После инсульта сеньор Жуан (фамилию врачи до сих пор не разглашают) все свои деньги отдавал нищим, а работал бесплатно. Ученые изучали феномен и пришли к неокончательным выводам

Это случилось в начале 90-х. Сотрудник отдела кадров крупной страховой компании уволился с работы. Офисный стол 49-летний Жуан сменил на тележку, с которой торговал картошкой фри на улицах родного Рио. Товар пользовался огромным успехом. Во-первых, картошка и впрямь была хороша: хрустящая, тающая во рту. Во-вторых,  Жуан охотно раздавал ее бесплатно – стоило только попросить. С выручкой экс-кадровик тоже распоряжался необычно. Мог отдать ее нищим или накупить уличной детворе конфет. Себе он не оставлял ничего.

Детям — сласти, взрослым – фри, деньги – по ветру! 

Когда-то Жуан был очень серьезным и строгим человеком. Но после инсульта в 1990-м году стал совершенно другим. «Я заглянул смерти в глаза, — часто повторял он, — а теперь я хочу наслаждаться жизнью». И ни от чего на свете он не получал отныне такой радости, как от расставания с деньгами.

Духовное перерождение после тяжелых испытаний, в том числе и болезни – вещь нередкая. О ней мы читаем в  жизнеописаниях подвижников и житиях святых. Но Жуан не святой. В его истории нет ни преображающего чуда метанойи, ни катарсиса. Как ни прискорбно, она вообще не имеет отношение к духовному – она исключительно физиологична.

Невероятная («патологическая» с точки зрения врачей) щедрость этого человека явилась следствием повреждения мозга в результате инсульта. В добавок к бессоннице, замедленности речи и движений, проблемам с памятью и концентрацией.

Новое отношение Жуана к деньгам не могло не привести к конфликтам в семье. Домой, к жене и сыну, он приходил без единого реала в кармане и в итоге был изгнан. Шурин, с которым они на пару владели картофельной тележкой, отказался вести с ним бизнес. Жуан переехал к старенькой маме, жил на ее пенсию, которую, естественно, тоже при случае раздавал. Иначе он не мог:

только расставаясь с деньгами, Жуан чувствовал себя счастливым, жизнь – исполненной смысла.

Скучные мелочи вроде покупки еды, оплаты жилья и т.д. его совершенно не интересовали. Не по злобе, не по глупости — по болезни.

Не стоит представлять себе Жуана эдаким городским сумасшедшим, который шел на поиски уличных ребятишек с мешком чупа-чупсов. Но если дети просили денег или сладостей, он сразу лез за бумажником. Это получалось рефлекторно, он просто не мог им отказать – как собака Павлова не могла не истекать слюной, заслышав звуки колокольчика. Только отдавая что-то, он чувствовал себя счастливым.

Умер Жуан от почечной недостаточности в 1999-м году. Фамилию его врачи не разглашают.

Человечность под микроскопом

История медицины знает массу историй, когда поведение людей коренным образом менялось после повреждений головного мозга различной этиологии. Для неврологов эти случаи – прекрасная возможность изучить функции определенных участков. История болезни Жуана дала им возможность прикоснуться к самым возвышенным тайнам нашей природы, к сущности самого понятия «человечность», которое до сих пор описывали лишь поэты да философы.

Долгое время исследователи не решались лезть в эту тайну, слишком тонкие материи предстояло изучать. Однако бесстрастная статистика свидетельствовала: пожертвовав деньги на благое дело, человек испытывает легкость, радость, умиротворение и прилив физических сил.

В разных странах мира проводились многочисленные исследования, подтверждавшие: акт даяния благотворно действует на дающего. Недаром дарить подарки люди любят едва ли не чаще, чем получать их. Так что, хотя акты проявления великодушия имеют отношение к высшей нервной деятельности, эффект от них проявляется такой же, как от  самых простых раздражителей – вкусной еды, любимого спорта.

Материалистически настроенные медики верят, что именно это «положительное подкрепление» и заставляет человека совершать благородные поступки. Но до недавнего времени вне поля их зрения оставался механизм образования этих приятных ощущений. Отчего доброта действует на человека, как настоящий наркотик?

«Доброхотно дающего любит Бог»!

Десять лет назад когнитивный нейробиолог Джордан Графман исследовал эту связь в лаборатории. Участников  эксперимента попросили пофантазировать на тему, в какие именно благотворительные фонды они хотели бы пожертвовать крупные суммы денег. Мозг их тем временем сканировали, проводя функциональную магнитно-резонансную томографию.

Доктор Графман с коллегами ожидали обнаружить  наибольшую активность в лобных долях мозга: именно здесь вызревают наши решения действовать так, а не иначе, взвешиваются «за» и «против», намечаются пути действий. МРТ подтвердила ожидания лишь отчасти. К удивлению ученых, в работу включились также центр удовольствия и система вознаграждения мозга. Причем, сигнал, поступавший оттуда, оказался очень мощным.

Если описывать полученные результаты предельно упрощенно, мозг испытуемых начал активно выделять допамин – широко известный «гормон счастья». Обычно это происходит, когда человек испытывает разного рода удовольствие.

Дальнейшие эксперименты показали, что допамин вырабатывается гораздо активнее, когда мы отдаем деньги (или только думаем об этом) на благие цели, чем когда получаем их.

Вот почему так приятно дарить подарки, вот почему плачут богатые!

Лобные доли против фандрайзинга

Но почему тогда люди столь неохотно расстаются с деньгами? Почему благотворительным организациям приходится так исхитряться, придумывая все новые фандрайзинговые шаги, чтобы зажиточные помогли обездоленным?

Отчасти виноваты те же самые лобные доли. Ведь они ответственны за принятие взвешенных решений, их работа – предохранять нас от импульсивных поступков. Лобные доли практичного и экономного клерка фирмы Жуана дали сбой. Он потерял способность взвешивать последствия своих поступков – и его добрые чувства вышли из-под контроля.

Доктор де Оливера — лечащий врач Жуана – считает главной причиной щедрости серьезное повреждение в результате инсульта так называемого «медиального пучка» — скопления нейронов, которые осуществляют связь между лобными долями и другими участками мозга. Подобно магистральной линии интернета, он собирает данные со всего мозга, давая полушариям возможность заняться решением более важных задач, среди которых, в частности, способность противостоять соблазнам.

Именно лобные доли нужно благодарить, когда вы отказываетесь от шоколадки, сидя на диете.

Не будет «службы технической поддержки» в виде медиального пучка, лобные доли потерпят фиаско по части контролирования импульсов.

Например, если человек, руководствуясь прекрасными мотивами, решит отдать свой дом на приют для бездомных, из этого «пучка» посыплются угрозы: «Где будешь жить ты сам, твоя жена и дети?», «На какие деньги ты планируешь купить новое жилье или хотя бы снять его?» и т.д. Но поскольку у Жуана система пучка «сломалась», ничто не могло остановить его.

Там, где рождается любовь, — на поле №25

Но неужели самое лучшее в нас – всего лишь рефлекс, инстинкт, набор химических реакций, а в некоторых случаях – и вовсе патология? Вопросы тяжелые – но лишь на первый взгляд. Чрезмерно драматизировать противопоставление души и тела не стоит. Ведь щедрость – лишь одно из многих человеческих качеств. Если мы посмотрим на остальные – от любви и героизма до обжорства и ревности – то увидим ту же самую картину. Каждое из них можно описать и объяснить как в духовных, так и в психологических, и в физиологических терминах.

Есть разные точки зрения, разные причины этих состояний, разные их виды. Гормональные нарушения могут приводить к «объядению без сытости», биполярное расстройство – к безбашенному героизму. В то же время первое может быть проявлением одной из главных страстей, второе – прекраснейшей из добродетелей, самопожертвованием ради ближнего.

Так в чем отличие «нормальных» пожертвований или от патологических?

Суть даров, их изначальное предназначение как раз заключается в том, что они  сближают людей. Мы умиляемся сюрпризам, даже когда  даритель не совсем попал в точку («важен не подарок, а внимание»), мы ценим помощь незнакомых людей, если пришлось попросить о ней в трудный час.

И наука подтверждает: человек — не собака Павлова. В том самом эксперименте Графман, о котором мы рассказывали в начале, МРТ показала также активность в участке мозга испытуемых, контролирующего выработку окситоцина. Именно этот гормон ответствен за социальные связи, доверие, сотрудничество и … любовь. Его концентрация резко увеличивается, когда мы видим тех, кого любим. Это настоящее открытие – пожалуй, главное во всем эксперименте. Истинная щедрость сближает людей.

Истинная щедрость подразумевает жертву (отсюда – «пожертвование»), тот, кто дает, проходит нередко через тяжелую борьбу с самим собой.

Такая щедрость, уверен доктор Графман,  заразительна. Он философ, этот доктор, он называет это качество «основой стабильности семейных союзов, общественных и экономических систем». Ключевые аспекты любого сообщества  зависят от социальных связей, которые зарождаются в участке мозга, название которого ведомо лишь узкому кругу нейробилогов (поле Бродмана —  25), где контролируется выработка окситоцина.

Ремикс личности

Способны ли нарушения химического баланса и повреждения мозга сформировать инстинкт, или они просто выпускают на волю то, что уже живет в человеке? Этот вопрос остается открытым. Профессор психиатрии из JeffersonMedicalCollege (США)  Салман Ахтар, исследовавший патологическую щедрость, говорит: «Это похоже на опьянение, люди дают волю желаниям, которые давно в них дремали.

Если вы в сильном подпитии говорите своей сестре, что ненавидите ее, не алкоголь породил вашу ненависть. Она жила в вас до этого. Просто вы никогда не решились бы признаться в этом – ни себе, ни ей.

Нечто подобное происходит и с неконтролируемой щедростью».

А вот доктор Графман верит, что мозговые нарушения могут в корне изменить личность человека, наградив его качествами, которыми тот никогда не обладал.

Верит в это и Риардо де Оливера, лечащий врач Жуана. Он  подружился со своим пациентам, много говорил с членами его семьи. Те рассказывали, что Жуан всегда был очень добрым, что потребность помогать людям была ему присуща и до болезни. Просто он, будучи человеком рациональным, не давал воли чувствам. Инсульт сделал некий «ремикс» его личности. Ее качества остались прежними, изменился лишь их масштаб и иерархия: латентная щедрость выступила на первый план.

Между добром и злом

Де Оливера говорит, что никогда не видел человека более счастливого, чем страдающий (неправильное слово!) от патологической щедрости Жуан. В то же время, история необычного пациента заставила его задуматься и многое переоценить в собственной жизни. Отец доктора — бедный портной – готов был отдать ближнему последнюю рубашку, так же воспитал и сына.

Де Оливера брал с бедняков меньше денег за свои услуги, а порой и вовсе лечил их бесплатно, несмотря на то, что доходы семьи очень невелики. «Жуан заставил меня дать себе ответ на вопрос о темной стороне щедрости, о ее моральной цене. Ведь помогая чужим, он оставил собственную семью без гроша. Щедрость может стать тяжким испытанием для тех, о ком мы обязаны заботиться в первую очередь».

Доктор не перестал помогать людям, нет! И бедняки, идя к нему, знают, что получат скидку. С возрастом де Оливера стал понимать еще отчетливее,  чем больше мы отдаем, тем больше человеческого проявляется в нас. Нужно всего лишь прислушиваться к голосу разума – пока тот еще не отказал. «Случай Жуана должен в очередной раз напомнить всем нам, что граница между добром и зломможет быть гораздо более тонкой,  чем принято считать», — заключает врач.

Источник: theatlantic.com