Опрос недели: Невменяем, значит, невиновен? Отвечает адвокат, кандидат юридических наук, доцент Сретенской духовной семинарии Федор КУПРИЯНОВ

Поучаствуйте в нашем опросе.
Ответьте на вопрос «Является ли невменяемость основанием невиновности?» на Facebook

Судебно-психиатрическая экспертиза преступника назначается далеко не всегда, а только по ходатайству родственников, адвокатов или когда сам следователь сомневается в его психическом здоровье. Но и когда назначается, в половине случаев эксперты признают, что человек осознавал характер своих действий, объясняет Федор КУПРИЯНОВ, адвокат, руководитель «Адвокатской конторы Ф. Куприянова», кандидат юридических наук, доцент Сретенской духовной семинарии:

— Вменяемость человека, совершившего преступление, определяется психологами и психиатрами в рамках судебной психолого-психиатрической экспертизы. После обследования, которое длится не одну неделю, эксперты приходят к выводу, здоров ли данный человек или он невменяем, то есть не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Я убежден, что у человека, который убивает или калечит другого, какие-то нарушения психики есть, но невменяемым его назвать нельзя. Подавляющее большинство лиц в момент преступления осознают общественно опасный характер своих действий, поэтому экспертизы назначаются редко и только по ходатайству обвиняемого, адвокатов или если сам следователь сомневается в психическом здоровье преступника.

Если эксперты приходят к выводу, что обвиняемый вменяем, они делают соответствующее заключение, преступника судят и выносят обвинительный приговор, назначая наказание. Если же эксперты признают, что по причине болезни преступник не мог осознавать своих действий, он не подлежит уголовной ответственности, приговор не выносится, однако такое лицо все равно изолируется от общества и направляется на принудительное лечение. Причем срок лечения сравним со сроком лишения свободы, а иногда и больше. Никого из таких больных через месяц домой не отпускают, а лечат несколько лет, иногда даже всю жизнь.

В моей практике был случай, когда мужчина избил свою жену домкратом. Она чудом выжила, хотя получила тяжелейшую черепно-мозговую травму, перенесла операцию. Экспертиза признала его невменяемым, его лечили более трех лет, а потом обязали еженедельно наблюдаться у психиатра. Впоследствии жена подала на лишение его родительских прав (естественно, боялась за детей), и я выиграл это дело. То есть когда говорят, что человек «откосил от уголовной ответственности, и его поместили в дурку», люди просто не понимают специфики принудительного лечения. И не знают статистики – в подавляющем большинстве случаев эксперты признают преступников вменяемыми, то есть осознававшими преступный характер своих действий.

Бывает, правда, что и здоровый человек совершил противоправное действие, не осознавая этого – находясь в состоянии аффекта. Например, нападают хулиганы на жену в присутствии мужа, и он теряет контроль над собой, начинает избивать всех, превышая необходимую самооборону, да еще и убить может несколько человек. Если суд признает, что подобное совершено в состоянии аффекта, сильного душевного волнения, то лицо хотя и привлекается к уголовной ответственности, но наказание в разы меньше, чем за убийство и, как правило, не связано с изоляцией от общества. А если причиной «аффекта» стало алкогольное или наркотическое опьянения, экспертиза всегда признает его ответственным за свои действия – не надо было пить или колоться.

Расхожее мнение, что многие преступники – прирожденные артисты, которым ничего не стоит обмануть экспертизу – совершенно не соответствует действительности. Знакомый судебный психиатр говорил мне, что он теоретически может научить того, кто проходит экспертизу, говорить такие вещи, чтобы его признали невменяемым. Но это может сработать во время беседы с комиссией, а преступник находится под наблюдением в стационаре не один день. И играть в больного все время не сможет. Те же врачи, которых он при беседе убедит в своей болезни, наблюдая его в стационаре, придут к выводу, что он здоров.

Повторяю, как правило, экспертиза не назначается, однако и при назначении экспертизы в половине случаев эксперты, приходят к выводу, что даже если у человека есть психические отклонения, в момент совершения преступления он осознавал характер своих действий и должен за них ответить по закону. Помещать же в тюрьму тех, кто болен, бессмысленно для них и опасно для других заключенных. Смысл лишения свободы в том, чтобы человек исправился и, вернувшись в общество, не повторял свои преступные действия. А у психически больного человека в тюремных условиях болезнь может только прогрессировать.