Реформа здравоохранения глазами пациента

Какая именно реформа нужна здравоохранению? Рассуждает представитель пациентского сообщества — председатель правления межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «НЕФРО-ЛИГА» Людмила Кондрашова

Какая именно реформа нужна здравоохранению? Рассуждает представитель пациентского сообщества

Фото с сайта med-info.ru

Председатель правления межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «НЕФРО-ЛИГА» Людмила Кондрашова:

Собственно, с нефрологических пациентов нынешние «реформы» в Москве и начались. Одним из первых закрыли отделения трансплантологии и хирургии в 7-й ГКБ, которые мы безуспешно пытались отстоять весной. Теперь прооперировать сложного пациента на диализе или после трансплантации почки — огромная проблема.

Недавно мне пришлось пристраивать диализную пациентку, которая нуждалась в протезировании тазобедренного сустава. Клиники, где могут оказать комплексную помощь таким больным в Москве, можно пересчитать по пальцам одной руки. В том отделении, которое закрыли в 7-й ГКБ, делали весь комплекс хирургических вмешательств, необходимый нефрологическим больным. Врачи не боялись сложных нефрологических пациентов, умели с ними работать. Закрытие отделения объясняли неэффективностью, тем, что мало делали трансплантаций. А их делали ровно столько, сколько было донорских почек.

Сейчас наши пациенты оперируются там, куда их берут. Клинику еще нужно найти, для этого приходится побегать. Учреждений, где есть диализ и хирургия высокого уровня и анестезиология и хорошая реанимация, которая таким пациентам, как правило, необходима, очень мало.

Что ждет трансплантологию?

Сейчас трансплантации москвичам делают только в НИИ им. Склифософского. Это не может не сказываться на количестве трансплантаций. Но если будет принят новый закон (речь идет о новой редакции закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека»), количество таких операций резко упадет. Я боюсь, что это может привести к полному параличу трансплантаций.

Процедура согласия на донорство органов ясна, но уже сейчас понятно, что она усложнена настолько, что редкий человек сможет ее пройти даже до половины. Сначала потенциальный донор должен найти уполномоченный орган, в котором можно изъявить свое согласие. Пока непонятно, что это может быть за орган, кто-то предлагает это делать в поликлинике: пришел человек на прием, в его медкарту поставили печать о согласии на донорство органов.

Кроме того, согласие должно быть засвидетельствовано медицинским работником, или пациент должен сам заверить свое согласие у нотариуса (потратив время и заплатив свои деньги), потом нужно ждать 3-5 дней, чтобы уполномоченный орган принял согласие. Все это очень неудобно. Закон еще не вступил в силу, поправки текут рекой. Только мы дважды подавали поправки, и наши поправки заняли 8 листов. Все это очень печально, и в преддверие нового закона забор органов практически не производится.

Как показал опрос Левада-центра, http://www.levada.ru/02-10-2014/donorstvo-organov-gotovnost-i-formy-voleizyavleniy«Следить за руками», обсуждать и контролировать

В качестве мер по реформе здравоохранения я предложила бы следующие меры.

Провести тщательный анализ тех клиник, которые должный пойти под закрытие, и выяснить, каковы намерения инвесторов, которые хотят туда войти. Что они собираются создать вместо закрываемого учреждения? Или — что строить на этом месте? Строительство коммерческого объекта вместо больницы возможно только в том случае, если Госкомимущество передает управление этим объектом недвижимости в чужие руки, а частный инвестор, которому передали право управления, уже может делать все, что угодно. Именно поэтому нужно «следить за руками».

На мой взгляд, нужно пересмотреть локализацию учреждений здравоохранение, их расположение. Сейчас пациенту, чтобы получить помощь, приходится метаться по Москве, ездить по разным концам города, если нужно пройти 3-4 специалистов.
Эффективность здравоохранения — это не экономия средств и не удобство управления.
Дело в том, что здоровье нации — это здоровье экономики страны, а этого понимания сейчас нет. Если человек откладывает визит к врачу до последнего — какой он работник?
У нас есть регионы, где в областном центре густо, а на периферии — пусто. И это не дело, когда со всех концов огромного региона пациентов для не слишком сложного хирургического вмешательства везут в областной центр.

Для развития здравоохранения необходима здоровая конкуренция. Если уж государство впустило на эту территорию частно-государственные партнерства и делает ставку на них, то нужно, чтобы все играли по одним правилам, и был одинаковый контроль за всеми.

Нужна здоровая конкуренция в каждом регионе, а не выборочно — и с равными условиями для тех, кто в регион приходит. Такие примеры есть. Например, в Краснодарском крае, где работают две сети, оказывающие услуги диализа, такая конкуренция повышает качество услуг.

Нужно жесткое подчинение учреждений абсолютно всех форм собственности регламентирующим законодательным актам. Не должно быть так, чтобы государственные учреждения под контроль попадали, а частные — нет.

Необходимо пересмотреть систему выделения квот. Квоты не должны заканчиваться за несколько месяцев до конца года, когда уже невозможно лечить больного именно по причине отсутствия финансирования. Планирование квот должно происходить из тщательного анализа потребностей лечебных учреждений, работающих с использованием финансового механизма квотирования. Ведь для малоимущих пациентов это единственный шанс получить помощь, в том числе высокотехнологичную. Декларирование того, что теперь при одноканальном финансировании ВМП можно будет оказывать в регионах на местах, а не в федеральных центрах, так и останется пустым звуком без создания соответствующей базы в регионах – лечебной и кадровой.

Фото из «Интересного живого журнала»

О нынешних реформах здравоохранения врачи и пациенты узнают постфактум.
Хочется, чтобы все действия, которые планируется предпринять, обсуждались публично, в том числе с привлечением активных представителей пациентского сообщества. Причем эти обсуждения должны проводиться не только на площадке Минздрава, но и в других заинтересованных ведомствах, в том числе и Росздравнадзоре.

Но в нынешних условиях сокращения бюджета подобные предложения даже не рассматриваются. Возможно, усилиями СМИ, привлекающих внимание к проблеме, удастся хотя бы сохранить то, что есть. Ведь под закрытие попали не только больницы, но и роддома, женские консультации — и я не совсем понимаю, как эти действия вписываются в концепцию развития демографии в нашей стране.

Справка

:
Гемодиализ — метод внепочечного очищения крови при острой и хронической почечной недостаточности. Гемодиализ проводят с помощью аппарата «искусственная почка», пациент должен проходить процедуру 3 раза в неделю по 4-5 часов пожизненно.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.