Как пребывание в детских домах влияет на развитие мозга у детей, мы попросили прокомментировать экспертов: клинического психолога Татьяну Морозову и детского невролога Святослава Довбня

Статью о том, как пребывание в сиротских учреждениях влияет на развитие мозга у маленьких детей, мы попросили прокомментировать экспертов: клинического психолога Татьяну МОРОЗОВУ и детского невролога Святослава ДОВБНЯ. Святослав и Татьяна работают вместе около 20 лет, являются международными экспертами по вопросам психического здоровья младенцев и раннего вмешательства. В качестве тренеров и консультантов принимают участие в проектах, посвященных развитию эффективных услуг для уязвимых семей с маленькими детьми в России и других странах.

Как пребывание в детских домах влияет на развитие мозга у детей, мы попросили прокомментировать экспертов: клинического психолога Татьяну Морозову и детского невролога Святослава Довбня

Татьяна Морозова, Святослав Довбня: Прежде, чем комментировать статью, хотелось бы сказать, что нам очень повезло: мы в течение последних нескольких лет работаем вместе с авторами этого исследования в различных проектах. Вопрос влияния окружения на развитие детей интересует нас очень давно, и мы очень благодарны нашим коллегам за возможность обсуждать, делиться опытом и вместе строить программы помощи семьям с детьми.

Первые годы жизни – невероятно важный период для развития ребенка. Это время, когда дети обладают огромным потенциалом для развития. При этом мы также знаем, что маленькие дети не только пластичны и адаптивны, но и очень уязвимы, плохо защищены от стрессов и негативного влияния окружения. Именно этим вопросам – уязвимости и возможности для восстановления и был посвящен Бухарестский проект по раннему вмешательству (BEIP).

— Проводились ли в России исследования, подобные тому, о котором идет речь в статье?

Т.М.: Подобные проекты очень затратные и занимают много времени, поэтому проводить такие исследования под силу только очень серьезным исследовательским центрам. Очень похожие результаты были получены и в России в ходе исследовательского проекта, который проводился в домах ребенка Санкт-Петербурга силами ученых СПбГУ и Питтсбургского университета (США). Однако необходимо понимать, что Бухарестский проект по раннему вмешательству (The Bucharest Early Intervention Project (BEIP)) стал первым из рандомизированных исследований, посвященных данной теме, и одним из наиболее известных исследований, соответствующих «золотым стандартам» доказательной медицины. Это исследование было начато в 2000 году и продолжается до сих пор.

— В статье речь идет о развитии мозга детей. По всей видимости, столь масштабное и долгосрочное исследование касалось и многих других аспектов?

С. Д.: В исследовании, которое проводилось в рамках проекта, также анализировалось влияние проживания в учреждении на следующие аспекты:

  • Показатели физического развития
  • Проявление эмоций
  • Показатели интеллектуального развития
  • Показатели внимания
  • Развитие привязанности
  • Изменения, которые происходят на генетическом уровне
  • Уровень активности различных зон мозга
  • Частота встречаемости различных проблем психического здоровья и многое другое.

Одной из целей исследования было также понять, какие существуют сензитивные периоды для развития отдельных психических функций, а также какие факторы, связанные с историей развития ребенка (длительность проживания в учреждении, пол ребенка, вес при рождении, недоношенность и т.д. ), могут позитивно или негативно влиять на развитие детей в учреждении и замещающих семьях.

— Как отражается пребывание в учреждении на физическом развитии ребенка?

С.Д.: По данным исследования, в среднем за каждые 3 месяца, проведенные в учреждении, физическое развитие ребенка (рост, вес и окружность головы) отстает приблизительно на 1 месяц. Похожие данные были получены и в России: отставание на 1 месяц за 5 месяцев проживания в доме ребенка ( исследование Р. Мухамедрахимова и О. Пальмова).

— И насколько быстро дети могут преодолеть это отставание, будучи помещенными в семью?

С.Д.: Через год 100% детей, помещенных в семьи, имели нормальные показатели роста, а 94% — веса и окружности головы. Некоторым из них понадобилась специальная медицинская помощь, чтобы лучше расти. Негативно на восстановление физического развития влияют низкий рост и вес ребенка при рождении, употребление матерью во время беременности алкоголя, а также длительность пребывания в доме ребенка. Возраст, в котором ребенок был помещен в семью, имеет важное значение не только для его физического развития, но также для эмоционального, улучшения познавательных функций и т. д.

— Руководитель Бухарестского проекта Чарльз Нельсон говорит, что, возможно, некоторые дети были помещены в семьи слишком поздно: «то, без чего они росли до этого, слишком сильно отразилось на их развитии». Он имеет в виду, в первую очередь общение, игру, наличие близкого человека. Привязанность — категория психологическая. Как она способна повлиять на развитие мозга ребенка?

С.Д.: Вопрос влияния привязанности на развитие мозга очень непростой. Стресс, переживаемый ребенком, у которого нет близкого человека, вызывает выделение специальных веществ, так называемых гормонов стресса, которые негативно влияют на развитие мозга. Об этом можно говорить очень много, и такие исследования, как, например, Бухарестский проект, по раннему вмешательству, помогают нам понять механизмы формирования и развития мозга.

Т.М.: Без опыта раннего социального взаимодействия с мамой или близкими людьми у ребенка отсутствует необходимая точка опоры для развития общения с окружающими. Дети кажутся пассивными: они неактивно реагируют на происходящее вокруг, их внимание к игрушкам не задерживается надолго. Создается впечатление, что детям не хватает любопытства, ведущего в обычных обстоятельствах к изучению окружающего мира. Интеллектуальное развитие детей часто страдает. Дети, проживающие в учреждении, имеют в среднем более низкие показатели IQ, чем их сверстники, живущие в семьях. Дети, помещенные в замещающие семьи, показывают выраженное увеличение IQ по сравнению с детьми, остающимися в учреждении. Страдает и эмоциональное развитие: маленькие дети, находящиеся длительное время в учреждениях, по сравнению с детьми, проживающими в семьях, проявляют позитивные эмоции в гораздо меньшей степени. Разницы в проявлении негативных эмоций не установлено.

— С чем это связано по-вашему?

Т.М.: Во-первых, с меньшим опытом позитивного общения со взрослыми, а во-вторых, с тем, что в сиротских учреждениях не только детям приходится сталкиваться с эмоциональными трудностями, но и персоналу. По данным исследования, проведенного в Санкт-Петербурге Р. Мухамедрахимовым и О. Пальмовым, у сотрудников практически нет времени на эмоциональное общение с детьми – они постоянно занимаются выполнением своих обязанностей: кормят, собирают на прогулку, переодевают, моют и т.д. Сотрудники часто не готовы устанавливать эмоциональные отношения с детьми. Причинами этого является большое количество детей одного возраста в группе, а также опасение, что чувство привязанности к отдельному ребенку может привести к серьезным переживаниям при разлуке с ним. Нередким явлением среди персонала является эмоциональное выгорание и депрессия.

— Восполнимы ли эти эмоциональные утраты для ребенка?

Т.М.: Результаты бухарестского исследования показывают, что помещение в семью способно довольно быстро исправить многие трудности. Однако есть дети, которым для лучшего восстановления может понадобиться довольно интенсивная и длительная помощь.

— Вы упомянули еще об одном аспекте Бухарестского проекта – исследовании изменений, которые происходят у находящихся в учреждения детей на генетическом уровне. Очень часто препятствием для усыновления ребенка из детдома является страх перед «плохой генетикой». При этом имеются в виду лишь кровные родители ребенка — с их вредными привычками, асоциальным поведением, нездоровым образом жизни. Неужели даже сами стены «казенного дома» способны как-то влиять на гены?

С.Д.: В данном исследовании ученые пытаются выяснить, как проживание в групповой системе отражается на ребенке, и сейчас появилась абсолютно новая область знаний, она называется «эпигенетикой». Эпигенетика изучает влияние внешней среды на структуру и возможности экспрессии генома человека. Так у каждого человека в хромосомах есть концевые участки, называемые теломерами. Они в частности отвечают за правильность воспроизводства при делении клеток. С возрастом длина этих теломеров уменьшается, что приводит к сбоям при воспроизводстве хромосом, запуская процессы старения, а также становится причиной некоторых заболеваний. По данным BEIP, длина этих участков хромосом у детей, проживающих в семьях и в учреждении, различаются. И чем дольше ребенок находится в «приюте», тем короче теломеры.

— А чем объясняется то, что выпускникам сиротских учреждений часто приходится труднее на работе? Вот цитата из дискуссии на данную тему в Фейсбуке: «Обычные люди, работающие рядом с выпускниками-сиротами, не понимают, почему они не хотят и не могут работать. «Они же на вид нормальные, пусть в детдоме их ничему не научили, что же они потом за столько лет так и не научились быть, как все?»

Т.М.: Человек формируется не только в раннем детстве. Чем старше конкретный человек, тем сложнее сделать однозначные выводы о том, почему он стал именно таким. Если не углубляться в нейрофизиологию, можно поговорить и о том, как жизненный путь человека влияет на его успешность в работе. В жизни детей в детских домах не очень много возможностей пробовать что-либо и добиваться успеха; очень немного индивидуального внимания и поддержки, немного доверия и возможности делать что-то осмысленное вместе с другими людьми; зато довольно много принуждения. Кроме всего прочего, у ребенка, который растет в детском доме, не очень хорошие возможности для получения образования, и, следовательно, небольшие возможности для профессионального выбора. Все это и многое другое может негативно влиять на успешность человека на рынке труда, и его мотивацию работать.

— Какие основные выводы можно сделать из проведенного в Румынии исследования?

С.Д.: Во-первых, дети, живущие в сиротских учреждениях, испытывают огромный дефицит общения и стимуляции, поэтому у них развивается целый спектр проблем.

Во-вторых, семья необходима не только для выживания, но и для нормального развития детей.

В-третьих, проблемы, связанные с отлучением от семьи, возникают очень быстро, являются очень глубокими, с возрастом прогрессируют, а в некоторых случаях остаются на долгие годы.

В-четвертых, эти проблемы наблюдаются в важных областях развития ребенка: социальное общение, психическое здоровье, поведение, способность регулировать эмоции.

В-пятых, отставание в развитии и дефициты, возникающие у детей, проживающих в интернатах, происходят из-за нарушений в развитии мозга. Для правильного формирования связей мозгу необходима стимуляция; ее отсутствие приводит к недоразвитию нервных связей и неправильному замыканию нейронных цепей.

И, наконец, в-шестых, раннее помещение ребенка в семью критически важно. Замещающие семьи способны скорректировать некоторые, но не все дефициты, связанные с ранней депривацией.

— Ваша статья в ИА REGNUM, посвященная системе домов-интернатов в России, называлась «У детей, лишенных близких, отмирают участки мозга». Она вызвала бурю негодования. В чем, по-вашему, причина такой реакции? Ведь вы основываетесь на данных научных исследований – в том числе и на данных Бухарестского проекта по раннему вмешательству?

С.Д.: подавляющее большинство читателей благодарят нас за публикацию и просят публиковать больше материалов по данной теме, так что я бы лучше сказал не «бурю негодования», а неоднозначную реакцию.

По-видимому, одной из причин неприятия нашего мнения некоторыми читателями, является недооценка важности раннего опыта для развития человека, это очень новые для России знания, и чтобы осознать и принять их обществу, наверное, требуется время. Но однажды осознав факт того, что ранний опыт является важнейшей составляющей здоровой психики, дороги назад у общества уже не будет. Нужно будет прекращать любые формы группового проживания для младенцев и поддерживать только семейные формы жизнеустройства.

— Многие сочли ваши слова оскорбительными для детей, которые живут в детских домах и всех выпускников этих учреждений.

Т.М.: Мы никоим образом не хотели никого обидеть – это данные, которые получены в исследованиях. Кроме того, эти данные применимы только к детям, которые провели в учреждении первые годы своей жизни. Первые годы жизни – это период, когда мозг ребенка активно формируется, и ранний опыт очень сильно на формирование мозга. Многие дети, находящиеся в детских домах, попадают туда в более позднем возрасте, имея другой ранний опыт, поэтому трудно сравнивать их с детьми, которые жили в учреждении с самого начала.

Хотелось бы также отметить, что мы прекрасно понимаем, что все люди очень разные, у них разные способности и разная уязвимость, разная личная история. Статистика никогда и ничего не может рассказать о конкретном ребенке, она лишь дает возможность увидеть тенденции. Так и в этом случае — данные, на которые мы опирались, касаются не конкретного человека, а нашего понимания того, что важно для развития маленького ребенка, и что может существенно затруднять это развитие. Это очень важно для того, чтобы развивать службы помощи детям и семьям.