Село и Церковь

В городах бытует устойчивое мнение, что православная жизнь сосредоточена в основном в крупных населенных пунктах, как во времена первых христиан. Деревня же экономически и духовно истощена. Так ли это? И каковы могут быть пути воцерковления села?
На эти вопросы мы попросили ответить епископов, а также священников и мирян, многие из которых часто выезжали с миссионерскими целями в отдаленные районы страны

Такие руины - частое «украшение» русских деревеньВ городах бытует устойчивое мнение, что православная жизнь сосредоточена в основном в крупных населенных пунктах, как во времена первых христиан. Деревня же экономически и духовно истощена. Так ли это? И каковы могут быть пути воцерковления села?
На эти вопросы мы попросили ответить епископов, а также священников и мирян, многие из которых часто выезжали с миссионерскими целями в отдаленные районы страны.

Лонгин, eпископ Саратовский и Вольский:
— К сожалению, сельские жители менее активны в церковной жизни, чем городские. Это тенденция, характерная для всей нашей страны. Село умирает. Здесь закрываются школы, так называемые объекты соцкультбыта — те самые дома культуры, под которые когда-то приспосабливали храмы. В редких случаях кому-то удается наладить нормальное хозяйствование на земле, в деревне.
И все же церковная жизнь на селе есть. Так сложилось, что христианство в XX веке стало городской религией. Об этом еще в 20-30 годах прошлого столетия писал протоиерей Валентин Свенцицкий. На селе церковная жизнь держалась во многом благодаря укладу, который после революции был безжалостно разрушен. И это не могло остаться без последствий. Кроме того, село на протяжении всего XX века методично уничтожалось. Велась ожесточенная борьба с Православием, и целые села ссылали в Сибирь, на Крайний Север за то, что люди сопротивлялись закрытию своих приходских храмов. Всех жителей деревни могли погрузить на баржу или товарный поезд и увезти из родных мест. Почти столетняя активная борьба с Церковью и церковной жизнью не могла не принести своих плодов.
И потому еще удивительно, что, несмотря ни на что, церковная жизнь на селе существует. В разных формах, но существует. В селах открываются новые храмы. Процесс открытия может идти двумя путями. Первый путь — инициатива населения, второй — инициатива уроженцев села, которые в настоящее время живут в больших российских городах: в Москве, Санкт-Петербурге. В нашей епархии несколько храмов построены именно такими людьми. Они стали верующими, воцерковленными людьми и хотят, чтобы их односельчане, дети, растущие на родной земле, могли слышать слово Божие, приходить в храм, молиться здесь. Таких храмов построено в нашей епархии за последние пятнадцать лет около десяти. И сейчас строится еще несколько церквей.
Путь воцерковления села, как и всего нашего народа, один. Это — священники-подвижники, готовые отдать всего себя служению Церкви. И если священник неактивен (но это не означает, что он плохой, негодный человек), то результаты его работы будут соответствующие. Если священник — человек активный, не сидит на одном месте, пытается стучаться (в буквальном смысле) в двери и сердца людей, то результат будет другой. Иных путей воцерковления села я не вижу.

Георгий, епископ Нижегородский и Арзамасский:
— К сожалению, несмотря на общее возрождение церковной жизни в России, в сельских приходах активной церковной жизни нет. Это связано прежде всего с умиранием русской деревни, особенно в глубинке. Но мы видим, что в тех местах, где есть крепкое сельское хозяйство, есть люди активного возраста, храмы возрождаются, появляется церковная жизнь, воскресные школы, есть заинтересованность самих прихожан в организации приходской жизни. Многое зависит от активности общины или священнослужителей.
Наиболее активные процессы в приходской жизни идут, как правило, в районных центрах, хотя и не во всех. Продолжают открываться новые сельские храмы, но не везде возможно быстро восстановить разрушенные святыни.
Мне кажется, воцерковление сельского населения должно сопровождаться активным участием Церкви в социальной помощи сельским жителям, особенно престарелым, инвалидам и т.п. Мне думается, что можно поучиться положительному опыту создания церковных (монастырских и приходских) сельских хозяйств, которые существуют уже в епархиях.

