Водить детсадовские группы в дом престарелых первыми начали японцы. Почему удачный опыт не сработает с сиротами?

Фото с сайта soranews24.com

В сети часто можно встретить статьи об «объединении домов престарелых и сиротских приютов». Но это ошибка. По мировому опыту, успешно вместе проводят время не одинокие старики и сироты, а одинокие старики и дети, у которых есть родители.

Впервые дом престарелых и детский сад (не приют!) были соединены 1976 году в Японии.

В токийском районе Эдогава с разрешения министерства здравоохранения и районной администрации был организован «интегрированный межпоколенческий центр» Котоен. В одном здании расположились дом престарелых и детский сад. Большое внимание архитекторы уделили интерьерам: стены сделали легкими, мягкими на ощупь и подвижными для того, чтобы легко можно было провести перепланировку. Персонал должен был поддерживать домашнюю добродушную атмосферу, без казенщины.

Дети и старики вместе рисовали и занимались рукоделием, отмечали праздники и разговаривали. Родителям нравилось то, что программа учит детей лучше понимать, любить и уважать стариков. На 80 мест в детском саду обычно претендовали на конкурской основе более 100 детей, в то время как другие детские сады района Эдогава были заполнены на 70%.

Но дети вырастают, как же быть? Администрация Котоена стала сотрудничать с местными начальными школами, чтобы их ученики могли тоже заходить к старикам. Часто бывало, что ребенок знакомился с пожилым постояльцем дома для престарелых, пока был в детском саду и продолжал встречаться с ним, когда шел в школу.

К 1991 году к центру присоединились специализированный центр по уходу за стариками-инвалидами и центр дневного пребывания для престарелых. В течение 20 лет в Японии было открыто еще 16 центров с похожей концепцией. Опыт соседней страны стали перенимать Австралия и Сингапур.

«Перед тем как дети входят в комнату, старики выглядят полуживыми»

Фото с сайта theatlantic.com

В 1991 году аналогичная программа была запущена в Сиэтле (США) на базе дома престарелых Providence Mount St. Vincent.  В этом доме престарелых постоянно живет около 400 стариков. Их средний возраст 92 года, большинству из них требуется постоянный уход.

В том же здании по будням работает детский сад и ясли на 125 детей от 0 до 5 лет Mount’s Intergenerational Learning Center (ILC). По форме это учреждение является некоммерческим центром дошкольного образования.

Учителя приводят малышей к старикам на время от 20 минут до 1 часа. Вместе они танцуют, поют, разговаривают, готовят обед – в общем, проводят время насыщенно и с пользой. Детский сад платный. Примерно 10% детей в нем — из семей сотрудников дома престарелых и самого детского сада. Им положена 20-процентная скидка.

Сиэттлский центр стал самым известным примером взаимодейстия поколений. О нем был снят документальный фильм Present Perfect.

«Перед тем как дети входят в комнату, старики выглядят полуживыми, пребывают в полудреме. Совершенно депрессивное зрелище. И вот заходят дети для урока искусства или музыки, или для того, чтобы сделать бутерброды для бездомных, ну или какой еще там проект у них в этот день — и пожилые люди вдруг оживают, и энергия бьет из них ключом!» – делился впечатлениями режиссер фильма Эван Бриггс.

Существуют похожие инициативы и в Великобритании. Джудит Иш-Хоровиц открыла в 1991 году центр раннего образования в Уимблдоне. Она обратила внимание, что семьи ее учеников переехали в Лондон из разных городов и стран. Рядом с детьми не было бабушек и дедушек. У нее самой была большая еврейская семья: бабушка, мама, она сама и четыре дочки. Причем бабушка любила их всех беззаветно, все понимающе и все оправдывающе. Джудит захотелось, чтобы у ее ученики тоже почувствовали, как это бывает.

С 1997 года она стала ходить с группой из детского сада в дом престарелых Nightingale House в Южном Лондоне. В нем 180 пациентов, большинство женщин около 90 лет. Иш-Хоровиц говорит, что среди них многие потеряли своих женихов и мужей во время Второй мировой войны, не стали снова выходить замуж, и у них никогда не было детей.

Старушки просили их бывать почаще, потом еще чаще, и однажды воспитательнице пришла в голову идея объединить их. В сентябре 2017 года ей удалось открыть Apples and Honey Nightingale CIC, первый в Великобритании центр такого рода.

Ее внучка тоже учится в нем. Новый центр состоит из нескольких кирпичных зданий в традиционном английском стиле. Отдельный корпус выделен для стариков, которым нужен постоянный уход и страдающих деменцией. Отдельное здание у детского сада. Если старики хотят уединиться от детей, у них есть такая возможность. Между зданиями насадили сад, выкопали пруд, в который запустили рыбу, и устроили детскую площадку для игр. В центре есть живой уголок. У центра хорошие отношения с местными жителями: они могут не толко привести сюда своих детей, но и поучаствовать в праздниках или помочь в работе как добровольцы.

Общение добровольно и дозированно

Фото с сайта oddee.com

А что если все же объединять дом престарелых и сиротский приют? Может быть, это даже благороднее, чем приглашать детей, у которых есть родители? Казалось бы, такой обмен выглядит просто, естественно и гармонично.

Не все так просто. Нужно учитывать целый ряд нюансов: постоянно ли дети и старики живут бок о бок или только встречаются на время; как осуществляется лечение детей и стариков, есть ли психологические трудности в таком объединении; сливают ли два учреждения разного типа в одно под общим административным управлением, бюджетом, медицинским центром и т.д или нет.  

Отдать ребенка в такой детский сад – это выбор родителей, который они делают добровольно и даже с охотой. В случае детского дома, о свободном выборе общения со стариками речи не идет.

Дети находятся в саду непродолжительное время. Общение стариков и детей дозировано и происходит под контролем педагогов. Есть определенные дни и часы посещения. Старики и дети не проводят все время в одном помещении. При объединении с детским домом это условие тоже может быть соблюдено в распорядке дня.

Если в дом престарелых ходят дети из садика или школы, то дом престарелых становится более прозрачным. Дети могут рассказать родителям о том, в каких условиях живут старики, как с ними обращаются. У стариков становится больше контактов со внешним миром. Если объединены детский дом и дом престарелых, то закрытость системы сохраняется.

Общение детей из детских домов со стариками должно быть подготовлено. Это незнакомые люди разного происхождения, жизненного опыта и культуры. Их надо учить общаться.

Важен и вопрос здоровья. Старики слабы и нуждаются в поддержке, они быстро устают, у них могут быть проблемы с памятью и деменция. Как долго они выдержат шум и беготню детей? Дети-сироты также могут иметь свои диагнозы, и порой весьма серьезные. Как их совместить? Механическое объединение разных учреждений не даст ответ на такой вопрос.

Из мирового опыта следует, что при объединении детский образовательный центр и дом престарелых хотя и получают общее руководство и общее здание, но существуют как различные направления, каждое со своими задачами и со своим крылом, подъездом или этажом в этом здании, они не смешаны.

Иногда встречаться, а не вместе жить

Фото с сайта acidcow.com

Встречи одиноких стариков и детей-сирот тоже бывают в разных странах. Из недавнего — акция «Большая семья», которую в конце декабря 2018 года устроило в Ереване НКО Armenian Armat, представляющее армянскую диаспору в Германии. Пациенты одного из домов престарелых столицы Армении встречались с детьми из детского дома. На встречу приглашались не все «строем», а те, кто сам хотел прийти, придумывали игры и занятия, которые были бы всем интересны, покупали еду. И здесь речь не идет о совместном проживании.

В июле 2015 года член президиума Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), глава Союза добровольцев России Яна Лантратова, направив обращения в Министерство образования и науки и Министерство труда и социальной защиты о том, чтобы провести эксперимент по взаимодействию домов престарелых и детских домов. Хотя в СМИ пошли заголовки об объединении, в записке говорилось о другом. Для воспитанников детдомов, детсадов и начальной школы предлагалось устраивать «дни пожилого человека», когда дети-сироты смогут прийти в гости в дома престарелых или же, наоборот, старики будут приезжать к ним. В качестве примера приводился проект в Сиэттле и оговаривалось, что это детский сад, а не детский дом.

СМИ тогда задавали вопрос об объединении домов престарелых и приютов руководителям российских благотворительных организаций, помогающим старикам. Директор Благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина в комментарии АСИ отметила: «Я слабо верю в реализацию этой инициативы. Было бы лучше, если один-два раза в неделю организовывать для домов престарелых и детей совместные чаепития. Бабушки могли бы сами что-то испечь или дети с собой что-то принести. С другой стороны, дети могут помогать в саду, потому что во всех домах престарелых, особенно сельских, есть большая территория вокруг, там было бы здорово сделать клумбы, посадить цветы. Бабушки во время прогулок могли бы рассказывать что-то интересное детям. Это трудно организовать, но возможно».

Идея симметрии детства и старости выглядит привлекательной. Френсис Скотт Фитцджеральд в 1922 году опубликовал рассказ «Загадочная жизнь Бенджамина Баттона» о мужчине, который родился стариком, всю жизнь молодел, превратился в мальчика, а потом в дитя. В конце жизни он ходит в детский сад вместе со своим внуком. Постепенно он потерял память о прошлом, речь и превратился в младенца.

Но сходство не значит тождество, и время нельзя запустить в другом направлении. И помощь детям, и помощь старикам имеет свои особенности. Так что лучше продуманные встречи, чем искусственное объединение домов престарелых и приютов.