-то – под часовню, либо чтобы храм был совсем рядом с этим домом. У нас в епархии мы, к сожалению, такого не нашли. У католиков такой дом есть, и мы воспользовались их гостеприимством. Там живёт брат Казимир, который этот дом содержит. Он сдаёт этот дом под христианские проекты. Митрополит Владимир благословил на время нашего там присутствия переоборудовать часовню для служения православной Литургии.

Любовь Дягилева: И вообще наш центр сейчас в структуре отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской митрополии. Нас очень поддержал глава этого отдела, он же ректор нашей семинарии, владыка Амвросий (епископ Гатчинский – И. Л.). И он очень озабочен тем, чтобы у нашего центра появилось собственное помещение.

о. Александр: Есть мысль построить такой дом при нашем храме, но тогда он будет для всех, кроме жителей Красного Села, которых надо будет вывозить куда-то в другое место. Например, в деревню Загубье, где я также являюсь настоятелем храма. Там тоже осталось только построить дом. Кстати, движение «Супружеские встречи» — это ещё один хороший повод для сотрудничества городских приходов с сельскими.

Любовь Дягилева: Но и после завершения двухдневного выезда мы не просто расходимся. С теми парами, которые этого хотят, мы ежемесячно собираемся вместе, чтобы поддержать друг друга, пообщаться, попить чаю. Но ещё эти встречи тематические. Задача – построить диалог. Диалог – это и путь духовной жизни, и идея, вокруг которой существует всё движение «Супружеские встречи». Надо постоянно об этом вспоминать.

о. Александр: У этого диалога четыре принципа: слушать прежде, чем говорить; делиться, а не спорить; понимать, а не оценивать; прощать – это прежде всего. То есть последовательность такая: двухдневный выезд – это основное, потом встречи супружеских пар, на которых выделяются люди, которые могут и хотят сами помогать другим преодолевать кризисные ситуации – и священнические семьи, и из мирян. Когда количество ведущих пар станет уже серьёзным, можно будет образовывать центры в других местах. Дело в том, что одной супружеской паре неполезно принимать более чем в двух таких выездах в год – иначе это становится уже актёрской игрой, театром.

Участниками программы могут быть только воцерковлённые люди?
Любовь Дягилева:
Должна быть определённая степень лояльности к Церкви. Даже некрещеный человек может принять участие в программе, но он не должен быть против присутствия духовенства, против богослужения.

о. Александр: Для некоторых программа становится поводом впервые серьёзно задуматься о вере. А вообще важнейшее условие: участие в программе могут принять только супружеские пары, которые признаются Церковью, то есть, минимальное требование – официально зарегистрированный брак. Для некоторых программа становится подготовкой к венчанию. Но людей, состоящих в так называемом «гражданском браке», мы принципиально не берём.

Любовь Дягилева: Также мы очень хотим осуществлять подготовку к Таинству венчания. Может быть, Великим Постом и мы начнём предлагать людям что-то. Главное, чтобы люди задумывались о церковном понимании брака. Пока это не делается только из-за того, что у нас мало ведущих пар.

о. Александр: Поскольку венчаются люди в разных храмах, нужно в разных храмах и проводить такую подготовку. В одном из первых выступлений после своего избрания Патриарх Кирилл заявил о необходимости готовить людей к Крещению и к венчанию. Для многих последнее стало шоком. Потому, что как готовить к Крещению – методик множество, разные есть традиции оглашения, множество конференций на эту тему проводилось. А вот как готовить к венчанию, не знает никто. У католиков существует такая практика: девять бесед, каждая продолжается два с половиной или три часа — одна беседа в неделю. Будущие молодожёны должны пройти через серьёзное осмысление таких понятий, как смысл нашей жизни и так далее. Предлагаются такие темы для обсуждения: «Что будет, если один из супругов вскоре умрёт?», «Что будет, если выяснится, что муж и жена не могут иметь интимной близости?», «Отношение к деньгам, к недвижимости, вообще к вещам». Движение «Супружеские встречи» очень распространено в Польше, и человеку трудно вступить в церковный брак, не пройдя такую подготовку. Более того, у них есть норма, что священник должен три воскресных дня подряд огласить в храме, что такой-то и такая-то хотят вступить в брак, и узнать, нет и у кого возражений.

В чём принципиальные различия между католическими «Супружескими встречами» и православными?
о. Александр:
Основа осталась та же, темы поднимаются одни и те же. Разница в организационных вопросах. У католиков Литургия служится в пятницу вечером, в субботу вечером, в воскресенье после окончания программы, то есть после завтрака. Они могут себе это позволить, мы – нет. Поэтому у нас в пятницу и в субботу вечером совершаются вечерни, Литургия служится только один раз – с утра в воскресенье. И получается, что три последние встречи проводятся уже после Литургии и завтрака, потом благодарственный молебен и обед. Ещё одно важное различие: у католических священников целибат. Поэтому у них с кризисной парой работает ведущая пара плюс священник. А у нас участвуют священники вместе со своими жёнами. Ну, и раз у нас православные священники, то, говоря о своём видении проблем, они, безусловно, исходят из опыта Православной Церкви.

Любовь Дягилева: Есть и ещё небольшие изменения. Наш Центр сотрудничает с Университетом путей сообщения, там есть «Школа мастерства человеческой коммуникации» под руководством Виктории Рябухиной. Всем участникам наших «Супружеских встреч» мы предлагаем поучиться в ней этической коммуникации в семье. Эта школа даёт видение разницы психотипов людей.

о. Александр: Нужно понимать, что мы все разные и что нельзя ломать ближнего под себя. Виктория объясняет, в чём именно мы разные.

Любовь Дягилева: Очень надеемся, что будут специальные встречи для тех пар, которые хотят взять приёмного ребёнка. Вот в семье отца Александра Веденкина из Луги четверо своих и пятеро приёмных детей.

Есть ли у вас негативный опыт в рамках этой программы?
о. Александр:
Могу сказать, что второй день – обычно самый тяжёлый. Во-первых, на субботу приходится больше всего занятий, обсуждений, во-вторых, потому, что в субботу проговариваются самые болезненные темы. Людей иногда приходится уговаривать не бросать, дойти до конца программы, пережить это.

Любовь Дягилева: Такого, чтобы кто-то уехал, у нас не было. Но есть пары, которые просто не «загораются». Съездили, но не остались с нами, не приходят потом на встречи…

о. Александр: У нас есть несколько случаев, когда нам удалось спасти семьи, которые были на грани развода, но, к сожалению, есть один случай, когда нам не удалось это сделать. Хотя у этой пары после встречи вроде бы начали налаживаться отношения, но потом, увы.

Любовь Дягилева: Программа – это не волшебная палочка, это просто инструмент, которым супруги могут воспользоваться, если хотят сами себе помочь. И, конечно, с Божьей помощью.

А вообще в нашей церковной среде как встречают ваше новшество?
о. Александр:
Как я уже сказал, и у католиков поначалу эта программа вызывала сомнения. У нас ситуация такая: в Православии есть очень много книг о духовной жизни, об искушениях, но книги эти написаны преимущественно монахами и для монахов. Насколько древний монашеский опыт применим для современных мирян – большой вопрос. А о том, как жить супругам, литературы очень мало, и то часть из того, что есть – a’la «Домострой». Тема эта востребована. Некоторых пугает тот факт, что мы взяли за основу католическую методику, хотя я всячески подчёркиваю: во-первых, никакие вероучительные вопросы здесь не поднимаются, во-вторых, взяв методику за основу, мы учитываем православную специфику. Мы создаём своё движение, не изобретая велосипед. И сейчас уже есть интерес к нам в Минске (батюшка оттуда хочет к нам приехать), в Ставрополе.

Любовь Дягилева: Что интересно: пока работает только система оповещения из уст в уста – кто-то поучаствовал, кому-то ещё рассказал. Отдел религиозного образования разослал помощникам благочинных по образовательной деятельности приглашения посетить презентацию нашего Центра на выставке «Православная Русь» — не откликнулся никто.

о. Александр: Могу рассказать ещё одну интересную историю. Вернувшись из моей первой поездки в Польшу, я был очень воодушевлён и стал говорить на эту тему в одном из собраний духовенства. Реакция была приблизительно такая: «Ну, всё понятно, ты расскажи нам методику». Я говорю: «Отцы, поймите, я не могу просто рассказать, через это надо пройти, и если вы хотите действительно этим заняться — вы должны пройти это вместе с вашими супругами». Мне в ответ: «За кого ты нас принимаешь?! Нам это не надо!» А некоторые стали говорить про то, что у католиков иная духовность, поэтому от них нам вообще ничего брать нельзя. Самое интересное было потом. Некоторые из этих отцов, придя домой, рассказали своим супругам, что, дескать, отец Александр Дягилев какую-то ерунду нам рассказывал, мол, как-то там супругам помогать, но нам-то это не надо… И тут матушки восстали: «Это нам-то не надо?!» (смеётся – И. Л.). В итоге матушки привели своих батюшек на программу.

В наше время церковные и светские представления о семье во многом принципиально различны. А многие из нас воспитаны именно на светских понятиях, ведь большинство из нас росли в нецерковных семьях. Часто ли приходится, работая с уже воцерковлёнными людьми, преодолевать какие-то их предрассудки?
о. Александр:
Вот у нас одна из тем на программе – о Божием замысле. Тут поднимаются понятия чисто богословские: например, почему Бог создал людей мужчинами и женщинами? То есть мы разбираем, что такое брак с точки зрения православного богословия. И для многих людей это оказывается откровением.

Любовь Дягилева: То есть это получается миссия – донести до людей церковное учение о семье.

Супружеская измена – обязательный ли повод для развода?
о. Александр:
Нет. С точки зрения Священного Писания, даже Нового Завета, измена — настолько серьёзный проступок против ближнего, что если второй супруг не найдёт в себе сил его простить, Господь его за это не осудит. Поэтому измена — достаточный повод для развода, но не обязательный. С точки зрения пастырской я буду умолять простить супруга, «залетевшего» разово, по глупости, или спьяну, но раскаивающегося. Однако в случае постоянной измены (постоянного регулярного сожительства с другим человеком), когда и в дальнейшем человек намерен так же поступать, но при этом и разводиться не хочет, возможно, есть смысл подавать на развод — это будет меньшим злом, чем сожительствовать с человеком, фактически уже создавшим параллельную семью.

Как по-вашему, можно ли и нужно ли для защиты семьи что-то менять в нашем светском законодательстве?
Любовь Дягилева:
Я считаю, что на такие изменения упор делать не надо. Пусть по Семейному кодексу человек будет вправе заключать и расторгать брак любое количество раз. Нельзя навязать духовные понятия при помощи закона. Духовное перерождение должно происходить изнутри. И надо со школьных лет готовить людей к семейной жизни. Конечно, аборты должны быть запрещены.

о. Александр: Может быть, государству стоило бы сделать акцент на поддержке таких программ, как наша, как это сделано, например, в Латвии, где местному центру «Супружеских встреч» выделяются государственные деньги для поддержки их деятельности. Впрочем, я говорю сейчас не о поддержке конкретно нас и нашей программы, но в принципе о необходимости выявлять и поддерживать тех, кто пытается этим трудным делом заниматься. Это в интересах государства, потому что если в государстве разрушен институт семьи, то у такого государства нет будущего.

Игорь ЛУНЕВ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.