Материал газеты «Комсомольская правда»

Бесланская школа с одной стороны окружена бесконечными кварталами частной застройки. Все дома имеют заборы, но в каждом есть калитка, чтобы без проблем ходить в гости друг к другу. Узенькими проходами от школы можно пройти больше километра, ни разу не попадая на оживленные улицы. Саша прекрасно знает все лазейки, ходы и выходы — он вырос здесь. Но потрясению взрослых людей не было предела, когда через пятнадцать минут после начала бойни в спортзале из пролома в стене во двор кафе «Ирбис» выскочил окровавленный мальчишка, а за ним вдруг повалили девочки в разодранных и окровавленных платьях, малыши в трусиках, все в крови, своей и чужой, пыли и пороховой гари.

Там, откуда бежали дети, рвалось и ухало, над кварталом уже засвистали первые пули, к счастью, шальные. Сашку подхватили на руки. На счастье, в переулке дежурила «Скорая», и он стал первым раненым этого кошмарного дня. Дети выбегали один за другим, мужчины бросились к своим автомобилям везти детей в больницы. А Сашка лежал лицом вниз на носилках. Врач обрабатывал ему страшные ожоги на спине, а медсестра держала мальчика за руку. Еле слышно он рассказывал врачам, что с ним произошло.

— Они (боевики. — Прим. авт.) с утра над нами стали издеваться. Воды не было, и мы все пили мочу. Мы все раздетые сидели, и террорист увидел у меня крестик на шее. В это время под окнами школы уже рвануло первый раз.

Мальчишку потыкали стволом в грудь, вминая крестик в худое тело, потом потребовали: «Молись, неверный!» Саша крикнул: «Христос Воскресе!» И тогда бандиты стали бросать в переполненный спортзал гранаты!

Как рассказал нам старший брат мальчишки, Сашка просто вырос в этом спортзале. У школы шикарная баскетбольная площадка, а в свои 13 лет мальчишка уже успел попасть в сборную родного города и даже выиграть республиканский чемпионат. И тут любимое место отдыха мгновенно превратилось в арену смерти, и Сашка понял, что терять больше нечего. Среди взрывов и криков он что-то закричал, а что, и сам не вспомнит, и бросился в открытое окно. А за ним побежала еще сотня детей. Сразу же за площадкой, на которой начиналась та самая первосентябрьская линейка, начинался собачий лаз — прямой ход прямо к воротам Сашкиного дома через соседские ходы и огороды.

Врач не успел толком обработать раны у мальчишки, толпой набегали другие калеченые и раненые дети, и счастливые родители забрали мальчика домой. Но к вечеру от ожогов ему стало плохо. Звонил телефон, родственники справлялись о здоровье бывшего заложника, а Саша кричал: «Не берите трубку! Это террористы!»

В конце концов уже под вечер ребенка увезли в переполненный ожоговый центр Владикавказа.

Александр КОЦ
Дмитрий СТЕШИН
03 сентября 2004 г.

Источник: КП