Социальный контракт: можно начать свой бизнес, это работает

Истории нескольких семей, попавших в трудные жизненные ситуации. Из-за карантинной безработицы эти люди потеряли работу и оказались в нищете. Узнав про социальный контракт, они заключили договор с государством, и вот к чему это привело

Василиса Волкова. Фото: Роман Яровицин

«Я поняла, вот она – бедность»

Семья Василисы Волковой весной прошлого года осталась без средств к существованию. Она и ее муж из-за принятых карантинных мер в родном Нижнем Новгороде лишились заработков. Василиса в доковидное время шила шторы на заказ.

Фирма, на которую она работала, одна из первых попала под запретительные меры. Да и частных заказов стало гораздо меньше. Шторы, наверно, последнее, что люди покупают в дом, сидя на карантине, с неясными перспективами будущего.

Мужа, работавшего электромонтером, сначала отправили в бессрочный отпуск, а потом и вовсе сократили. В семье трое детей. Сбережений у них не было, откладывать деньги никогда не получалось. Ситуация была критической.

«Не было никакой возможности поправить дела. Стала дома шить маски. Но это совсем не то, на что может жить семья с тремя детьми. Я поняла, вот она – бедность», – рассказывает Василиса

Азалия Фатихова и ее большая семья: она, муж, двое детей и родители мужа, с которыми они живут, тоже оказались за чертой бедности. Муж работает в клиентском бизнесе консультантом, родители получают минимальную пенсию. Она сама в декрете, вот-вот собиралась выйти на работу, но случилась пандемия.

У супруга стало меньше работы, а значит и денег. Как-то спасались огородом, своим хозяйством. Они живут в частном доме с приусадебным участком поселка городского типа Балтаси, который не так давно стал районом Казани.

С каждым днем ситуация становилась все хуже. По словам Азалии, подобная история – обычное дело у них в районе. Многие сидят без работы, перебиваются случайными заработками и собственным огородом.

По данным Росстата

Реальные доходы россиян в первом квартале 2021 года упали на 3,6 процента. Номинально, в среднем люди жили на 965 рублей больше, чем в первом квартале 2020 года, но скачок инфляции поглотил всю прибавку и еще отъел кусок доходов.

Мы беднеем, это не новость. Очевидно и то, что первыми беднеют те, кто и так в социально уязвимой позиции. Люди с инвалидностью, многодетные семьи, малоимущие. Реальных возможностей устроиться на хорошую работу, построить успешную карьеру или открыть свой собственный бизнес у таких людей ничтожно мало.

Кое-какие лазейки все же есть. Например, с 2013 года в России работает система социального контракта. О ней мало кто знает. Раньше реализовывалась на уровне регионов, которые с трудом изыскивали на нее деньги, а то и вовсе не выдавали. Однако с прошлого года в качестве пилотного проекта в 21 регионе программа получила федеральную поддержку.

Когда Василиса Волкова пришла в отдел соцзащиты Нижнего Новгорода узнать, на какие дополнительные выплаты она может рассчитывать как многодетная мама, ей предложили заключить социальный контракт.

Раньше она про него никогда не слышала и впервые узнала от соцработников. По их словам, по социальному контракту она может получить деньги на открытие своего бизнеса, например.

– Я вообще давно хотела открыть ателье в нашем районе. Он большой, спальный, там не хватает предложений бытовых услуг. Но денег на свое дело никогда не было. Просто даже приобрести оборудование. Покупать дешевые бытовые машинки для ателье – невыгодно, они не выдерживают нагрузки и быстро выходят из строя, а профессиональные стоят очень дорого. А тут мне говорят,  что по соцконтракту можно получить деньги, которых как раз бы хватило на швейное оборудование. Конечно, я согласилась. Тем более, условия его показались несложными и выгодными.

Деньги возвращать не надо. Так бывает? Да!

Фирма, на которую работала Василиса, одна из первых попала под запретительные меры. Мужа на работе после бессрочного отпуска сократили. Ситуация была критической. Фото: Роман Яровицин

Азалии про соцконтракт рассказал кто-то из знакомых. Поэтому она целенаправленно пошла узнавать более подробную информацию, что за социальный контракт, и как он может помочь ей и ее семье.

«Милосердие.ru» тоже решило узнать, что же это такое и поэтому обратилось за подробностями в министерство труда и социального развития России. Как пояснили в пресс-службе министерства, социальный контракт – это «соглашение, которое заключается между малоимущей семьей (или малоимущим одиноко проживающим гражданином) и органом социальной защиты населения».

По условиям этого соглашения государство «безвозмездно предоставляет денежные средства, а граждане берут обязательства улучшить свое материальное положение и положение семьи».

Социальный контракт можно заключить в разных целях и на разные сроки

– По направлению «поиск работы» соцконтракт заключается сроком от трех до девяти месяцев.
– «На развитие предпринимательской деятельности» социальный контракт может заключаться на срок от трех до двенадцати месяцев . А размер выплаты на поддержку в этом случае может достигать 250 тысяч рублей.
– Социальный контракт по направлению «ведение личного подсобного хозяйства» заключается тоже от трех до 12 месяцев. Выплаты в этом случае до 100 тысяч рублей.
– По мерам, направленным на «преодоление гражданином трудной жизненной ситуации» такой контракт заключается на срок от 3 до 6 месяцев. В это период человек может получать каждый месяц выплаты в размере прожиточного минимума, установленного в том регионе, где он проживает. Кроме денег, в этом формате может быть оказана бесплатная психологическая, юридическая и медицинская помощь. Помощь по устройству ребенка в детский сад.
Кроме этого, в рамках заключенного социального контракта по поиску работы, развитию предпринимательской деятельности и ведению подсобного хозяйства можно пройти обучение. Это могут быть обучающие курсы, профессиональные курсы, переподготовка. Размер выплаты на учебу – до 30 тысяч рублей.

Азалия к тому времени уже ходила на курсы вакуумного массажа. Она вообще из тех, что не сидит сложа руки и пробует разные варианты. Думала закончить курсы и устроиться в салон работать. Однако, когда разобралась в условиях соцконтракта, поняла, что может открыть небольшой салон сама. Поэтому выбрала направление «Развитие предпринимательской деятельности».

По ее словам, в отделе соцзащиты ей даже помогли с оформлением документов. В течение месяца они были одобрены. Азалия решила, что ей на все понадобится 50 тысяч рублей: купить специальную кушетку и массажные масла. Еще, конечно, нужны были деньги на аренду помещения, но по условиям соцконтракта, средства, полученные от государства, нельзя тратить на съем. Поэтому Азалия заняла на первый месяц у друзей.

Когда пришли деньги по соцконтракту, Азалия купила кушетку за 40 тысяч рублей. На остальные деньги – расходные материалы. Потом сняла подходящую комнату в своем же районе и начала работать. Но перед этим собрала все чеки, накладные и отвезла в соцзащиту для отчета. К слову, там ей еще раз помогли, теперь уже в том, как платить налоги и отчитываться каждый месяц по соцконтракту.

«Надо было скачать специальное приложение, в котором я бы указывала доходы. С них автоматически уплачивались налоги. А по контракту я раз в месяц подаю в отдел соцзащиты справку, что плачу налоги и продолжаю работать», – рассказывает Азалия.

По словам Азалии, за один месяц работы она смогла отдать долг знакомым. Сейчас планирует взять еще одного массажиста, потому что одна устает. Массаж делать физически трудно, иногда бывает так, что клиентов много, приходится отказывать. Поэтому нужен помощник.

Утюг из списка вычеркнули

Сыновья Василисы Артем и Арсений. Фото: Роман Яровицин

Василиса Волкова из Нижнего Новгорода как и Азалия из всех форм соцконтракта выбрала развитие предпринимательской деятельности. По ее словам, ей тоже помогли в отделе разобраться с бумагами. Хотя, ничего сложного там и не было. Просто в некоторых моментах все подробно разъяснили. Дальше ей надо было оформить идею открытия ателье на бумаге – написать бизнес-план. До этого Василиса никогда бизнес-планы не писала.

«Я открыла интернет, посмотрела, какое мне нужно оборудование: машинки, стол для раскроя, утюг, манекен. Сравнивала цены, искала надежных продавцов. Узнавала, сколько мне придется платить за аренду в нашем районе. Потом нашла в сети примерные образцы бизнес-планов по открытию ателье. Все это есть в интернете и очень мне помогло.

Я дня три писала, переписывала, подгоняла под свои возможности. В итоге написала, принесла в соцзащиту вместе с другими документами. Там, кстати, небольшой список и все довольно легко получить: о составе семьи, о доходах, которые должны быть ниже прожиточного минимума, паспорта, свидетельства о рождении детей и о заключении брака, о постановке на учет в отдел социальной защиты. Остальные уже не вспомню», – рассказывает про бумажные дела Василиса.

