Слияние

В последние месяцы споры вокруг национальностей обострились. Почему это происходит? Какие опасности таят в себе межнациональные браки? Образуется ли в результате притока мигрантов на территории России новый народ?

Права мигрантов в России постоянно ущемляют, однако и коренное население России жалуется на притеснение со стороны приезжих. В последние месяцы споры вокруг национальностей обострились, почти каждый считает своим долгом высказаться на тему сосуществования народов на территории России. Почему возникают такие конфликты? Какие опасности таят в себе межнациональные браки? Образуется ли в результате притока мигрантов, скажем, из Средней Азии на территории России новый народ?

Мировой порядок

Смешение рас неизбежно. Массовая метисация началась в эпоху Великих географических открытий, и на сегодняшний день на планете практически не осталось мест, где бы коренное население не смешивалось с недавними переселенцами (в первую очередь европейцами). Но с каждым столетием, с каждым десятилетием процессы метисации ускоряются. Какие генетические и культурные последствия нас ожидают?

Ежедневно в мире рождаются десятки тысяч метисов — детей от смешанных союзов, родители которых являются представителями разных рас и контрастных генотипов. Антропологи утверждают, что по крайней мере пятая часть населения земного шара — метисы.

Как известно, ученые выделяют всего три основные расы: европеоидная, монголоидная, негроидная, часто в отдельную расу выделяют также американских индейцев и аборигенов Австралии. Но каждая большая раса делится на несколько малых, различия между которыми значительны: вообразите себе, например, норвежца и индуса — оба относятся к европеоидам, но к разным малым расам. А при метисации получается и вовсе бесчисленное множество вариантов. Так, например, уже в наши дни на Гавайских островах формируется новая раса в результате метисации европеоидов, монголоидов и полинезийцев.

Из-за усиленного экономического роста и общественного развития численность какой-либо этнической группы быстро возрастает, и она вбирает в свой состав (ассимилирует) соседей. Сразу же возникают подозрения, что именно это сейчас происходит в отношениях России с Китаем. Однако ученые не спешат соглашаться: русским с китайцами смешиваться пока не было ни времени, ни места. Времени — потому что ареалы русских и китайцев вплотную соприкоснулись лишь пять-шесть поколений назад. А места — потому что плотность и русского населения, и китайского вдоль Амура очень низка в сравнении с плотностью в европейской части России или Центральном/Южном Китае.

А вот малые народы, скажем алтайцы, кеты, эвенки, нанайцы, с каждым поколением все больше растворяются в русском населении — возможно, нынешнее поколение последнее или предпоследнее для многих из этих популяций. Но с другой стороны, у многих народов (включая и русских) остается со стороны плохо заметный, но принципиально важный для сохранения генофонда слой сельского коренного населения вдали от больших городов и железных дорог. И этот-то тонкий слой, над которым перекатывается амальгама мигрантов, как раз и сохранит генетическое разнообразие человечества еще на многие поколения и века.
Миграция и метисация могут быстро, в течение нескольких поколений, разрушить генетические различия, но не менее важны различия культурного плана. В истории нередко были случаи исчезновения народа в результате его метисации с другим народом. В таких случаях гибель одного народа приводила к возникновению другого. Историки утверждают, что падению Римской империи предшествовало переселение варваров на римские территории и в некоторой степени — метисация коренного населения с приезжими варварами (готами, галлами, сирийцами), из-за чего коренное население осталось в меньшинстве, исконные римские традиции деформировались, некоторые из них и вовсе исчезли.

Разница — в хромосомах

В России бок о бок существуют почти две сотни разных народов, и конечно же они смешиваются между собой. Так, народы Кавказа долгое время живут с одном государстве с русскими (хотя народы взаимодействовали и до объединения), поэтому поток генов течет в обе стороны. Впрочем, для большинства русских и кавказских популяций этот поток больше напоминает ручеек, поскольку для русских большее значение имеет обмен генами с украинцами, татарами, литовцами, мордвой и т. д., а для народов Кавказа — в первую очередь друг с другом. Но есть исключения. Одно из них — недавно изученные генетиками терские казаки, живущие на Кавказе, — субэтническая группа русского народа, более четверти генофонда которой представлено кавказскими генетическими вариантами.

Руководитель группы геномной географии Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Олег Балановский рассказал, что отличия между русскими и кавказцами скрываются в хромосомах: у русских, как и других европейцев, часто встречаются гаплогруппы (генетические варианты) Y-хромосомы R1 и I, а у народов Кавказа этих вариантов почти нет, там преобладают гаплогруппы J и G. Возникает вопрос: насколько это существенно? Ученые считают, что то, какую разницу считать «существенной», зависит только от масштаба сравнения. Если рассматривать весь геном, то отличия человека от шимпанзе составляют менее 1 процента, но если выбрать только самые изменчивые гены, то можно найти достоверные различия между любыми генофондами. В масштабе изменчивости всего человечества русские и ханты очень похожи, но в географическом масштабе «от Двины до Оби» они находились бы на разных полюсах. А поскольку отдельно взятый «русский человек» (или англичанин, или китаец) непредсказуем, он может быть генетически похож на кого угодно из-за индивидуальных различий, поэтому во всех исследованиях сравниваются не отдельные люди, а популяции — группы людей, которые исторически устойчивы и обладают стабильным, предсказуемым генофондом.

Внешний облик восточных славян, по мнению антропологов (В. С. Бузина и др.), вобрал в себя две разные системы признаков (на языке ученых — два морфологических комплекса). Выступающий нос, крупные размеры лицевого и мозгового отделов черепа и ряд других признаков были характерны для лето-литовского населения — латгалов, аукшайтов и ятвягов, а впоследствии так выглядели полоцкие кривичи и древляне. Уплощенность лица, не слишком выступающий нос были присущи финно-угорским этносам средневековой Восточной Европы — летописным мери, муроме, мещере, чуди, веси. В процессе ассимиляции эти черты передавались новгородским славянам, вятичам и кривичам. Внешние признаки второго типа становятся все более выраженными по направлению к востоку.

Негативный опыт

Уже давно люди подметили закономерность, что красивые и талантливые дети от браков смешанных национальностей рождаются чаще. Увы, и «красота», и «талант» — понятия, недоступные научному изучению, по крайней мере для генетики и антропологии. Однако среди метисов были Пушкин, Тургенев и Дюма, а исследование английских психологов Университета Кардиффа подтвердило, что дети от смешанных браков воспринимаются как более привлекательные.
Существует, правда, и такая точка зрения, что смешение генетических программ при смешивании народов может приводить к сбоям. Каждый из контрастных расовых типов адаптирован к своим экологическим условиям. Например, у спортсменов из Африки мышцы на 16% больше насыщены кровеносными сосудами, чем у бегунов из Европы. При метисации могут разрушиться «сработавшиеся» ансамбли генов и сформироваться сочетания, не имеющие выдающейся приспособленности ни к какому климату. Однако на практике влияние метисации на здоровье учеными слабо изучено. Например, наиболее метисированная страна в мире — Бразилия, где смешиваются все три большие расы (европеоиды — переселенцы из Европы, монголоиды — американские индейцы, негроиды — потомки африканских рабов), а бразильцы, на житейский взгляд, на здоровье не жалуются и успешны в спорте.

Человечество не раз задумывалось: нельзя ли сочетать гены наиболее выгодным образом, чтобы путем различных смешений (в том числе и метисации) создать человека с выдающимися способностями — более умного, сильного, стойкого, красивого и т. д. Вообще-то, целенаправленное «создание человека со способностями» называется евгеникой — это страшная болезнь генетики человека времен детства этой науки. Сегодня она считается научно не обоснованной, технически вряд ли реализуемой и этически совершенно неприемлемой.
Ушли в область прошлого и сегрегационные законы, которыми, опасаясь «чужаков», многие государства пытались защититься от метисации. В числе таких стран США, Нидерланды, Британская империя, ЮАР и фашистская Германия. В фашистской Германии действовала бесчеловечная «теория чистоты арийской расы», представители «низших» народов и рас просто уничтожались. В США дискриминационные антиметисационные законы (аnti-miscegenation) во многих штатах работали до 1967 года, пока Верховный суд США не принял решение, что подобные запреты неконституционны. Однако вплоть до 1996 года в половине штатов запрещалось белым семьям усыновлять и удочерять черных сирот. В ЮАР запрет на межрасовые браки был снят еще позднее, в 1985 году.

Столкновение культур

Тем не менее и сегодня детям, родившимся на пересечении двух культур, приходится нелегко: они сталкиваются с различными притеснениями. Им сложнее понять, кто они и что они должны делать в этом мире. И задача общества — помочь им найти себя.

Социализация ребенка проходит через прививание ему норм общества, в котором он живет. Ребенок из смешанной семьи впитывает две культуры, соответственно, чтобы его личность развивалась в правильном направлении, ему необходимо вовремя уяснить для себя те нормы, которым он будет следовать. В глобальном смысле производством и воспроизводством знаний занимается школа, а производством и воспроизводством ценностей — Церковь. И хотя сейчас существуют госпрограммы, направленные на поддержку семьи, языка и религиозно-этическое воспитание, однако, по мнению Алексея Викторовича Шестопала, заведующего кафедрой философии МГИМО, в масштабах современных процессов метисации, которые сейчас протекают чрезвычайно активно, этого недостаточно: нужно сбалансировать усилия правительства и усилия гражданского общества, не уповать только на власти. Тогда при поддержке бизнеса и общественных организаций можно будет создавать различные сообщества помощи семье, в том числе семье смешанной, представляющей разные культуры. Сильные и активные корпорации учителей, профессоров просто необходимы для решения проблем метисации, а сам диалог между школой, университетом с одной стороны и Церковью с другой чрезвычайно важен. Они могут способствовать поддержке сложных семей (в т. ч. смешанных) через специальные образовательные программы, развивать различные формы внеучебной деятельности, способствовать формированию правильных ценностных ориентиров. Словом, речь идет о том, что преподаватели должны организовывать диалог культур. Однако один в поле не воин, для этого нужны корпорации.

Но так или иначе, человеческие качества индивида связаны не с расовой принадлежностью, а с социальными факторами (такими, как образование и воспитание). Метисация лишь влияет на личность человека, формирует один из кризисов, который проходит человек на своем пути, но не меняет тех проблем, которые стоят перед каждым. Человек всегда осуществляет выбор в любой момент своей жизни, особенно в кризисные точки: в юношеский кризис, среднего возраста, во время перехода к старости. Иногда метисация может помогать человеку выходить из кризиса, если метис чувствует себя духовно богаче. Или, наоборот, если человек начинает стыдиться; но это всегда разрушает и обедняет. По существу, мы все метисы в той или иной глубине, поэтому должны ощущать богатство, которое мы получили в наследство, считает А. В. Шестопал.

Пятый кризис самоидентификации

Исторические потоки метисации очень часто приводили к социально-политическим смутам и кризису самоидентификации (по мнению А. В. Шестопала, нынешний кризис — уже пятый по счету). Професср Шестопал всю жизнь занимался Латинской Америкой, а там вся культура построена на смешении рас, и это часто наводило его на размышления о метисации в России. По его мнению, первый цикл метисации дал Киевскую Русь — славяне, хазары, варяги. Второй дал Московскую Русь и великорусский язык, он был связан с движением киевско-русского этноса на север и со встречей с финно-уграми. Третий — великорусский этнос и язык стали смешиваться с тюркским к югу в районе великой степи и на восток к Поволжью. Четвертый кризис — в результате раздела Польши и смешения с евреями и выходцами из Польши и с Кавказа. И пятый — наши дни — очень активная метисация с выходцами с юга и юго-востока, Кавказа и Средней Азии. (Стоит отметить, что далеко не все генетики согласны с А. В. Шестопалом в том, что метисация с Кавказом сейчас идет активно.)

Все эти циклы, кризисы всегда преодолевались за счет некой национальной идеи. В большинстве случаев толчком для преодоления межэтнических кризисов в России было Православие, а в XVIII веке — утопическая наднациональная идея просвещения.

Историческое целое

Сложности в отношениях коренного населения с мигрантами Алексей Шестопал связывает с двумя процессами перехода: от секулярного общества к постсекулярному (в котором наблюдается восстановление религиозного сознания) и с движением от индустриального общества к постиндустриальному. Движение в направлении мировых религий может укреплять национальную идентичность, а движение в направлении религиозного экстремизма, сект, парарелигиозных движений — разрушать ее, противопоставляя разные группы друг другу. Как правило, секты появляются под давлением радикальной унификации и радикального национализма. Это крайнее проявление, а любые крайности могут вредить и коренному населению. Когда национализм проявляется не как стремление сохранить и приумножить культуру и традиции, а как агрессия против других наций (в этом и заключается суть острого национализма), то секты могут появляться под влиянием радикалов. Но и попытки выровнять весь мир по одному стандарту вызывают резкий националистический протест, который может быть религиозно окрашен — как современный ваххабизм. Для России важнейшим процессом является возрождение тех религий, с которыми связана наша история. Это православие и ислам. А нынешнее постиндустриальное общество, как уверяет А. В. Шестопал, будет либо постсекулярным, в котором вернется национальное религиозное сознание, либо его вообще не будет. Безбожное сознание не справляется с проблемами постиндустриализма.

Остается надеяться, что в скором времени в России появится национальная идея, которая поможет стране объединиться, побороть ксенофобию и укрепить истинную национальную идентичность. Которая состоит из гражданской солидарности, служащей ядром гражданскому обществу, общих представлений о национальных интересах. При этом должно быть осознание российского народа как исторического целого. Все это способно сгладить противоречия, возникающие из-за сложного этнического, религиозного, расового состава населения. Тем более что мигранты активно строят Россию, работают в таких условиях, в которых большинство россиян не соглашаются, поэтому ссориться с ними не из-за чего. Как и опасаться смешения народов, ведь метисация — удел всего человечества на протяжении истории.

Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала руководителю группы геномной географии Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Олегу Балановскому и заведующему кафедрой философии МГИМО Алексею Шестопалу

Ольга АДАМЧУК

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.