Кирилл, архиепископ Ярославский и Ростовский:
— Ярославская епархия – это 300 приходов с монастырями. У нас есть приходы, где на храм приходится не более десятка домов. Есть деревни, где живут только дачники. Село вымирает… Мужиков почти не осталось, спиваются. Люди в угнетенном, униженном состоянии. Такая апатия, что можно задавать вопрос: сохранился ли народ?
Но и отрадные примеры тоже есть: вот отец Григорий, настоятель Троицкой церкви села Горинского Даниловского района, стал председателем колхоза. Итоги его работы подводить рано, прошло чуть больше года. Но одно ясно: за последний год его председательства увеличилось число прихожан. Стало подниматься хозяйство. Всем селом отмечали недавно 220 юбилей храма. Отец Григорий активный пастырь, руководитель. Ему до всего есть дело: до школы, хозяйства, праздника. И народ это чувствует и тянется к нему.
Наши сельские приходы, как уже было замечено, в основном составляют дачники. Но в селе Спас-Водога Пошехонского благочиния костяк прихода Преображенского храма – это одна многодетная семья, детей 11 человек. У каждого в храме с малолетства свое послушание. Девочки пекут просфоры, мальчишки помогают по службе, выполняют обязанности звонаря. Государство никак не помогает этой крепкой православной многодетной семье. Выделяют как всем только пособие в размере 70 рублей. Что на них купить можно!? А все рассуждают о демографической ситуации.
Церковь в Спас-Водоге является единственным очагом культуры, местом общения, молитвы – сосредоточением всего лучшего. Окинь взглядом – кругом глушь и запустение, и виден только куполок Преображенской церкви, как маяк надежды. А кругом… Колхоз давно развалился. В тех местах только с молитвой и можно выжить. Летом добирались несколько километров по жуткому бездорожью на тракторе. Раньше прилетали вертолетом, но то были другие времена…
И все-таки жизнь продолжается. И храмы в селе открываются и строятся. Ровно год назад освящали храм в селе Мордвиново. Его полностью возвел на свои деньги местный житель, предприниматель Григорьев Петр Викторович. В Ярославской епархии за короткий срок поднялись храмы на родине Преподобного Иринарха-Затворника в селе Кондаково, в селе Ивановское Борисоглебского района. Строить новые храмы или восстанавливать древние никто никого не понуждает, на то есть добрая воля людей и сознание, что земными радостями и горестями жизнь не начинается и не заканчивается – надо послужить и людям и Богу. И строительство храма происходит тогда, когда разрушено уже все кругом… Это печально, но это реалии. Но может быть, с поднимающимися стенами сельской церкви что-то «поднимется» и в душах людей? На это очень хочется надеяться.…

Герман, архиепископ Курский и Рыльский:
— Воцерковленность сельского населения в гораздо большей степени, чем в городе, зависит от активности священника. Ведь в городе и храмов больше, и жизнь динамичнее. Вот, например, есть у нас в районе Беловском село Песчаное. Батюшка с матушкой уже несколько лет ведут воскресную школу. Им удалось привлечь к православным занятиям почти половину детей села — около 70 человек. Это дает нам право назвать песчанский приход поистине молодежным, что уже само по себе говорит о его активности. Но бывает, к сожалению, по-другому. Приходится сталкиваться с такими явлениями, когда священник сам живет в городе, а в село лишь иногда наведывается — по праздникам. Разве можно назвать его пастырем! Мы в нашей епархии ведем жесткую борьбу с такими вещами. Сельский священник должен непременно жить по месту службы. И так же как успешность колхоза во многом зависит от личности председателя, приходская жизнь зависит от личности настоятеля.

Иоанн, архиепископ Белгородский и Старооскольский:
— В этом году отмечается десятилетие возрождения Белгородской и Старооскольской епархии. В год возрождения епархии в ней насчитывался 141 официально зарегистрированный приход Русской Православной Церкви. Из них 31 городской и 110 сельских. В 2005 году — уже 258 приходов, из которых 56 городских и 202 сельских. Наша область традиционно всегда была аграрной.
Каждый месяц в епархию письменно или устно обращаются жители области с прошениями о регистрации приходов и содействии в реставрации или строительстве храмов. За эти десять лет построено, отреставрировано и вновь освящено 70 храмов и часовен. Средний возраст настоятелей — 30-35 лет, они участвуют во всех важных событиях жизни сел, преподают в школах «Основы православной культуры», совершают в полях молебны и крестные ходы, освящают посевы и технику. На мой взгляд, это свидетельствует о возрождении Православия на селе.

Материал целиком читайте на сайте «Нескучного сада»

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться