Старость в радость: две столицы

Приехали и ахнули — старинная усадьба, стены, увитые плющом. За ней обнаружилось основное здание, рядом беседка, все утопает в зелени, собачки, искусственный прудик

Читать предыдущую историю

Свершилось! К нам приехали два солнечных котeнка из Москвы — Лиза и Аня. И всe закрутилось вокруг них. Они нас собрали. Теперь дело начато и в Питере!

Я вышла из дома рано, погода была сказочная, настроение тоже. Только сильно болела спина. Встретились. Нас было десять человек, две машины, мы все видели друг друга впервые. На бензоколонке у нас случилась спонтанная спевка. А также мы поставили мини-сценку под трагическую песню про Андрияшку, жаль, что никто не увидел этот шедевр.

Первым было Кикерино. Долго искали здание из красного кирпича за невидимым и неведомым памятником. Приехали и ахнули — старинная усадьба, стены, увитые плющом. За ней обнаружилось основное здание, рядом беседка, все утопает в зелени, собачки, искусственный прудик, уютные старушки, греющиеся на солнышке. При входе вкусно пахло мясом. Зал для досуга сверкал всякой играюще-показывающей техникой. Туалеты — не общественные, а как дома, чистота, коврики, финские автоматы с мылом. А еще оказалось, к ним часто приезжают с концертами из близлежащих музыкальных школ. Они как раз собирались обедать, чтобы не терять время, мы поехали в другое запланированное место. Собирались вернуться, но по дороге окончательно поняли — наши песни, пляски и письма — не для этого благополучного, благоустроенного места.

Следующим пунктом были палаты сестринского ухода при больнице в деревне Большая Вруда. С первого взгляда на здание уже стало понятно, что здесь нам будут рады. Познакомились с персоналом, приготовились, дождались, пока наши слушатели соберутся в коридоре.

…Мы пели все вместе первый раз. Сначала играли в «Угадай мелодию». Лиза играла первые несколько нот, а бабушки и дедушки бойко угадывали, самым быстрым доставались подарки. Бабу Шуру, местную певунью, мы так и не уговорили нам спеть — но в следующий раз — обязательно! Мы просили их подпевать — Катюша, Рябина, Лизавета… больше ничего не помню. Чувствуешь себя ребeнком, когда поeшь вот так, как в детском хоре… Так забавно. Чуть не заплакала всего один раз — пою, стараюсь смотреть на них, и вдруг вижу — какая-то совсем больная старушка, трет лицо, мне показалось, что плачет…




Остальное все оказалось совсем не так, как ожидала, совсем по-другому. На самом деле это легко, такая странная нездешняя легкость, и непонятные силы, будто это вовсе и не ты. И только первый раз… преодолеть барьер. У страха глаза велики, и мнение о себе оказывается хуже правды. И еще — боль необъяснимым образом проходит, ее как рукой снимает, у меня вот спина прошла. Что-то глубоко внутри происходит незаметное глазу, что-то огромное, тихое — такое чувство, что происходящее тебя меняет, насовсем. И еще — то, о чем не хочется рассказывать никому. Я у Лизки с Анютой в машине спрашивала, что заставляет их ездить к старикам каждые выходные. А они смеются, не знают, как ответить, отшучиваются. А теперь, теперь я понимаю — ну как скажешь об этом?

…Потом были мыльные пузыри. Это так. Держишь в руке штучку, которой пузыри пускают, а старичок или старушка в них дуют. Я шла медленно, давала им пустить пузыри по два раза, они все такие разные. Там был один молодой парень в инвалидном кресле, и у него было такое ясное, мечтательное лицо…

«Валенки» — напоследок, и — вручение воздушных шаров и сладких подарков. Было так здорово, когда они начали перекидываться шариками!

Потом мы ходили по палатам, даже попели где-то ещё раз, разговаривали с лежачими, фотографировали и записывали имена тех, кто хочет с нами переписываться. А руки сами тянутся обнимать.
«- Чьи вы, девочки? Сладкие мои… — Мы ничьи, мы к ВАМ приехали!»

Записали, в чем нужды этого места, и поехали в следующую больницу — в Елизаветинскую. О существовании ее узнали от медсестер.
Приняли решение не устраивать там концерта, просто походили по палатам -познакомились. Моей группе достались исключительно мальчики. Один из них очень просил найти своего брата.

Девчонки московские — такие распахнутые люди, такие лeгкие, простые, маленькие руки, маленькие пальчики, и очень-очень тепло. Мне у них есть чему поучиться. У меня такой критический взгляд на все. А они… они видят во враждебно разговаривающей с ними медсестре, которая готова захлопнуть перед ними дверь, несчастную женщину, которой нужна помощь, они видят ее прекрасной. Откуда они такие?..

Я не могу чeтко описать и определить, что со мной случилось. Но уже скучаю по вам всем — по моей команде и нашим старикам.


Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.