Санинспекция как средство борьбы с благотворительностью: лучше не кормить бездомных, чем кормить без официанток?

Некоторым гражданам не нравится, что в местах кормления бездомных «антисанитарные условия». Но вместо того, чтобы предложить способ эти условия улучшить, они склонны позвать санинспектора — и запретить раздавать еду в поле своего зрения. Уменьшит ли это число бездомных и прибавит ли чистоты городу?

Некоторым гражданам не нравится, что в местах кормления бездомных «антисанитарные условия». Но вместо того, чтобы предложить способ эти условия улучшить, они склонны позвать санинспектора — и запретить раздавать еду в поле своего зрения. Уменьшит ли это число бездомных и прибавит ли чистоты городу? Рассуждают благотворители.

/http://vk.com/event69157043/

В Москве десятки тысяч бездомных — и не менее десятка благотворительных организаций, добровольцы которых их кормят, снабжают одеждой и простейшими медикаментами, пытаются ресоциализировать или отправить домой. Далеко не каждый бездомный соглашается даже попытаться восстановить утраченные документы, позвонить близким, устроиться на работу (а если и соглашается — не всегда выдерживает требование явиться трезвым), поехать домой. Но тем, кто соглашаются, — помогают. В ответ добровольцы слышат не только благодарность, но часто и порицание москвичей: мол, десятерых вы отправили домой, но сто человек привлекли на это место раздачей бесплатной еды.

Недавно на канале «Москва-24» появился репортаж , где добровольцев обвиняли еще и в создании антисанитарной обстановки в Капотне: бездомные, мол, перед едой не моют руки, едят, сидя на траве, а не за столами, да еще и тащат к близлежащей теплотрассе свои пожитки. Заявлялось, что лучше вовсе не кормить, чем кормить так, но и не было сказано ни о запрете кормить, ни о санкциях по отношению к членам благотворительной команды.

Ранее добровольцы того же фонда «Помощник и покровитель» уже оказывались в центре внимания полицейских и даже под угрозой ареста всё за то же «правонарушение» — раздавали голодным людям еду. Действительно ли именно бесплатная еда привлекает людей к бездомному образу жизни, и как может строиться сотрудничество благотворительных организаций и мэрии, рассуждают организаторы и участники помощи бездомным.

Илья Кусков, руководитель направления помощи бездомным Отдела по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ, председатель благотворительного фонда «Помощник и покровитель»:
– Сюжет, показанный по телеканалу Москва-24, поразил до глубины души. В нем прослеживается очень странная мысль: по мнению автора репортажа, именно общественные организации виноваты в том, что бездомные пребывают на улице, а не благополучно проживают в ЦСА. Но очевидно, что это не так. Свою активность НКО начинают проявлять там, где городские власти с решением проблемы справляются недостаточно хорошо. Если бы все было хорошо, и бездомные были бы все устроены, то волонтеры просто не увидели бы их и не пришли к этому виду социального служения.

Что касается обвинений в антисанитарии. Автор сюжета замечает, что бездомным не очень удобно принимать пищу, сидя на корточках. Это действительно так. Было бы замечательно, если были бы столы, рукомойник и помещение. Хочется сказать, что было бы еще более замечательно, если были бы официанты и работал бы кондиционер.

Общественные организации изыскивают спонсоров, волонтеры приносят свои продукты только затем, чтобы облегчить участь проживающих людей на улице, чтобы по-христиански утешить, поддержать их. Оказывается, это плохо. Плохо подать нищему краюху хлеба на улице, поскольку он не сможет вымыть руки. Пусть лучше вообще ничего не ест – такова логика автора данного сюжета? Удивительно, что данную позицию поддерживает и один из депутатов Мосгордумы.

Думаю, что представители московских властей, а вместе с ними и журналисты могли бы вместо критики больше усилий направить на развитие помощи бездомным и поддержку благотворительных организаций, которые им помогают. Например, совместно с НКО московские власти бы оборудовать в каждом округе места для приема пищи бездомными со столами и стульями, с крышей над головой, с возможностью помыть руки, могли бы выделить субсидии НКО для закупки необходимого оборудования.

Хорошо известны примеры развитых стран Западной Европы, где сотрудничество НКО и государства в сфере помощи бездомным строится на взаимном доверии и поддержке, и это приводит к удивительно успешным результатам – сотни, тысячи бездомных возвращаются к нормальной жизни.

Всем, а особенно журналистам, должно быть хорошо известно про вклад общественных организаций в решение проблемы бездомности в Москве. Именно НКО запустили в Москве первые мобильные бригады помощи бездомным, спасали людей от замерзания насмерть. По примеру автобуса «Милосердие» – проекта православной службы помощи «Милосердие» – появился городской «Социальный патруль». Сегодня общественными организациями Москвы осуществляется в месяц более 150 отправок бездомных по месту последнего проживания в другие регионы, каждый месяц восстанавливается более 30 паспортов, устраивается на работу более 50 человек. При этом существенную часть отправок мы осуществляем по письменным запросам городского ЦСА «Люблино».

Важно понимать, что кормление бездомных во многом является предлогом для налаживания дальнейшего диалога с социальным работником. Только так, накормив его, мы можем расположить человека к себе, вызвать у него доверие и желание покинуть улицу. Без этого социальная работа не будет эффективной. Это проверено годами работы на улице. Департаменту социальной защиты хорошо известно об этом. Более того, на бюджетные деньги осуществляется кормление бездомных в двух районах Москвы.

Что будет, если НКО уйдут из этой области социального служения? В истории уже были примеры. Давайте вспомним 1917 год. Система социальной помощи Церкви была разрушена, а новым властям было некогда заниматься подобными проблемами. В результате множество беспризорников, сирот, нищих, бездомных были вынуждены преступной силой бороться за свое выживание.

