Реабилитация или насилие? Скандал со «связанным ребенком» комментирует психиатр

Эта история ужасна, но не удивительна. Бессилие заставляет специалистов прибегать вот к таким ужасающим методам. Они не знают о современных методах коррекции поведения

Началась все с фото в инстаграме – мальчик с заклеенным ртом был примотан к стулу скотчем. Оказалось, что в одном из лучших логопедических садов Саратова, за деньги, с согласия родителей таким образом реабилитировали детей с аутизмом. Мы попросили детского психиатра прокомментировать эту историю.

Врач-психиатр Елисей Осин Фото с сайта rusrep.ru

Елисей Осин, детский психиатр:

– История, которая произошла в Саратове, вызывает целую гамму эмоций: ужас, гнев, негодование. Когда я прочел о ней в новостях, первая реакция была: закрыть эту страницу. С точки зрения профессионала история тоже выглядит кошмарно, но примерно понятно, почему этот кошмар происходит.

Очевидно, что этот дефектолог испытывает в своей практике абсолютное бессилие. Он говорит о том, что иных способов обращаться с такими детьми – нет, что это – дети, которых в больнице будут привязывать смирительными рубашками. Такое ощущение, что этот специалист испытывает дефицит не только навыков но и квалификации.

Эта история ужасна, но не удивительна. Бессилие заставляет специалистов прибегать вот к таким ужасающим методам. Они не знают о современных методах коррекции поведения. И очевидно, что они не пробовали анализировать поведение ребенка, мотивировать ребенка на взаимодействие.

Институты, педагогические, психолого-педагогические и медицинские выпускали и выпускают плохо подготовленных людей. Но проблема еще и в том, что повысить свою квалификацию специалисту негде. Нужно самостоятельно искать специалистов, у которых можно учиться, нужно платить деньги.

Наша медицина и, в частности, психиатрия, продолжает использовать устаревшие методы, те же, что и 20 лет назад. Это и тогда не помогало, но других идей нет. Специалисты делают не так, как должно быть, не так, как записано в законах о здравоохранении и образовании, а так, как принято, как сложилось.

При чтении этой новости мне вот что бросилось в глаза: для саратовского специалиста поведение этих детей – бессмысленно. Это очень типично для старого подхода. В его рамках человек ассоциировался с болезнью: человек=болезнь. И соответственно, чтобы справиться с болезнью, нужно человека изолировать. Дело даже не в том, что при таком подходе исчезает ценность человеческой личности. У любого поведения, даже самого бессмысленного, есть своя задача. С помощью определенного поведения человек добивается каких-то своих целей, пусть искаженно, нетипично, необычно. Это обусловлено болезнью.

Например, у ребенка с аутизмом не развивается речь, он не скажет: «Не хочу заниматься, я устал, хочу есть!» Он сигнализирует другими способами, например, начинает кричать и бить себя по лицу. Но даже тогда, когда поведение выглядит странным и бессмысленным, у него есть какая-то функция. И специалист должен понять, что мы можем сделать, чтобы ребенок достиг тех же целей более правильным способом? Когда мы ставим знак равенства, человек=болезнь, то мы в странном поведении увидим только неправильную работу нейромедиаторов. Особенно такой подход вредит детям.

Плеваться, вырываться могут и совершенно обычные дети. Но дети с нарушениями развития делают это гораздо чаще, потому, что им недоступны обычные способы коммуникации, справиться с ситуацией они могут только так. Дети без нарушений развития сначала плюются и кусаются, но постепенно учатся объяснять, что им не нравится и чего бы им хотелось, с возрастом развивается речь и способность к пониманию. А у ребенка с расстройством развития коммуникативные способности не развиваются.

Если ребенка с нарушением развития примотать к стулу скотчем, то с ним будет происходить то же самое, что и со здоровым ребенком в этой ситуации. Ему будет больно и страшно. Он будет унижен, испуган, он не захочет приходить туда, где с ним так обращаются. Такая «коррекция» отбивает желание чему-то учиться. Такая «реабилитация» нарушает социальные взаимодействия, усугубляет проблемы, а не решает их.

К сожалению, вопиющий случай, который мы обсуждаем, типичен. Такое отношение к детям с нарушениями развития мы видим часто. Не всегда привязывают к стулу, но зачастую прогоняют или изолируют иным образом: переводят в другое учреждение или вообще лишают доступа к госуслугам. Речь идет не об ошибке конкретного специалиста, хотя и о ней тоже. Но прежде всего это – проблема системы.

Система готовит таких специалистов, не дает возможность повысить квалификацию, изменить эти практики. Специалист должен выходить за рамки системы, искать возможность повысить свой уровень.

Есть очень интересные наблюдения: абитуриенты психолого-педагогических факультетов гораздо лучше относятся к людям с нарушениями развития, чем выпускники подобных вузов. Потому что в вузе им несколько лет вдалбливают, что от «шизофреника» можно чего-то «добиться» только силовыми методами.

На самом деле эффективные технологи уже есть. На сайте «Милосердие.ru» опубликован очень выразительный пример – видео про мальчика Шона, склонного к самоагрессии. К нему применялась понятная и эффективная технология – прикладной поведенческий анализ.

Беда в том, что специалисты не знают о новых технологиях, не применяют их.

На самом деле, после вуза все только начинается. Получил диплом – начинай учиться заново. Я ничуть не утрирую. Нельзя всю жизнь прожить со знаниями, полученными в юности, именно это приводит к таким историям.

Читайте также:

Екатерина Мень: «Фотография в инстаграме не может быть методом защиты прав»

Наверное, им тяжело слышать крики детей, которых они «реабилитируют»

Руководство центра, где ребенка привязывали к стулу, вызвали на допрос в СКР

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться