Бывший онкопациент, кризисный психолог Светлана Яблонская о том, почему неизвестность страшнее самого диагноза, и как провести время ожидания с пользой для себя

Светлана Яблонская. Фото: Павел Смертин

Онкология сегодня – это не прям вот «белые тапочки»

Кризисный психолог Светлана Яблонская – бывший онкопациент:

— Когда человеку только-только сообщили предварительный диагноз, ему надо многое сделать – ходить по врачам, работать, потому что бюллетеня ещё нет, и при этом делать нормальное лицо, потому что окружающих пугать ещё рано. Но невозможно же!

— Во-первых, надо принять, что страх – это нормально, это естественная физиологическая реакция.

Если очень плохо (вы совсем не спите, плачете не первый день, не можете отвлечься от горестных мыслей даже на пару минут, не можете функционировать) – просите успокоительные у терапевта или проконсультируйтесь по поводу препаратов у психиатра, себя надо поддержать.

При подозрении на рак нужно проходить обследования и делать это быстро, слушать рекомендации врачей, в этот момент время предельно дорого. Но в состоянии шока плохо соображаешь и запоминаешь, а запомнить указания надо. Поэтому будет лучше буквально все назначения врачей записывать (можно на диктофон).

Очень помогает составлять себе списки мелких дел на день и неделю и выполнять их прямо по пунктам: «сегодня мне надо получить вот эту справку, завтра попасть вот в тот кабинет, пройти такое-то обследование».

Очень хорошо, если в вашем окружении найдется человек, который может вместе с вами ходить по врачам, — такой помощник, не напуганный и расторопный, с которым потом ещё можно обсудить произошедшее. Ещё лучше, если таких поддерживающих будет несколько, они смогут сменять друг друга.

И надо помнить, что рак в нашем обществе чрезвычайно мифологизирован. То есть, мы слышим: «Возможно, это рак», и под ногами открывается бездна. Но на самом деле множество таких подозрений не подтверждаются, опухоль может быть доброкачественная.

А если это действительно рак, во многих случаях он лечится. Да, лечение неприятное, но всё же «рак» — это не обязательно сразу «белые тапочки». Они, конечно, когда-нибудь случатся, бессмертных, по меткому выражению одного гениального онколога, пока не придумали, но вполне могут отодвинуться лет на пятьдесят-шестьдесят.

— Но чего именно человек боится?

— Этот диагноз ставит человека непосредственно перед страхом смерти. А у современных людей эта тема закрыта множеством защит, и тут их резко срывают.

На мой взгляд, смерть от рака, если он обезболен, — люди не пугайтесь, — милосердна. Потому что у болеющего и его дорогих людей есть время. Да, он знает, что умрёт, но может поговорить с теми, с кем считает нужным, попросить прощения и попрощаться, что-то завершить.

Рак – это всё-таки не кирпич на голову.

Я помню, как уходил отец Георгий Чистяков

Священник Георгий Чистяков. Фото с сайта tapirr.com

После очередной химиотерапии у него остановилось сердце. Но он, видимо, чувствовал, что осталось ему недолго, потому что в последние два месяца звонил разным людям и разговаривал с ними – как бы ни о чём, о самых простых вещах. Скажем, со мной он говорил о моём недавнем путешествии на Чукотку, рассказывал, что ему стало трудновато работать за компьютером. А потом оказалось – прощался.

Сам отец Георгий был очень благодарен за это время, говорил, на примере прощания с владыкой Антонием (Сурожским), что в таком последнем общении часто раскрываются очень важные вещи, которые доселе были скрыты.

Перед смертью успеть попрощаться со всеми – такая возможность, за которую некоторые много отдали бы.

От слов «возможно, это онкология» все молитвы из головы повылетали

Страшнее фантазий нет ничего

Эгон Шиле, «Видящий собственного духа». Изображение с сайта musei-smerti.ru

— Почему ожидание несчастья бывает тяжелее несчастья?

— Потому что фантазия всегда тяжелее реальности. Реальность, практически любая, переносима, с ней можно что-то сделать, о неё можно опереться, как о стенку. Потому что в реальности рядом с нами и до нас были и есть сотни людей, не говоря уже о Христе.

Когда человек, уже подтвердив диагноз, идёт лечиться, он видит вокруг сотни людей.

Для меня в своё время были потрясением женщины с четвёртой стадией рака, которые бегают, воспитывают детей, организуют проекты – живут полной жизнью.

Я посмотрела на них и поняла, что мне с моей отнюдь не терминальной стадией тем более ныть не стоит.

Хотя в целом аргумент «найди тех, кому сложнее» я бы использовала с осторожностью.

Сама я бы не хотела, чтобы меня кто-то использовал бы как «средство восстановления», утверждался бы на моём фоне. Скорее посмотреть на «коллег по диагнозу» бывает полезно, чтобы понять, что «всюду жизнь»; в конце концов,  даже на четвёртой стадии иногда возникает то, что врачи называют «стабилизацией». Это не ремиссия, но опухоль не растёт, новые метастазы не появляются.

Иногда бывает даже так, что и удалённые метастазы уходят, и признаков болезни нет долгие годы. В общем, хоронить себя всяко рано. Нужно просто идти навстречу реальности, потому что реальность всегда лучше, чем наши фантазии.

И ещё один очень важный момент – избегайте питающих тревогу и панику разговоров в очередях в больницах и поликлиниках.

В очередях встречаются паникёры, то, что говорят они, надо отфильтровывать. Примерять на себя можно только позитивный опыт преодоления. А паника уводит от реальности.

Даже если вам рассказали о каком-то случае неуспешного лечения, просто скажите себе: «У меня – своя история», воткните наушники и слушайте музыку или смотрите хороший фильм на планшете. Хорошие истории примерять на себя можно, но все же в целом чужие истории прикладывать к себе не стоит.

Помощник: сочувствует, действует, не грузит

В онкологическом диспансере. Фото: Денис Абрамов / РИА Новости

— Вы сказали о помощнике, как его выбрать? Можно ведь вместо одной проблемы получить две – угрозу диагноза и ещё родственника в шоке, которому ты признался, а он обрушился на тебя с бурей своих переживаний.

— Конечно, в помощники стоит выбирать человека психологически устойчивого, спокойного, рассудительного. Возможно, не родственника, а кого-то из друзей или знакомых. Такой человек при необходимости должен выдержать ваши чувства, не отрицая их, но при этом не затопить своими чувствами вас.

— Стоит ли этого человека грузить ещё и чувствами? Мало того, что он тебя всюду водит, так ты перед ним же ещё иногда и рыдаешь.

— Смотря, что за человек. Именно поэтому хорошо, чтобы помогающих людей было несколько.

Я просто время от времени звонила подруге-врачу и говорила: «Прости, мне сейчас надо поистерить». И она отвечала либо: «Давай», либо: «Прости, сейчас я не могу, я перезвоню тебе вечером».

Мои чувства подруга понимала, принимала моё состояние, но при этом как врач она видела «большую картину» — знала, что раз ничего еще не доказано, нет нужды пугать себя заранее.

Прекрасным проводником может быть человек, который говорит: «Давай просто будем решать проблему маленькими шажками». А вот тот, кто сам имеет опыт онкозаболеваний, будет полезен, только если у него получилось полностью пережить этот опыт, вписать его в историю своей жизни.

Потому что есть люди, которые столкнулись с онкологией и поняли, что это — просто часть мира и жизни, а есть те, кто и двадцать лет спустя не может говорить о своей болезни.

Вообще помощнику нужны два качества – чувствительность и устойчивость. И, наконец, всё христианство про это – «что бы ни случилось, в жизни всегда есть Рука, которая может меня подхватить. Я не одна».

Куда бежать, если вокруг – никого

Фото с сайта espinof.com

— А если человек – интроверт, и у него нет близких друзей, социальных связей. Где искать поддержку?

— Возможно, если человек – интроверт, у него просто нет достаточного опыта близкого, не светского общения с людьми. И для начала он должен сказать себе: «Вот сейчас я нахожусь в такой ситуации, когда мне МОЖНО и НУЖНО обратиться к людям и просить помощи».

Если человек прочтёт этот материал, значит, выход в Интернет у него есть, значит, есть и соцсети.

Действуете так: создаёте закрытую группу, тщательно выбираете туда участников и пишете: «У меня – вот такие обстоятельства. Время от времени мне нужна помощь». Обычно люди отзываются.

Но есть два важных момента. Нужно с готовностью отнестись к тому, что помочь смогут не все.

Разрешите людям промолчать, мало ли какие у кого какие скрытые переживания, возможно, человек перегружен, нет сил физических и эмоциональных.

А из тех, кто захочет помочь, наверняка будут такие, кто впадёт в панику и с кем вам самому будет некомфортно. То есть, нужно дать себе разрешение выбирать.

Если знакомых нет совсем или с теми, кто откликнется, к сожалению, взаимодействия не получится, главное не отчаиваться – можно обратиться на горячую линию службы «Ясное утро» , сейчас много пациентских групп взаимопомощи, групп в ФБ, например, «Рак излечим», действующих по принципу «равные – равным».

Здесь тоже нужно иметь в виду, – позвонив на горячую линию, вы имеете право бросить трубку.

Если вам не нравится голос, то, как с вами разговаривают, если вы понимаете, что с человеком не сложится контакта, спокойно бросаете трубку и звоните через какое-то время – и там будет другой консультант.