Через две-три недели после того, как документы были отправлены на рассмотрение, ее пригласили в отдел соцзащиты – «на комиссию», как говорит Василиса. По ее словам, четыре человека комиссии «спрашивали, как на экзамене: почему именно этим хочу заниматься, какие есть навыки. Почему именно такие машинки выбрала. Утюг из списка вычеркнули, потому что они быстро выходят из строя».

Через две недели ей на счет пришли деньги. Она сразу заказала все, что ей нужно. Правда, как и Азалии из Казани, Василисе все равно пришлось занимать деньги. Ей помогла родная тетя, одолжила нужную сумму на аренду помещения для ателье.

В апреле прошел год, как Василиса начала работать. Она не сразу вышла в плюс. Первые месяцы шли трудно. Не все знали про новое ателье, клиентов было мало, но со временем люди стали заходить все чаще. И сейчас прибыль тоже небольшая.

Василиса давно хотела открыть ателье в своем районе. Фото: Роман Яровицин

Большую часть доходов Василиса вкладывает в развитие. Она открыла группы для детей, обучает их шитью, рукоделию. Придумала свою программу даже для маленьких. Само ателье работает до шести вечера, а после шести приходят дети. Здесь их учат шить, вязать и даже рисовать по ткани специальными красками. Группы небольшие – по пять человек, но Василиса говорит, что есть большой спрос и среди взрослых. Поэтому ей надо расширять помещение или брать второе в аренду.

Весь первый год Василиса ежемесячно отчитывалась о своей работе в отделе соцзащиты. На деньги, выделенные ей по соцконтракту, она приобрела еще и ноутбук. На нем она вообще-то планировала вести социальные сети своего ателье, продвигать интернет-страницу. Но он пригодился и для написания отчетов, ведения документации.

«В социальном контракте есть жесткое условие – тебя и твою деятельность будут проверять. Ко мне в течение года приходили, смотрели, как я работаю, смотрели машинки, как они работают. Я сама раз в месяц отправляла отчеты. Честно признаюсь, мне это не составляло большого труда. Это было дело, которым давно хотела заниматься, только никогда не было на это денег. Считаю, мне очень повезло, что так все сложилось», – говорит Василиса.

Она добавляет, что с апреля она больше не отчитывается. Однако к ней еще в ближайшие два года могут прийти и проверить работу ателье. После двух лет никакого контроля уже не будет. Все оборудование, приобретенное по соцконтракту, останется у Василисы. Расплачиваться с государством никак не надо, только исправно платить налоги с деятельности.

Судя по всему, выгоднее заключать соцконтракт с государством по этому направлению – развитие предпринимательской деятельности. Все семьи, чьи контакты дали «Милосердию.ru» в министерстве труда и соцразвития, выбирали именно его.

Мастерская по вышивке имени жены

Лилия. Фото: Сергей Филиппов

Еще одна подобная история у Лилии и Сергея, живущих в Выксе. Это небольшой город в Нижегородской области. Они муж и жена. Оба инвалиды первой группы. У обоих ДЦП, Сергей колясочник, Лилия – опорник, то есть может передвигаться с тростью или ходунками. Они тоже заключили социальный контракт, чтобы хоть как-то поправить свое положение.

У них двое детей. Живут на пенсию. Ее отчаянно не хватает. В 2012 году на общественных началах они создали организацию молодых инвалидов «Эдельвейс». Организация по мере сил поддерживает людей с инвалидностью. Никакого дохода у организации нет, иногда им помогают спонсоры, государство. Так, когда-то для организации купили вышивальную бытовую машинку, самую простую.

«Машинка хоть и простая, но освоить ее было сложно. Поэтому она какое-то время стояла без дела. Дальше случился карантин, из дома совсем не выходили, и я стала понемногу в ней разбираться.  У меня получались хорошие вышивки, мне даже пришли заказы. Но на такой простенькой машинке много не сделаешь и сложные рисунки на ней непросто вышивать.

Стала мечтать о профессиональной, чтобы начать зарабатывать. Нам пенсии хватает буквально на самый минимум. Подработка бы совсем не помешала. В среднем хорошая профессиональная машинка стоит 300 тысяч рублей. Откуда у нас такие возможности», – рассказывает Лилия.

О том, что можно получить деньги на приобретение такой машинки через социальный контракт Лилия и Сергей узнали от знакомых.

«Это было огромное счастье, когда привезли машинку. Я сразу села работать», – рассказывает Лилия. Фото: Сергей Филиппов

Муж Сергей написал бизнес-план. Как говорит Лилия, он вообще взял на себя большую часть организационных вопросов и оформление документов. Мастерскую по вышивке в бизнес-плане Сергей назвал именем жены. После отправки документов в отдел соцзащиты им довольно быстро пришло одобрение и на счет поступили деньги.

«Машинка стоила 300 тысяч рублей. Сергей списался с фирмой-продавцом. Рассказал им, что покупаем на деньги по соцконтракту, а там максимальная сумма 250 тысяч рублей. Они нам сделали скидку и продали машинку за 260 тысяч. Десять тысяч мы добавили из своих.

Это было огромное счастье, когда привезли машинку. Я сразу села работать. Она, конечно, сложнее устроена, чем предыдущая, но когда я разобралась, работать на ней оказалось легче, конечно», – рассказывает Лилия.

Муж ей помогает. Он в программе создает рисунок, а Лилия вышивает. Дети тоже помогают по мере возможности. Иногда бывает столько заказов, что одному человеку не справиться.

В конце июня соцконтракт закончился. То есть прошел год, как семья его подписала. С этого времени Лилия с Сергеем, как и другие герои нашей публикации, больше не отчитываются перед государством, но продолжают работать на своей собственной машинке, зарабатывать небольшую прибавку к пенсии и платить с этого налоги.

«У меня на телефоне установлена программа “Мой налог”. Каждое изделие, которое  вышила и продала, я описываю в этой программе, и с каждого уплачивается налог – 4 процента от стоимости», – говорит с гордостью Лилия, вроде хвалится еще и тем, что она ответственный налогоплательщик.

Еще в разговоре Лилия все время благодарит то соцзащиту, где им помогли оформить документы, то фирму, у которой они покупали машинку, потому что им сделали большую скидку, то Объединенную металлургическую компанию, которая после покупки машинки подарила семье удобный рабочий стол.

Мастерскую по вышивке в бизнес-плане муж Лилии назвал именем жены. Фото: Сергей Филиппов

В разговоре с ней понимаешь, что и Лилия, и ее муж Сергей приложили немало усилий, чтобы получить то, что у них сейчас есть. Сергей, к примеру, сам сделал дом, в котором они сейчас живут, таким, чтобы и ему на коляске, и Лилии с опорой было удобно по нему передвигаться.

Все продумано до мелочей. Нет ступенек, расширены дверные проемы. Рабочее место с машинкой оборудовано так, чтобы было комфортно работать. Тоже заслуга Сергея. Поэтому неудивительно, что они, разбирая условия и нюансы программы социального контракта, выбрали «развитие предпринимательской деятельности» и создали небольшой семейный бизнес, который приносит им доход. Хотя там есть и другие формы получения помощи и поддержки.

В позапрошлом 2019 году наиболее востребованными формами соцконтракта были преодоление трудной жизненной ситуации и ведение личного подсобного хозяйства. Но там и время действия контракта меньше, и сумма выплат меньше. По сути, когда заявители выбирают предпринимательство, они выигрывают не только в сумме полученных денег, но и в перспективе. Ведь так они становятся владельцами, пусть малого, но бизнеса.

Тем не менее, все направления социального контракта востребованы, и все они могут быть получены. По данным Минтруда, в прошлом 2020 году на реализацию социального контракта в рамках пилотного проекта, в котором участвовали 21 регион,  были выделены 7 млрд рублей. На эти средства в 2020 году планировали заключить 68 тыс. социальных контрактов с охватом более 300 тыс. человек.

Однако контрактов заключили больше. Как сообщили «Милосердию.ru» в пресс-службе министерства, в прошлом году были подписаны 182 тысячи социальных контрактов, в том числе с многодетными семьями.

«Доходы получателей выросли в среднем больше, чем в полтора раза – в 1,6 раз. Почти 65% получателей социального контракта вышли из бедности», – заявили в пресс-службе.

Сейчас программа работает во всех российских регионах. Им в течение 2021–2022 годов выделены субсидии в размере 29,2 млрд ежегодно.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться