Семейное воспитание в школе: опять про это?

Мало того, что современная семья сегодня находится в кризисе – отрицать это бессмысленно, – сегодня можно даже говорить об информационной войне против традиционных семейных ценностей

Круглый стол по проблемам семейного воспитания прошел в рамках выставки-форума «Православная Русь – ко Дню народного единства» 6 ноября. Организаторы круглого стола – Миссионерская комиссия при епархиальном совете г.Москвы и журнал для настоящих пап «Батя» – предложили собравшимся обсудить, как в сознании подрастающего поколения можно создавать положительный образ семьи, нужен ли в школе предмет «Семейное воспитание» и каким он мог бы быть?

Казалось бы, ну что опять про это? Сколько можно. Опять эти печальные цифры (к слову сказать, не официальные, официальной семейной статистики в России нет): 47% россиян не верит в прочность брака, 27% — считают брак устаревшим понятием, на 1000 человек приходится примерно 8 браков и 5 разводов, 30% детей воспитываются в неполных семьях… Мы слышали это тысячу раз. И что?

Перед началом круглого стола в конференц-зале №2 ЦВЗ «Манеж» было пусто и уныло. Мероприятие не предвещало ничего хорошего. Но как-то незаметно подтянулись люди, сели в кружок и стали говорить – серьезно, по делу, позитивно. Хотя и не без горечи…

Игры в скаутов и кукол

Несмотря на то, что ХХ век – это век слома и большого кризиса, есть вещи, которые неизменны: дети рождаются, растут и стремятся к развитию, уверен председатель Миссионерской комиссии при епархиальном совете г.Москвы иеромонах Димитрий (Першин) . Дети спешат взрослеть, они задаются вопросами, ищут смыслы. И вот здесь нужно дать им понятные, нужные ответы, необходимый опыт. «Наша задача – найти такие сценарии, которые помогут ребенку стать взрослым, не разрушая себя», — сказал отец Димитрий.

Он привел пример того, как это может работать. Отец Дмитрий уже много лет руководит Братством православных следопытов, а иначе – православными скаутами. «У нас разные ребята, не у всех все хорошо в семьях. И вот в конце октября у нас был лагерь под Подольском. В те дни выпала трехмесячная норма осадков, было грязно, подмораживало. И вот эти подростки, про которых принято говорить, что они валяются на диване, пьют пиво и курят сигареты, сами поставили лагерь, наломали дров, проявили себя настоящими мужчинами, заботились о девчонках. Это и есть взросление. Они учатся брать на себя ответственность». А ведь именно этого навыка часто не хватает молодым семьям.

Как ни странно это звучит, но, когда родители заняты добыванием хлеба насущного, именно на плечи педагогов ложится задача объяснить ребенку, что такое семья и какой она должна быть, считает Роза Лубянкина, методист Отдела религиозного образования и катехизации Тамбовской епархии. Причем начинать надо с ранних лет.

«Для дошкольников нам, педагогам и психологам, надо придумать игры, альтернативные куклам Барби, — предложила Роза Лубянкина. – Это мог бы быть домик, в котором персонажи — папа, мама, ребенок. Вместе с воспитателем в детском саду дети бы проигрывали ситуации: папа что-то мастерит, мама готовит еду, ребенок как-то помогает одному из них или поливает цветочки на подоконнике. Надо чтобы в детском саду героиней была не мама, которая привозит ребенка на крутой машине, а сплоченная семья».

Общество потребления против семьи

Сфера потребления работает против семьи, заявил врач-сексолог, психотерапевт Евгений Кульгавчук. И мало того, что современная семья сегодня находится в кризисе – и отрицать это бессмысленно, – сегодня можно, пожалуй, даже говорить об информационной войне против традиционных семейных ценностей.

Продолжая мысль психотерапевта, иеромонах Дмитрий (Першин) рассказал о статистических данных: «На 30% несемейный человек потребляет больше ресурсов и тратит денег, чем человек семейный. Понятно, что бизнес в большинстве своем заинтересован в несемейных людях».

Евгений Кульгавчук рассказал о некоторых тенденциях, которые он замечает в своей практике. Все чаще на приеме от женщины можно услышать формулировку «завести ребенка», не предполагающую заботу о судьбе самого ребенка. Многие женщины не готовы рожать, потому что они «пока не потянут», по просьбе психотерапевта они даже составляют смету, и в ней оказывается все самое дорогостоящее из ассортимента детских магазинов. Кроме того, родители пытаются гордиться достижениями ребенка, воспринимая сына или дочь как «трофей». Понятно, что подобное отношение вовсе не способствует созданию у ребенка здоровых представлений о семье.

Существующему в обществе потребления разобщению психотерапевт предложил противопоставить «агрессивную социальную рекламу традиционных ценностей». «Нужно, чтобы полная семья с большим количеством детей позиционировалась как достижение, как настоящий личностный рост, некая доблесть», — отметил Кульгавчук.
Он отметил также, что за последнее время сделал вывод, что «классические позиции сексологии во многом совпадают с позициями Русской Православной Церкви, в первую очередь, в области, касающейся семейных ценностей».

Врач подчеркнул также, что многие программы, предлагаемые для школ в качестве уроков «полового воспитания», вполне подходят под уголовную статью о растлении малолетних. «Это учебники отклонений, обучающие сексопатологии», — подчеркнул он.

Школьный экстрим и забастовки учителей

«Семейное воспитание» — такой предмет, основанный на православной традиции, предложил ввести в школе член Миссионерской комиссии, руководитель Интернет-журнала для настоящих пап «Батя» священник Дмитрий Березин. Но вот вопрос: каким должен быть этот предмет и кто будет его вести? Школа сегодня не больно-то радуется подобным нововведениям.

«Когда я приходил в кабинеты директоров школ, — поделился своим опытом работы в школе ответственный за миссионерскую работу храма Рождества Богородицы во Владыкино Андрей Литвиненко, — первое, что я замечал, это ощущение, что я тут «особист». И отношение: а что вы тут хотите, проповедь читать? В школах проповедь читать не получится».

Андрей Литвиненко уверен, что прежде чем идти к школьникам, нужно научиться говорить с учителями: «Первый год миссионера в школе – это работа с педагогическим составом: нужно показать, что ты не «церковный бульдозер», что ты пришел пообщаться, помочь…»

Роза Лубянкина из Тамбовской епархии соглашается: «У нас была апробация программ ОПК, и мы обучали педагогов. Курсы вели священники и миссионеры. Первые два дня была малая забастовка – учителя топали ногами и свистели. Потом после двухчасовой беседы со священником у них наступило успокоение. А потом на каждой лекции они рыдали. Мне кажется, что ОПК вводится в школе даже не для детей, а для того, чтобы наши педагоги открыли для себя Бога».

Что касается предмета «Семейное воспитание», то, по мнению участников круглого стола, он все-таки нужен подрастающему поколению. А вот каким должен быть этот курс, кто и как мог бы его преподавать, как воспримут его школы – вопрос открытый. Особенно в свете описанного опыта.

И, наконец, о любви

«Говоря о том, что делать с детьми, мы ставим телегу, в которой есть все необходимое, впереди лошади, под которой я подразумеваю в данном случае движущую силу. А движущая сила – любовь», — напомнил Андрей Литвиненко.

Мы придумываем новые школьные предметы, воспитательные методы и занятия, социальную рекламу для молодежи, но огромная проблема – это воспитание самих родителей. И дело даже не в их занятости, а в том, что часто акцент смещается с любви на «так надо». Но если ребенок в детстве не накопил ощущения любви, то и в своей семье ему нечем будет поделиться.

А откуда же черпают свой опыт уже повзрослевшие родители? Где они сейчас, уже имея своих детей, могут поучиться, увидеть пример? Миссионер уверен: в Церкви. Ведь семья – это малая Церковь, а значит, должна создаваться по образу и подобию…

Но вот беда, в самой Церкви, на приходе часто нет семьи, нет общности… Нужно изменение мировоззрения прихода, отметил Андрей Литвиненко, и вздохнул: «Наболело в сердце, а нечем похвастаться».

Это, конечно, уже другая тема – острая, сложная. И, как оказывается, неотрывная. Учить детей правильно жить можно, только если взрослые сами будут непрерывно учиться.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.