Создатель уникальной инвалидной коляски, которая способна сама спускаться и подниматься по лестнице, инженер, генеральный директор CaterWil Иван Невзоров рассказал о своем проекте

Иван Невзоров, генеральный директор CaterWil и его детище. Фото с сайта nstu.ru

– Коляска – полностью инновационный проект или есть какие-то аналогии в мире?

– Это полностью инновационный проект, разработанный нами с нуля. И конструкция, и вся электроника разработана нами без привлечения каких-то иных технологий. Нужно понимать, что 95% инвалидных колясок в мире используют пульты всего двух компаний. А наша коляска ездит именно на нашей электронике и это дает нам конкурентные преимущества.

Все программное обеспечение, которое управляет этой коляской, полностью разработано нашими инженерами, и мной в том числе.

– Откуда такой интерес к коляскам?

– У меня есть друг – Михаил Трунов, он передвигается на коляске. В 2012 году у нас произошла такая история. Он пожаловался, что для колясочников преодоление лестниц – большая проблема. Это делает людей с инвалидностью закрытыми от мира, не дает им возможности выбираться на улицу и ограничивает в пределах своей квартиры, за исключением случаев, когда кто-то из родственников готов взять его на руки и вынести.

Конкретно у него была такая проблема. Он был уверен, что невозможно сделать устройство, на котором человек в коляске сможет подниматься и спускаться по лестнице самостоятельно. Ну а я…Я же инженер!

Эта история сильно задела и мне захотелось создать такую коляску. У меня были определенные мысли, и казалось, что я смогу взять и с лету все сделать. Среди вариантов были шагающее кресло-таракан и колесо-звезда.

Фото с сайта caterwil.ru

Оказалось, что эти идеи абсолютно не рабочие, что обеспечить безопасность подъема по лестнице, сделать коляску не громоздкой, а более или менее компактной и относительно легкой – совершенно нетривиальная задача.

Но в итоге мы это все-таки сделали. Сидели в гараже и экспериментировали при помощи болгарки, дрели и сварочного аппарата. С 2012 по 2016 год мы занимались только разработкой, а затем запустили производство.

– Стоимость коляски сопоставима со стоимостью нового отечественного автомобиля из салона. Чем обусловлена такая высокая цена?

– Само по себе производство является достаточно дорогим, особенно если его не покрывать какими-то дополнительными субсидиями со стороны государства. Разработка тоже стоит денег, и чтобы поддерживать ее, надо содержать в штате инженеров, программистов, электронщиков, конструкторов.

Устройство очень сложное, в нем около 500 наименований различных комплектующих. Часть из них покупная – это крепежные изделия, болты, подшипники и т.д. Часть комплектующих мы производим с нуля, как, например, рамы. Электронику делаем полностью своими силами: приходит «голая» плата, и мы уже сами производим напайку всех элементов. Двигатели изготавливаются по нашим чертежам в Тайване, а «гусеницы» в Китае.

– В тестировании коляски принимали участие люди с ОВЗ? Какова была их реакция?

– Конечно! Поначалу – удивление, что такое возможно. Когда человек в первый раз поднимается по лестнице на коляске, он вообще не понимает, что с ним происходит. Есть волнение и иногда даже страх, потому что ты выполняешь непривычные и некомфортные для себя действия.

Фото с сайта nstu.ru

Но спустя 10 минут катания страх переходит в восторг. Ощущение того, что ты самостоятелен – бесценно.

Но и здесь бывают нюансы. Надо понимать, что люди с ограниченными возможностями здоровья бывают разные, с различными заболеваниями. Кому-то комфортно сидение в одном положении, а кому-то нужны другие подлокотники, подножки.

Не всегда бывает «вау-эффект», если человеку неудобна какая-то деталь. Но в этом случае у нас есть возможность подстроиться под нужные заказчику параметры.

– Есть какие-то заболевания, при которых люди с ОВЗ не смогут пользоваться такой коляской?

– Есть, конечно. Это люди с большим тремором, у кого непослушные руки или они очень сильно трясутся, или происходят частые неконтролируемые вздрагивания. В таких случаях мы предлагаем установку пульта на ручку сопровождающего. Потому что такие люди в любом случае не имеют самостоятельности и с ними всегда есть кто-то рядом.

Мы делаем так не только для серьезных больных, но и для детей с ДЦП, например, или для пожилых людей, имеющих трудности в управлении пультом.

– В одном из интервью вы говорили о популярности коляски Caterwil в странах Европы. Но там же заботятся о создании комфортной среды, неужели европейцам актуальна проблема высоких бордюров и непроходимых лестниц?

– Это нам со стороны всегда кажется, что там все проблемы решены и что этих проблем там нет. На улицах в городах там действительно все обустроено гораздо лучше, чем в России. Но нужно понимать, что в старой Европе очень много исторического жилья, которое невозможно приспособить для инвалидов.

Зачастую здания являются памятниками культуры, и вносить изменения в их конструкцию запрещено. А иногда чисто технически нельзя оборудовать здание лифтом, потому что это не предусмотрено генпланом.

Такие коляски популярностью пользуются больше в России, но лучше продаются в Европе, так как там выше покупательская способность.

В Новосибирском государственном техническом университете  разработали первую инвалидную коляску-вездеход с электроприводом CaterWil. Она может преодолевать ступени высотой до 20 см с уклоном до 40 градусов, передвигаться по бездорожью и обледенелому грунту благодаря двум платформам – колесной и гусеничной. Запас хода составляет несколько десятков километров.