Колонка Владимира Берхина. Попробую рассказать, чем, на мой взгляд, хороший благотворительный проект отличается от плохого

Некоторое время назад я делился своими соображениями о том, какая благотворительность представляется мне более правильной, а какая – менее. Менее разумной, менее перспективной, менее современной. Также недавно фонд «Предание» объявил грантовый конкурс и меня все время спрашивают о критериях победы в конкурсе социальных проектов. Попробую рассказать, чем, на мой взгляд, хороший проект отличается от плохого.

Если вкратце, то благотворительный проект, который бы я обозначил как «совсем-совсем правильный», имеет следующие признаки в области целей и методов деятельности.

Примечание. Я не рассматриваю в тексте благотворительность на гособеспечении и при крупных корпорациях, а также мошенников и тех, кто сделал благотворительность способом личного заработка.

1. Цели. Цели проекта не замкнуты на решение локальных задач. Хороший проект это не «собрать Васе на протез, потом собрать Пете на протез, а потом Маше на протез, а потом еще 3000 раз точно так же», а «создать систему гарантированных сборов на протезы для любого Васи» или «перевести закупку качественных протезов в область, оплачиваемую государством». Цели правильного проекта по-хорошему устремлены в бесконечность, в какой-то степени глобальны. В предельном виде они формулируются в миссии фонда. Это очень хорошо сделано в фонде «Детские Сердца» — «Маленькие дети не должны умирать от излечимых болезней! Маленькие дети не должны умирать от безденежья взрослых!» Не «мы спасем какое-то количество детей», а просто «не должны». Цель ясна, глобальна и сразу задает вектор деятельности.

2. Методы. Главное, что мне кажется показателем качества работы фонда – это метод обращения с жертвователями. Работа с подопечными, выработка внутренних правил тоже важна, но она, как правило, менее заметна, и о ней гораздо труднее сказать нечто определенное. Важные аспекты работы с донорами – их мотивация и вознаграждение. Попросту говоря — чего фонд добивается от жертвователей, и как именно он это делает. Проект должен вызывать доверие и – это очень важно – нечто предлагать, что-то давать своим жертвователям и партнерам кроме обычного «товара» благотворительности – морального удовлетворения, удостоверения того, что «я хороший».

Жертвователь должен четко знать, что приходя в проект, он достигнет чего-то, у него должен быть четкий мотив — что он может тут сделать.

Этот, тем или иным образом реализуемый, мотив может быть утилитарным и важным лично для жертвователя — например, фонд «Созидание» продает на благотворительном аукционе футболку с подписью футболиста Халка и тарелку с рисунком музыканта Макаревича, что, вполне возможно, кому-то очень важно. Мотив донора как правило не совпадает с мотивом фонда, и это пожалуй самая большая проблема взаимоотношений — в тот момент, когда они совпадут, то фонд можно поздравлять с обретением постоянного партнера. До того мотивы разнятся довольно сильно. Фонду совершенно неинтересно моральное удовлетворение: большинство директоров благотворительных организаций, которых я знаю, своих подопечных не жалеют в общеупотребительном смысле этого слова, а эмоции включают ровно настолько, чтобы сделать необходимую работу. Фонд, как правило, имеет некоторые свои цели, а сбор денег или волонтерских усилий — лишь средства их достижения, но донорам предлагают скорее нечто более мелкое и конкретное, мотивируя его самым простым способом — жалостью.

Сюда же относится, кстати, во многом и благотворительность, за которой стоят религиозные, политические или иные соображения, напрямую не связанные с отношением к конкретному получателю помощи. Если человек приносит свою жертву, потому что это ему заповедано в его Священном Писании, или потому, что он считает правильным помогать людям своей национальности, а фонд при этом является просто инструментом реализации этих мотивов, то это признак уже более высокого уровня организации процесса, нежели когда фонд позиционирует себя как связующее звено между конкретным просителем и его конкретным донором, которому «просто жалко».

На еще более серьезном уровне в качестве цели может выступать какая-то важная социальная польза, какой-то долгосрочный эффект, который будет достигнут участием донора в благотворительном проекте. Такого рода проект – это организуемые некоммерческим партнерством «Все Вместе» просветительские программы для начинающих НКО или подготовка воспитанников сиротских учреждений к ЕГЭ проектом «РОСТ». Очевидно, что прямо сейчас от этих усилий никому не станет лучше, но в будущем они вполне вероятно принесут разнообразные плоды. Также очевидно, что реализация такого рода проектов значительно труднее, но и значительно эффективнее, чем сборы на сиюминутные очевидные задачи, даже если они сопровождаются дополнительными мотиваторами – подарками, продажей чего-либо, включением религиозных или иных соображений.

На подобной мотивации будет построен про один проект, которого пока нет, но который, даст Бог, скоро будет явлен миру. Называется проект «Ради Главного» и создает его фонд «Мозаика счастья». До некоторой степени проект напоминает благотворительный аукцион встреч GoodWillion, однако гораздо лучше продуман. Начиная с названия – «Ради Главного» звучит куда убедительнее и сразу сообщает о некоторой каритативной направленности, в отличие от загадочного нерусского слова GoodWillion, означающего неизвестно что, и заканчивая спектром и презентацией предоставляемых услуг.

Итак, суть проекта. На страницах «Ради Главного» будут располагаться предложения от самых разных людей — предложения встреч, услуг, обучения. Каждое предложение разыгрывается на онлайн-аукционе. Любой, кто хочет, например, получить урок спортивной гимнастики, занятия конным спортом, бесплатную фотосессию или выступление целой рок-группы, может сделать ставку. Кто больше всех готов заплатить — тот и получит нужного ему человека на оговоренный срок. Выглядит это примерно так:

Полученные средства будут перечислены в благотворительные фонды. Однако на сайте не будет печальных лиц и страшных диагнозов — только названия фондов и краткая информация. Нет у «Ради Главного» задачи кого-то разжалобить или морально удовлетворить — есть задача сделать процесс пожертвования нормальным действием, радостным, приносящим личную пользу — и немного пользы общественной. Фонды известны заранее – «Отказники», «Вера», «Большая перемена», «Даунсайд Ап» и собственно «Мозаика счастья». Средства распределяются в равной пропорции между всеми участниками проекта — возможность выбирать фонд, куда пойдут деньги, появится позже.

Это хороший проект: он долговременен, сам себя содержит, его цели — воспитать новых жертвователей и поддержать существующие фонды, причем поддержать нецелевыми деньгами, которых фондам всегда не хватает. Жертвователи мотивируются не жалостью, а личными потребностями, а также возможностью получить некоторый, как говорят на западе, fun. Проект ориентирован на будущее: человек, который однажды нашел себе на этом ресурсе за небольшие деньги урок диджейского мастерства, несомненно, вернется сюда, да еще и обязательно всем расскажет — в отличие от прямой благотворительности, которую зачастую скрывают. В проект можно бесконечно вносить улучшения и он открыт для любых инициатив: не только просто хороший человек Ради Главного может научить другого рисовать или починить ему дома проводку, но и — по примеру Уоррена Баффета — миллионер может продать свое общество ради той же цели, правда ставки будут уже совершенно другие.

Говоря кратко, хороший проект имеет абстрактные долгосрочные цели, и способен или убедить жертвователей помочь этим абстрактным целям, или представить те же цели как конкретные. У «Ради Главного» это получилось. Поэтому мы включились в этот проект и начали сбор средств для того, чтобы он стартовал как можно скорее.

Помочь проекту «Ради Главного» можно здесь.