Проходя по зимним улицам, мы топчем не асфальт и не снег, а странную смесь темно-серой массы с мелкими белыми камешками. Что это такое? Нужно ли этой смеси бояться или она безвредна?

SA2_4587

Фото: Павел Смертин

Дорожная «таблица Менделеева»

Городские власти выделяют несколько разрешенных для Москвы видов реагентов, как жидких, так и твердых. Одни предназначены для тротуаров, другие – для обычных улиц, третьи – для скоростных автомагистралей. В их состав в различных процентных соотношениях входят хлорид кальция, хлорид натрия (поваренная соль), хлорид калия, хлорид магния и формиат натрия (соль муравьиной кислоты), а также мраморный щебень.

Кроме того, допускаются примеси, в небольшом количестве, разумеется. Перечень этих «случайных» элементов, не имеющих отношения к борьбе с гололедом, таков: фтор, цинк, свинец, никель, медь, ртуть, молибден, кобальт, кадмий, хром, селен и мышьяк.

На улице мы чаще всего видим самую безобидную часть реагентов – мраморный щебень. Именно он является той белой крошкой, которую ошибочно принимают за соль.

Настоящие соли быстро растворяются вместе со льдом и снегом. Кроме того, они разлагаются на отдельные химические элементы. Это значит, что в почве и на поверхности дорог остаются в свободном состоянии ионы хлора, кальция, натрия, магния и калия, не считая примесей.

Дополнительно «обогащают» окружающую среду продукты взаимодействия ПГР (противогололедных реагентов) с шинами и металлом автомобилей. Так, например, черный цвет жиже на дорогах придает сажа.

Автопокрышки примерно на треть состоят из промышленной сажи, применяемой в качестве уплотнителя. Жесткие фрагменты ПГР, а также щелочная среда, создаваемая солями, приводят к быстрому стиранию автопокрышек. При этом на дороги города попадает столько же сажи, сколько могли бы высыпать 300–500 самосвалов, говорится в докладе  ученых геологического факультета МГУ.

Еще один источник загрязнения – «вынос» реагентами масляных и других соединений с днищ автомобилей, пишут авторы доклада.

Конечно, они проводили свое исследование в 2009 году. С тех пор коммунальные службы взяли на вооружение более сложные химические «композиции». Но хлорид натрия и хлорид кальция, которые преобладали тогда, по-прежнему входят в состав различных реагентов в весьма солидных пропорциях.

Не совсем безобидные хлориды

Наибольший вред окружающей среде из всего перечисленного, как ни странно, может принести поваренная соль. Хлорид натрия особенно агрессивен по отношению к металлам и резине.

Проникая в почву, он меняет ее структуру, уплотняет, мешая растениям получать питательные вещества и влагу. Трава и кустарники от этого перестают расти, кончики листьев становятся коричневыми, верхушки деревьев засыхают.

img-2016-01-12-19-43-38

ВИД РАСТАЯВШЕГО СНЕГА С АНТИГОЛОЛЕДНОЙ СМЕСЬЮ: ИСХОДНЫЙ (A); ЧЕРЕЗ 70 мин СЕДИМЕНТАЦИИ (Б) (ОБР. № 7 — пр. ВЕРНАДСКОГО (ПЕРЕСЕЧЕНИЕ С ул. СТРОИТЕЛЕЙ); ОБР. № 8 — СМЕСЬ С БРЫЗГОВИКА АВТОМОБИЛЯ). Фото: istina.msu.ru

«Признаки повреждения, связанного с солью, могут проявляться в течение нескольких лет», – пишет в статье для сельскохозяйственного издания преподаватель Висконсинского университета Диана Олфут. Попадая через ливневую канализацию в реки и пруды, соль становится токсичной для их экосистем, подчеркивает она.

Хлорид кальция, по данным НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. Сытина, способствует развитию у людей аллергии. Ветеринары считают, что он может приводить к химическому ожогу лап животных. Кроме того, он портит обувь из натуральных материалов.

Хлорид магния оказался среди дозволенных в дорожном хозяйстве веществ только после бурных дискуссий. В природе он встречается в виде минерала бишофита. «Вред экологии города от использования бишофитов значительно превышает его пользу… Данная технология неприемлема для реализации в Москве», – высказалась в 2013 году кандидат географических наук, научный сотрудник экоцентра ИИЕТ РАН Марина Хвостова. Бишофиты содержат в большом количестве токсичные для человека элементы: тяжелые металлы, фтор, бром, йод. Кроме того, они сокращают срок эксплуатации дорожного покрытия.

Особые сомнения вызывает формиат натрия – соль муравьиной кислоты. Это соединение может приводить к раздражению верхних дыхательных путей и слизистых оболочек. По словам сотрудника НИИ пульмонологии ФМБА России Светланы Чикиной, формиат натрия представляет опасность только при контакте с его высокими концентрациями: «при неправильном хранении или транспортировке, либо в условиях химического производства».

SA2_4629

Фото: Павел Смертин

Однако «есть люди, которые могут обладать повышенной чувствительностью даже к минимальным концентрациям любого химического вещества, включая и формиат натрия, – добавила Чикина. – Но обычно это люди с уже имеющимися заболеваниями органов дыхания».

Меньше всего критики вызывает хлорид калия. Обычно он используется в качестве удобрения. Хлорид калия «может повредить растениям, однако он не меняет структуру почвы», отметила, в частности, Диана Олфут. Составы, в которых присутствует хлорид калия, довольно дороги.

Еще одна область, где могут навредить реагенты – подземные коммуникации. Как выяснили ученые-геологи из МГУ, при чрезмерном использовании ПГР грунт становится «химически агрессивным» по отношению к строительным материалам.

Он может усиливать коррозию металлов в трубопроводах, кабельных сетях, металлической арматуре. В результате чаще происходят утечки из подземных коммуникаций, возникают подтопления, провалы и т.п.

«Что присылают, то и рассыпаем»

Коммунальным службам не приходится задумываться, что именно бросать на тротуары и проезжую часть. Во всяком случае, в трех управляющих компаниях, работающих в московских районах Бибирево, Свиблово и Восточное Бирюлево, не смогли сообщить, какие именно реагенты они применяют. «Какие присылают, такие и рассыпаем», – с удивлением ответили по телефону на одном из участков.

SA2_4542

Существуют нормативные документы, разработанные правительством Москвы, которые строго регламентируют, когда и какие ПГР следует использовать, в каком количестве их рассыпать, как и куда убирать остатки. Одним из важнейших является «Технология зимней уборки проезжей части магистралей, улиц, проездов и площадей <…> с применением противогололедных реагентов <…> (на зимние периоды с 2012 г. и далее)».

Ежегодно на обработку дорог в московском регионе тратится в среднем 206913,0 тонн жидких реагентов; 194894,0 тонн твердых и 62117,0 тонн комбинированных.

За соблюдением правил следит департамент ЖКХ и благоустройства, а также Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) города Москвы.

Город «пересаливают»?

В современных ПГР различные вещества соединены таким образом, чтобы сделать вред от них минимальным. «Применение реагентов в Москве неизбежно. <…>. Это все-таки зимний город. Мы не можем рассчитывать, что через недельку потеплеет, и все растает», – такое мнение высказала «Милосердию.ru» глава комиссии по экологической политике Московской городской думы Зоя Зотова. Самое важное, чтобы разработанные специалистами технологии использования реагентов строго соблюдались, считает она.

Департамент ЖКХ и благоустройства Москвы провел в начале 2015 года проверку, в ходе которой брались пробы снега на газонах и в скверах на юге Москвы. В результате их исследования выяснилось, что практически везде правила работы с реагентами нарушались. В результате фоновая концентрация таких элементов, как хлор, натрий, калий и кальций была превышена в десятки, а местами и в сотни раз.

SA2_470

Фото: Павел Смертин

Один из авторов доклада, подготовленного на основе этих материалов, научный сотрудник кафедры техносферной безопасности и экологии РГСУ Тамара Пугачева, подчеркнула в интервью «Милосердию.ru», что, хотя сами по себе современные реагенты безвредны, злоупотребление ими опасно.

Надо сказать, что даже интернет-магазины, продающие ПГР, предостерегают от их бесконтрольного использования, особенно вблизи водоемов.

Как защитить свою улицу

В Москве положено рассыпать реагенты с помощью специальных тележек-дозаторов. «Если же идет сотрудник и щедро разбрасывает из лотка, то это явное нарушение», – пояснила Зоя Зотова. Она рекомендует обо всех подобных случаях сообщать на портал «Наш город» или звонить в Объединение административно-технических инспекций города Москвы (ОАТИ).

Горячая линия ОАТИ
Телефон 8 (499) 264-96-81 Горячая линия принимает звонки: с понедельника по четверг с 8:00 до 17:00, по пятницам с 8:00 до 15:45. Перерыв с 12.00 до 12.45. В выходные и праздничные дни обращения в ОАТИ можно направлять через электронную приемную на сайте ведомства.

«Департамент ЖКХ и благоустройства создает комиссию по каждому выявленному факту нарушений при проведении уборочных работ, проводится служебное расследование. И уже к водителям коммунальной техники, или к дворникам, допустившим нарушение, применяются меры административного воздействия», – сказала Зотова.

Проблемы, связанные с использованием реагентов, волнуют не только москвичей. Так, председатель комитета по благоустройству Санкт-Петербурга Владимир Рублевский рассказал недавно «Фонтанке.ру» о «новом подходе» к уборке снега:

«Во время снегопада мы в основном прометаем улицы и тротуары. Применяется только песко-соляная смесь, в которой от 5 до 10 процентов соли, остальное – песок. В итоге соль не топит снег, превращая его в воду, а только разрыхляет. Автоколонны, курсирующие по улицам, прометают дороги, снег сгребается к обочине, а потом ночью, когда на улице нет машин, вывозится».

0_10c43d_ce600871_orig

В Москве ранее отказались от использования песка, поскольку он засоряет ливневые стоки.

Городская дума Риги считает соль «проверенным натуральным средством против обледенения тротуаров, замены которому не найдено на протяжении многих лет». Власти города заявляют, что не намерены отказываться от ее использования, ссылаясь на опыт Северной Америки, Германии и Скандинавии. А владельцам собак советуют просто мыть лапы питомцам после прогулок.

Местные издания американских штатов время от времени публикуют заметки о вреде противогололедных реагентов, что вовсе не мешает их использованию.