В своем салоне Ирина Пантеева бесплатно стрижет детей с синдромом Дауна. Ирина и ее муж Вячеслав — многодетные родители. Младшая дочь Феодора – особенная. Но еще до ее рождения семья пережила трагедию

11831849_1017373621641057_337110715_o

Ирина Пантеева – парикмахер, стилист-преподаватель парикмахерского искусства. В своих салонах красоты «Портфолио» Ирина хочет сделать всех людей красивыми и счастливыми, а особенно – детей с синдромом Дауна. Почему она это делает?

Когда приходит малыш

Когда я родила малышку с синдромом Дауна, то почувствовала потребность в общении с особыми родителями. Чем я могу им помочь? Могу сделать их детей красивыми. Могу подстричь их бесплатно. Я стала размещать информацию об этом в социальных сетях. И они стали ко мне приходить.

Солнечные дети – открытые и доверчивые. Однажды захожу в салон, а меня дожидается 7-летний мальчик. Я ему говорю: «Привет, друг мой!» Он на секунду задумался… и бросился ко мне на шею. Может быть, они чувствуют доброе отношение, а может быть просто характер у них такой, но контакт у меня с ними легко находится. Если родители не принесли с собой гаджетов, я достаю свой телефон, у меня есть любимые мультики для каждого возраста, дети замирают у экрана, а я – спокойно стригу.

Есть у меня любимый клиент Марат, ему сейчас ему года четыре. Обычно он приходит с папой. Этот малыш всегда радостно идет на контакт, но когда понимает, что стрижка неизбежна, начинает горько рыдать. Волосы у него белокурые и кудрявые, наверное, жалко такую красоту терять. Всхлипывает. Терпит. Но как только стрижка прекращается, он меня обнимает и целует. А в последний раз он почти не плакал.

Некоторые родители жалуются, что иногда их детей отказываются стричь в обычных парикмахерских. Просто не берутся, говорят: «Ваш ребенок плохо себя ведет».

Детей с синдромом Дауна почему-то вечно «под горшок» стригут, а им это ужасно не идет. У детей солнечных детей много одинаковых черт, но в то же время все лица очень разные, есть худенькие, есть – пухленькие. Я стараюсь найти «изюминку» и подчеркнуть ее. Многое зависит от типа волос. Я всех стригу по-разному. Но лицо должно быть открыто, не нужно делать «рамочку». Делаю короткие челки, асимметрию, а вообще – чем креативнее, тем лучше. Наши администраторы пишут: « С утра у нас – солнышко!»

Если вы решите записать ко мне своего ребенка с синдромом Дауна, скажите администратору, что у вас «солнышко».

11840608_1017373594974393_601769520_o

А потом мы фотографируемся, выкладываем фото в Instagram и Facebook От нас все выходят счастливые, и родители, и дети.

Любовь, семья, дети

У нас с мужем – четверо детей. Многие думают, что если у детей такая разница в возрасте, значит они от разных браков. Мы с Вячеславом всю жизнь вместе. Поженились, когда мне было 18 лет. У нас родилась первая доченька, Ангелина, а через два года – вторая дочка, Валерия. Когда Ангелине было 18 лет, она заболела. В 2006 году ей диагностировала саркому с метастазами в легкие. Лечили в центре им. Блохина. Два с половиной года борьбы за жизнь, химеотерапия, операция, эндопротез. Уходила Лина в Первом хосписе. Это – удивительное место, сколько мы там получили любви и заботы!

Пока не заболела Лина, я считала себя сильной женщиной. Говорят, что Господь не по силам испытания не дает. Были моменты, когда я говорила: «Господи, хватит, не могу больше, у меня нет сил!»

Господь нам послал сына. Федору было пять месяцев, когда Ангелины не стало. И в хосписе он с нами был, я его тогда кормила грудью, мы тогда в хосписе, можно сказать, жили все.

После смерти Лины мы с мужем решили открыть салон. Капитала у нас не было, денег давали в долг друзья, благо у нас их много. Никто не отказывал, может быть, хотели нам помочь отвлечься от смерти Ангелины. Весь дизайн и все что вы видите в салоне – наше с Вячеславом творчество.

11827022_1017373551641064_881156159_o

А в память об Ангелине у нас в салоне много статуэток ангелов. Когда клиенты рассказывают о нашем салоне, то говорят: «Это тот салон, в котором ангелочки».

Какого Бог даст, такого и приму

Когда я была беременна Федором, Ангелина уже сильно болела. Мы все были крещены во младенчестве, но в храм нас привела Ангелина. Врач мне сказал, что в моем возрасте есть опасность, что у ребенка будет синдром Дауна. Я тогда сказала: «Ничего! Будем рожать!»

Федор родился обычным.

Через пять лет после рождения Федора я снова забеременела. Мы пошли обследоваться. И на 11-й неделе я сделала УЗИ. «Фотографию будем делать?» – спросил врач. Я ответила: «Конечно!» Но при дальнейшем рассмотрении врач сказал: «Нет, фотографию делать не будем. Зачем на это смотреть, от этого избавляться надо. Я вас сейчас провожу к генетикам, они вам все объяснят». «Я не буду избавляться от ребенка!» – сказала я.

У меня были аборты. И я в этом каялась. Но когда заболела Ангелина, я поняла, что одних детей я убила, а за жизнь другого ребенка – борюсь. Почему мы распоряжаемся, кому жить, а кого убивать? Какого Бог даст, такого и приму!

Во время беременности я надеялась, что врачи ошибаются, но больше всего боялась того, что у ребенка может порок сердца, при синдроме Дауна это бывает. Молилась, чтобы малышка была здоровенькая. Со здоровьем у младшей дочери все неплохо и сердечко, слава Богу, – в порядке.

Я долго думала, как назвать дочку, имя никак не приходило. И вдруг пришло – Феодора. Я сказала мужу, он удивился: «Как нам это раньше в голову не пришло?» Я считаю ее тоже даром Божьим, как и нашего сына Федора. Мы все ходим в храм и детей стараемся причащать каждое воскресенье.

11836934_1017373541641065_613787229_o

 

Она не больная, она – особенная

Феодору я полюбила сразу. Она лежала в кювьезе три дня, меня к ней пускали в определенные часы. Я говорила ей, что я рядом, что никогда ее не брошу. Что все будет хорошо. Федор с папой и Валерия с мужем и дочкой – за нее молились.

Когда родилась Феодора, моя дочь Валерия написала сообщение в Facebook Эвелине Бледанс и Эвелина тут же откликнулась, написала мне слова поддержки, которые мне были так нужны. А потом на ее страничке в Instagram появилось фото Семена. Он держал плакат, на котором было написано, что они приветствуют в этом мире солнечную малышку Феодору.  Это было очень трогательно.

Когда мы принесли Феодору домой, папа сел напротив нее, смотрит и чуть не плачет. Я говорю: «Слава, ну что ты на нее смотришь с таким скорбным видом?» А он отвечает: «Говорят, что они глупенькие, что они даже на велосипеде не умеют кататься. Но я ее обязательно научу!» А я ему тогда сказала: «Ты ее будешь любить больше всех, и она тебя тоже».

11832050_1017373534974399_876216710_o

Когда Слава с Феодорой идут по бульвару, все говорят: «Ах, какая модница, какая красавица». Потому, что растет в любви и для нее все самое лучшее. Только однажды на детской площадке какая-то бабушка сказала: «Заберите свою девочку! Мой внук ее пугается!» Об этом нам рассказала няня, она тогда очень расстроилась: «Как же так можно?» Я ее утешала, говорила: «Сколько всего еще услышим!»

11853034_1017373614974391_1475270952_o

11831295_1017373618307724_1346406931_o

11837055_1017373611641058_494286897_o

Феодора любит прически, прямо замирает. Будет моей ассистенткой! Кстати, я пытаюсь развивать тему социализации наших детей, и 15-летняя девочка с синдромом Дауна, Даша, пробует работать моей ассистенткой. В те дни, когда со мной работает Даша, мы приглашаем родителей детей с синдромом Дауна и даю им скидку. Даша осваивает профессию, а родители особых детей понимают, что у их детей есть будущее. Поэтому я за будущее Феодоры сильно не переживаю.

Ращу ее как обычного ребенка, ну, может быть, чуть больше внимания к физическому развитию, массаж, физкультура и развитие речи. На танцы ее взяли в год и восемь месяцев. Сергей Фурсов, руководитель театра «Открытое искусство» для особенных людей, увидел, как Феодора танцует, и согласился взять ее, хотя у него занимаются дети с трех лет. На премьере «Кармен» я со своей командой делала его актерам прически и макияж.

11840206_1017373538307732_1053934670_o

11840273_1017373631641056_2008881262_o

Если я буду стесняться своего ребенка, то как же ее чужие люди примут? Я ее люблю и считаю наградой. Мама испанца Пабло Пинеды, первого человека с синдромом Дауна, который получил высшее образование, говорит: «Если ты будешь растить инвалида, вырастишь инвалида. Если будешь растить счастливого человека, его и вырастишь». Мы и представить не могли, сколько любви приносит такой ребенок. В нашей жизни постоянно происходят маленькие чудеса.

11836577_1017373624974390_1588420844_o

Однажды на бульваре я увидела женщину, которая везла в коляске девочку с синдромом Дауна. Я подошла и заговорила. Оказалась, что эта мама читает мой Instagram, она меня узнала и рассказала, как встретила меня в первый раз. Это было вскоре после рождения Феодоры. Я стояла на кассе магазина с сыном и с коляской. А та мама как раз только родила малышку с синдром Дауна и переживала всю горечь момента. Она стояла, смотрела на меня и думала: «Эта женщина примерно моя ровесница, у нее тоже поздние дети. Но они же  – обычные. Господи, почему у меня ребенок с синдромом Дауна.?!» И тут ко мне подошел Слава с Феодорой на руках и посадил ее в коляску. Она так быстро получила ответ на свой вопрос, что просто растерялась. Теперь мы с ней дружим.

11831505_1017373628307723_1026808704_o

Благодаря Феодоре в нашей жизни появилось много прекрасных людей.

Фото из архива Ирины Пантеевой:

13620_818124344894202_4031561004611327398_n 10357590_939291716110797_6548589982644030354_n 10501825_801889696517667_4065307640270157905_n Снимок экрана 2015-08-07 в 11.37.03 Снимок экрана 2015-08-07 в 11.42.04 Снимок экрана 2015-08-07 в 11.46.36 Снимок экрана 2015-08-07 в 11.47.07 Снимок экрана 2015-08-07 в 11.46.01

Использованы фотографии из профиля в сети Инстаграм Ирины Пантелеевой.