Илья Кусков. /www.pravmir.ru/

Возвращаясь к сюжету, стоит отметить несколько фактов, удививших нас. «Социальный патруль» обычно не часто работает в указанной точке, которая окружена лесом и промзоной и находится на большом удалении от жилых домов. А здесь приезд нашего автобуса уже ждали сотрудники «Соцпатруля», корреспонденты, депутат Мосгордумы и руководитель ЦСА «Люблино». Съемка работы автобуса велась без необходимого предупреждения и согласования. Корреспонденты в устной беседе обещали по-другому преподать информацию в сюжете. Все это наводит на определенные мысли.

И все-таки мне хочется думать, что обсуждаемый репортаж — какая-то ошибка и результат недопонимания. Надеюсь, что в ближайшее время недоразумение разрешится, поскольку все общественные организации города Москвы, и наш благотворительный фонд «Помощник и Покровитель» в частности, настроены на продуктивное сотрудничество с Департаментом социальной защиты населения г. Москвы.

Дмитрий Чурбанов — координатор группы «Пельмешки на плешке» при храме мученицы Татианы при МГУ им. М. В. Ломоносова:

– Наша группа организует кормление около станции Каланчевская по вторникам вечером. Большое скопление бездомных (к нам приходит больше двухсот человек) неизбежно влечет за собой появление мусора. Еду мы выдаем в руки, люди вынуждены принимать пищу стоя или сидя на бордюре. В идеале, всех нужно бы было посадить за стол, но это на практике трудно реализуемо, так как перевозка мебели потребовала бы иметь дополнительное транспортного средство, а раскладка-сборка отняла бы слишком много времени.

Указанное место около станции Каланчевская было утверждено администрацией специально для раздачи еды малоимущим, туда приезжают разные общественные организации, так что бездомные там «трутся» постоянно. Некоторые приносят туда свой скарб, вплоть до матрасов. Чистоплотностью бездомные не отличаются, и чтобы поддерживать там порядок, нужно было бы держать это место под особым контролем.

От администрации были неясные заявления, что они готовы выделить и специальным образом обустроить место под кормление малоимущих. Обустройство площадки, возможно под крышей, возможно, по образцу «Ангара спасения», со стационарной мебелью решило бы сразу несколько проблем: отделило бы бездомных от прохожих, сделало бы более удобным процесс раздачи и приема пищи, позволило бы поддерживать порядок, проводить необходимую санобработку.

Дмитрий Чурбанов /http://vk.com/chdmitriy/

Мы осознаем, что условия раздачи пищи требуют совершенствования. Мы просим местных жителей отнестись с пониманием к этим неудобствам, которые, мы надеемся, в ближайшее время будут устранены. Должен заметить, что полное прекращение раздачи еды может иметь негативные последствия, так как голодные бездомные станут потенциально опасными для окружающих. Надеемся, что город поддержит наши начинания, поможет нам в организации социального обеспечения высокого уровня, вместе с тем обеспечив чистоту и порядок, которые становятся атрибутами нашей столицы.

Татьяна Свешникова — волонтер движения «Курский вокзал. Бездомные. Дети»:

– Нам не приходилось пока сталкиваться с недовольством. Чаще наоборот, люди подходят и говорят: вы молодцы, что бездомным помогаете. Дают деньги: мол, вы кого-то домой отправите, или еды им приготовите повкуснее. Чаще всего настрой хороший.

Хорошо, когда люди заботятся о бездомных. Когда подходят и говорят: «у вас антисанитария» — оттого, что переживают, что мы с бездомными плохо обращаемся. Но так ли это?

Для нас кормление бездомных, как, я думаю, и для всех остальных — не самоцель, а возможность с ними познакомиться и пообщаться, чтобы вытащить тех, кто либо оказался на улице недавно, либо уже так давно, что успел понять, что пора оттуда вылезать. Мы пытаемся вытащить тех, кому это нужно. А как иначе таких определишь?

Я знаю изрядное количество прекрасных случаев, когда люди возвращались с улицы к обычной человеческой жизни. А те, кто не возвращаются… Они не «плодятся», даже если мы их кормим. Они умирают и понимают это. Но они чувствуют, что они хоть кому-то нужны. На улице люди живут 5–8 лет. Несколько лет назад я еще застала тех, кто прожил на улице десять лет. Но сейчас таких нет.

Что касается гигиены — мы раздаем влажные салфетки, когда они у нас есть. Зимой покупаем чеснок для профилактики. Мы беспокоимся о здоровье бездомных, но отправляем их к профессиональным медикам, потому что перевязывать раны самостоятельно на улицах в тех самых антисанитарных условиях — только хуже.

Отсутствие стульев и одноразовая посуда — это не нарушение санитарных условий, когда у людей вообще нет возможности получить теплую домашнюю пищу. Санитарные нормы как раз предполагают одноразовую посуду для бездомных, иначе как ее дезинфицировать? Ту еду, которую мы раздаем, готовят в Свято-Даниловом монастыре. Там есть вареные овощи, это как раз теплая домашняя еда. Ведь жизнь на улице ужасно портит желудок — собственно, от этого многие из бездомных и умирают. Что может оскорбить кого-то, когда бездомному дают поесть?

Татьяна Свешникова /http://www.psmb.ru/

В Департаменте социальной защиты города Москвы есть разные сотрудники, они по-разному реагируют и на обращения жителей, и на работу благотворительных организаций. Да и сами благотворительные организации очень разные, а каждый участник проходит разные «стадии». Кто-то выходит на улицу и думает, что он сейчас победит бездомность. Кто-то приходит к выводу, что помогать бездомным — только зря силы и время тратить. Кто-то очаровался, кто-то разочаровался, кто-то работает спокойно и методично. Но равнодушных нет.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться