Судовой кок Харрисон Окенэ 62 часа боролся за свою жизнь, запертый без еды и воды в утонувшем корабле на глубине 30 метров. В темноте он слушал хруст, с которым рыбы ели тела погибших членов команды. Он умолял Бога о чуде

Судовой кок Харрисон Окенэ 62 часа боролся за свою жизнь, запертый без еды и воды в утонувшем корабле на глубине 30 метров. В темноте он слушал хруст, с которым рыбы ели тела погибших членов команды и читал по памяти Псалтирь, умоляя Бога о чуде.

Трос над пропастью

Атлантический океан, 30 километров от побережья Нигерии, полшестого утра. Ночной экипаж буксира «Джескон-4», борясь с сильнейшим штормом, выводит танкер к нефтяной платформе. Корабельный кок Харрисон Окенэ (Harrison Okene) как всегда встал рано и в одних трусах направляется в туалет, держась обеими руками за стену, чтобы сохранить равновесие в штормовой болтанке. В этот момент особенно сильная волна ударяет в «Джескон» и одним движением переворачивает буксир 12 людьми на борту кверху килем. Корабль начинает тонуть.

Харрисон выбрался из туалета и вместе с тремя другими членами экипажа попытался сориентироваться в перевернутом пространстве и добраться до люка аварийного выхода. Но слабый поначалу поток быстро набрал силу по мере того, как корабль уходил глубже под воду. Внезапно вода ударила в полную силу и пронеслась по коридору, сметая и расшвыривая попадавшихся людей. Харрисон в ужасе наблюдал, как одного за другим убило трех его товарищей, шедших впереди. Самого повара напором воды отбросило в соседний туалет.

Вода прибывала медленно, но неуклонно, и заполняла тесную комнату, воздушный карман под потолком становился все меньше. «Я находился в воде, в полной темноте, понимая, что это конец моей жизни. Я думал, что вода затопит полностью помещение, и я утону, однако это не произошло», — расскажет Харрсион позже в интервью. Повар не знал, что по невероятному стечению обстоятельств корабль повис на буксировочном тросе и остановился на глубине в 30 метров. В подводной ловушке повару предстояло провести примерно столько же, сколько Ионе во чреве кита – три дня.

Я слышал как рыбы ели моих друзей

«Вокруг меня была темнота и стоял шум. Я плакал и взывал к Иисусу, чтобы Он спас меня. Я молился так сильно… Я был так голоден и так замерз. Я молился, чтобы увидеть хоть какой-нибудь свет», — вспоминает Харрисон. Через некоторое время он нашел в себе силы чтобы наощупь поискать путь в соседнюю каюту. Повар надеялся найти что-нибудь плавучее, чтобы удержать голову над поверхностью воды. В каюте Харрисон оторвал со стены несколько плавучих панелей и соорудил из них некое подобие плота, чтобы вытащить свое тело из воды и замедлить охлаждение организма.

«Я был голоден, но больше всего я хотел пить. Соленая вода отслоила кожу от моего языка, — вспоминает моряк. Кроме бутылки колы, которую нашел Харрисон, в течение 62 часов он ничего не ел и не пил. — Было очень, очень холодно и темно. Я ничего не видел. Но я ощущал вокруг себя тела мертвых членов моего экипажа. Я чувствовал их запах. Потом пришли рыбы и начали их есть. Я слышал этот звук. Это был ужас».

«Яко на Тя упова душа моя, и на сень крилу Твоею надеюся» (Псал. 56:1)

Замерзая все больше, Харрисон прокручивал перед глазами пленку своей жизни, вспоминая маму, друзей, и свою жену. Через день они должны был отмечать пятую годовщину свадьбы. Каждый вечер жена посылала супругу сообщения с текстом из Библии, чтобы Харрисон читал их на ночь. Накануне вечером повар читал Псалтирь, псалмы с 54 по 92. Моряк по памяти вспоминал псалмы и повторял их один за другим, умоляя Бога о помощи. «Я молился около сотни раз, — вспоминает Харрисон. – Когда я уставал, я просто звал Бога по имени и надеялся на Божественную помощь». На вторые сутки умирающий от холода, голода, обезвоживания и удушья моряк услышал звук корабельного двигателя.

Харрисон находился в отдаленной части корабля, и понял, что судя по звуку дайверы работают слишком далеко, чтобы его найти. Хотя выживший и стучал молотком по обшивке, его не услышали. Через некоторое время работы стихли и звук мотора начал удаляться. Это были водолазы из DCN Global diving. Дайверов наняла West African Ventures, компания-владелец буксира, чтобы поднять тела погибших моряков на поверхность. Официально 12 членов экипажа числились пропавшими без вести, но неофициально их уже считали мертвыми. За первый день работы удалось найти 10 тел, родственникам всех моряков сообщили о смерти. Среди погибших был и гражданин Украины. По одни данным капитан, по другим – старший механик. К вечеру погода снова ухудшилась и корабль водолазов отошел, решив продолжить поиски на следующий день.

Здесь что-то живое!

Харрисон не знал, сколько прошло времени, но он снова услышал работу инструментов, а затем почувствовал движение воды и увидел свет водолазного фонаря, когда дайвер проплывал мимо его каюты. Кок сначала не решался покинуть свое убежище, побоявшись, что дайвер от неожиданности может ударить его ножом. Но потом он опустился в воду и дотронулся до плеча водолаза. «Тот вздрогнул от страха. Я отплыл назад и просто держал руку в воде и махал ей перед его камерой, надеясь, что люди наверху увидят картинку», — вспоминает Харрисон. Испытанное им тогда облегчение все еще заметно на его лице сегодня, когда он рассказывает об этом моменте. Тогда он думал, что находится на дне Атлантического океана.

– Что за?!
– А, ты нашел одного, да?
– Здесь что-то живое!
– Он жив, он жив! — Дайвер и Харрисон держали друг друга за руки.
– Просто, просто… Просто держи его там, окей? Не знаю, что я теперь буду делать.

Рассказывает Джен Чемберлен, один из руководителей операции: «Первоначально мы готовились к операция по поиску тел погибших. Мы никак не ожидали, что-нибудь мог выжить под водой так долго. <…> Когда мы наверху узнали, что есть выживший, это полностью изменило всю концепцию и началась операция по спасению. Это было очень вдохновляюще – не часто услышишь о таких историях».

Азотное отравление

Теперь предстояло поднять Харрисона на поверхность и при этом не убить. Дело в том, что на тридцати метрах глубины давление достигает четырех атмосфер. При обычном давлении человеческое тело успевает перерабатывать и выводить весь азот, который поступает во время дыхания. При давлении в 4 атмосферы с каждым вдохом в тело поступает в 4 раза больше этого газа, и азот начинает накапливаться в тканях. За 62 часа под водой тело Харрисона растворило столько азота, что если бы его просто подняли на поверхность, то весь этот газ стремительно бы выделился в кровь. Произошло бы примерно то же самое, что происходит с банкой газировки, если ее хорошо потрясти и резко вскрыть. Для легких, мозга и сердца моментальное вспенивание означало бы несовместимую с жизнью травму.

Харрисону объяснили, как пользоваться дайверским оборудованием, одели в костюм и буквально за руку осторожно вывели из корабля. Дайвер боялся, что Харрисон запаникует, и поэтому постоянно подбадривал его и жестами спрашивал – как дела. Но повар был на удивление спокоен несмотря на то, что пользовался аквалангом первый раз в жизни. Вместе со своим спасителем они доплыли до водолазного колокола, где Харрисон провел еще два дня. Все это время давление в колоколе постепенно снижалось с 4 до 1 атмосферы, давая возможность азоту плавно покинуть тело. После декомпрессии Харрисона подняли на поверхность, и сегодня он жив и здоров.

За этим человеком присматривают

«Выжить так долго на такой глубине – это феноменальный случай, — считает консультант из PADI (Профессиональная ассоциация инструкторов по дайвингу). – В любительском дайвинге на таких глубинах рекомендовано проводить не более 20 минут».

Пол МакДональд, офицер водолазного корабля, осуществившего спасение, тоже назвал произошедшее экстраординарным событием. «Как вода не заполнила этот карман – остается только гадать. Я бы сказал, что за этим человеком кто-то присматривает», — считает Пол.

Сам повар точно уверен, что прибывающую воду остановило чудо: «Я не знаю, что помешало воде заполнить ту комнату. Я взывал к Богу. Он это сделал. Это было чудо». Но воспоминания о катастрофе все еще преследуют Харрисона, и он не уверен в том, что когда-нибудь отважится снова выйти в море: «Иногда дома мне кажется, что кровать, в которой я сплю, тонет. Мне кажется, что я все еще там, в море. Я вскакиваю и кричу».

По материалам telegraph.co.uk, theguardian.com, bbc.co.uk, reuters.com, thediversassociation.com