Ситуация, сложившаяся на рынке труда для инвалидов, связана со стереотипным мышлением и работодателей, и общества, а также с недостаточной мотивацией соискателей, считают эксперты

Нынешним летом служба исследований компании HeadHunter провела федеральный опрос с целью выяснить, как сотрудники из разных профессиональных сфер относятся к коллегам с инвалидностью, и как сами соискатели с инвалидностью оценивают свое положение на рынке труда. Как выяснилось, 44% россиян работали с коллегами с инвалидностью. У 11% опрошенных работников есть инвалидность. 28% из них всегда получали поддержку от коллег, еще 32% принимали помощь периодически, но каждый четвертый ощущал поддержку коллектива крайне редко.

По данным HeadHunter, 46% работников нейтрально отнеслись бы к появлению в коллективе сотрудника с инвалидностью, еще 43% отреагировали бы положительно. Зачастую мы сталкиваемся со стереотипами в отношении взаимодействия со специалистами с инвалидностью, которые, как подтверждают данные исследования, никак не соответствуют реальности.

Выгоднее не работать

В 2016 году департаментом труда и социальной защиты населения г. Москвы был проведен опрос людей с особенностями здоровья на предмет их трудозанятости. Как оказалось, заинтересованы в трудоустройстве 19,7% опрошенных, а не заинтересованы  – 39,1%.

Вот как объясняют люди с инвалидностью отсутствие мотивации к труду.

Во-первых, инвалиды 3 группы в этом случае теряют московскую городскую надбавку. Например, слабослышащий инвалид с детства 3 группы 4 степени получает пенсию вместе с московской надбавкой 16500 рублей, а после трудоустройства пенсия составит 6900 рублей. Работающим инвалидам не производится индексация размера фиксированный выплаты к страховой пенсии.

Во-вторых, при восстановлении трудовых функций инвалиды 1 группы проходят переосвидетельствование и переходят на 2 группу, которая предполагает их трудовую занятость, а в этом случае они теряют возможность получать бесплатно некоторые реабилитационные средства.

Кроме того, при наличии в графе ИПР (индивидуальной программы реабилитации) доступный вид труда – «легкий ручной труд», зачастую требуется повышение квалификации или переобучение, которое инвалиды отказываются проходить.

Почему не хотят работодатели

Сейчас бизнес не имеет льгот при трудоустройстве инвалидов, а только обязанности по квотированию рабочих мест при численности рабочих мест свыше 100 человек. «Из 4336 коммерческих организаций выполняют условия квотирования – 3086, не выполняют – 1250. Некоторые большие корпорации не хотят принимать на работу инвалидов, говоря, что им проще заплатить штраф», – рассказывает Елена Златогуре, председатель РОО содействия социальной реабилитации лиц с ограниченными возможностями «Яблочко», ответственный секретарь Общественного Совета «18+» при департаменте труда и соцзащиты населения Москвы, член координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при комиссии по социальной политике Общественной палаты РФ, член Совета МГАРДИ, член Московской торгово-промышленной палаты.

В итоге либо бизнес выполняет законодательство принудительно, либо руководитель по собственной инициативе, так сказать, по душевному расположению, решает, что в его компании будут работать инвалиды.

А еще официальное трудоустройство инвалида прибавляет работодателю сложностей. «Например, бывает так, – рассказывает эксперт, – что инвалид, устраиваясь на работу, заявляет о том, что он вполне работоспособный, а, получив место, начинает часто болеть, говоря, что “он же инвалид”. Таким образом, бизнес несет потери, а не получает прибыль. Отсюда предвзятое отношение к инвалидам со стороны бизнеса».

Крупный бизнес: западные принципы лояльности

Все чаще, тем не менее, наблюдаются позитивные примеры. Крупные компании чаще стараются принимать соискателей с инвалидностью.

«Сегодня можно увидеть сотрудников с инвалидностью и в крупных гипермаркетах, например, людей с нарушением слуха, часто они работают на должности мерчендайзера. Кстати, люди с ограничением слуха считают, что они достойны большой зарплаты, потому что считают, что выполняют работу качественнее», – замечает Елена Златогуре.

Одна из социально-ответственных компаний, поддерживающих людей с инвалидностью, – «Лореаль». Здесь работают несколько сотрудников-колясочников. Например, уже год на должности менеджера-стажера трудится в компании известный танцор 28-летний Дмитрий Торгунаков, многократный победитель чемпионатов мира и Европы по спортивным танцам на колясках. Дмитрий участвовал в конкурсе «Путь к карьере», а позже на ярмарке вакансий РООИ Перспектива познакомился с HR-директором «Лореаль».

Дмитрий отмечает, что в офисе компании везде доступная среда, удобны лифты, туалеты, кафе, и никаких проблем в общении с коллегами: «Я считаю, что “Лореаль” – очень лояльная компания и соблюдает принципы этики. Компания делает значимую работу для людей с инвалидностью».

Здесь же работает и 33-летний Александр Громов. Когда-то Александр был ЛОР-врачом, но, получив травму, вынужден был оставить профессию.

«Я считаю, что возможностей у людей с инвалидностью сейчас все больше. Такие компании, как РООИ “Перспектива”, хорошо помогают, у них много контактов с бизнесом. Другой вариант – не смущаться активно подавать резюме в крупные компании, они открыты. В маленьких компаниях может не быть доступной среды, или они подвержены стереотипам», – советует Александр Громов.

Стереотипы работодателей

Михаил Кривонос, руководитель проекта “Работа-I”. Фото с сайта rabota-i.org

У работодателей срабатывают и свои опасения в отношении сотрудника с инвалидностью. Часто работодатели отмечают, что человек с инвалидностью подсознательно ждет жалости и уступок. Или же у такого сотрудника сниженная мотивация. А еще компании просто боятся многого, например, что, взяв инвалида на работу, уже не смогут его уволить, хотя это просто незнание законодательства.

«Мы придумали такой термин, как “ответственные закупки”. Работая с крупными юридическими, консалтинговыми и другими компаниями, мы рассказываем им, что, проводя тендеры на поставщиков услуг, они могли бы прописать как одно из требований рекомендации по приему сотрудников с инвалидностью и давать контакты – наши или РООИ “Перспектива”, – рассказывает руководитель проекта “Работа-I” Михаил Кривонос. – Мы стараемся воздействовать на собственников бизнеса, и это начинает работать. Появляется механизм клиентских отношений, когда заказчик говорит: “Я бы хотел нанять сотрудников с инвалидностью”, а поставщик услуг решает: “Хорошо, раз клиент хочет, значит, нам надо преодолеть эту сложность”, к тому же социальная ответственность это неплохо. А предрассудки есть по отношению к кому угодно – людям свойственно бояться непривычного и незнакомого. А когда явление уже понятно и привычно, то становится проще».

Часто бизнесу не хватает элементарных знаний.

«Многие, например, думают, что человек на коляске не способен водить машину и приехать на работу, и предлагают только удаленные варианты занятости. Или, например, вроде бы говорят, что готовы принять инвалида, но есть препоны, к примеру, “у нас же лестница”… То есть в представлении работодателя “инвалид” – это только тот, кто не может ходить. Не задумываются, что есть и другие виды инвалидности», – рассказывает Ольга Лоева, директор благотворительного фонда «ДЕЙСТВУЙ». Фонд проводит для компаний обучающие квесты, знакомя их с проблемами людей с инвалидностью.

Зачем нужен посредник в связке «соискатель с инвалидностью – работодатель»

Каждый третий человек с инвалидностью признается, что на работе ему мешает адаптироваться нехватка опыта коммуникации с людьми. Поэтому крайне важно связующее звено, которое поможет наладить контакт между соискателем и работодателем.

В питерском проекте «Работа-I»  помогают людям с инвалидностью найти работу. В том числе здесь работает «Школа сервиса» – проект подготовки к трудоустройству ребят с ментальной инвалидностью: таким соискателям найти работу сложнее всего. Их обучают несложным работам.

«Мы ведем эту работу совместно с работодателями: клининговые компании, магазины возят наших учеников на свои объекты, обучают, дают опыт. Таким образом, это не работа “в никуда”, наши ученики потом целенаправленно трудоустраиваются», – рассказывает Михаил Кривонос.

Конечно, процент трудоустройства таких сотрудников меньше, чем людей с другими формами инвалидности. Если из других групп процент трудоустройства 1 к 6, то здесь – 1 к 15. Но зато, отмечает Михаил Кривонос, больше социальный эффект, потому что у таких соискателей просто нет других возможностей.

РООИ «Перспектива» тоже полагает, что людям с инвалидностью нужно предлагать работу не в специализированных мастерских для инвалидов, а на открытом рынке. Помощь таких объединений часто более действенна, чем работа государственных служб занятости. Механизм позволяет работодателю и соискателю встретиться и познакомиться с требованиями и компетенциями друг друга. Эффект гораздо больше, чем от «холодных звонков» в компанию.

Как рассказывает руководитель программ по трудоустройству людей с инвалидностью РООИ «Перспектива» Михаил Новиков, в целом в год в «Перспективу» обращаются 600 человек, 220 из них трудоустраиваются, но статистика эта плавающая.

Бауманский университет в вопросах трудоустройства людей с инвалидностью, пожалуй, лидер среди вузов. Как рассказывает Александр Сорокин, специалист ресурсного учебно-методического центра по обучению инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья в Бауманском университете, в выпуске нынешнего года трудоустроено 28 человек из 29 выпускников.

В Бауманке для неслышащих студентов выстроена многоуровневая система трудоустройства. В частности, вуз сотрудничает с предприятиями («Салют», «Энергомаш», НПО имени Лавочкина и другие), которые берут студентов на работу – чаще это IT-специалисты. Бауманка также подписала соглашение с департаментом труда и социальной защиты населения Москвы и с Центром занятости населения Москвы – туда студенты и выпускники вуза также могут обращаться.

«Для наших студентов работодатель не может устраивать конкурсные испытания и устанавливать испытательный срок, таким образом, наши выпускники получают работу». В университете также проходят ярмарки вакансий, представители компаний приходят знакомиться с будущими специалистами.

На вопрос «Что может помешать вам работать в одном коллективе со специалистами с инвалидностью?» люди из разных регионов страны, у которых уже был опыт работы в одном коллективе с такими коллегами, ответили «Ничего» (67%). С ними солидарны 44% тех, у кого подобной практики не было, причем самый большой барьер они видят именно в отсутствии практики коммуникации с людьми с инвалидностью – 30%.

Наставничество как способ адаптировать сотрудника с инвалидностью

По статистике, одна из весомых трудностей на пути человека с инвалидностью к успешному погружению в коллектив и в рабочую деятельность является отсутствие наставника. Некому подсказать, помочь, а сложности в коммуникации в силу особенностей здоровья часто мешают задавать вопросы, просить помощи. Вот почему крайне важно менторство.

В июне 2017 года в Москве запустился пилотный проект по сопровождаемому трудоустройству: у работающего инвалида появляется наставник на производстве. Трудовой куратор может сопровождать не более 3 инвалидов, с заработной платой за каждого инвалида.

В благотворительном фонде «ДЕЙСТВУЙ!» работает проект наставничества, который помогает освоить соискателям с инвалидностью практические навыки. Проект не ставил изначально задачу трудоустройства, но около 30 процентов участников получают в итоге работу. «Не все нацелены на трудоустройство. Кто-то просто пока определяется с профессией, это чаще студенты. Кстати, мы планируем уже начинать работать и со старшеклассниками с инвалидностью, чтобы они заранее могли попробовать себя в разных профессиях.

Наконец, человек может быть уже трудоустроен, но ему нужно получить какие-то новые знания в своей профессии», – поясняет Ольга Лоева. Среди наставников – специалисты крупнейших компаний PwC, РБК, Canon, Rambler&Co, SAP, Yandex и других.

«Надо избавляться от иждивенческих принципов жизни»

Основные сложности в трудоустройстве людей с инвалидностью, считает Ольга Лоева, с одной стороны, в позиции самих соискателей: «Часто люди с инвалидностью немотивированы, неактивны, проявляют иждивенческую позицию, привыкнув жить на всем готовом, и их трудно убедить в том, что нужно трудиться».

Янина Урусова, соучредитель и генеральный директор НП Культурный центр «Без границ», соучредитель и директор Bezgraniz Couture, член рабочей группы по вопросам социальной интеграции молодых людей с инвалидностью при президенте РФ, замечает, что людей с инвалидностью у нас стараются реабилитировать через спорт или искусство, но мало задумываются об их практических навыках.

«Работа должна быть для любого человека, с инвалидностью в том числе, его профессией и карьерой, а не способом занять свободное время или развлечься, но часто ни сами люди с инвалидностью, ни родители таких молодых людей не настроены серьезно. А ведь такой человек должен уметь обслуживать себя самостоятельно, чтобы не оказаться потом где-то в интернате. Нужно избавляться от иждивенческой позиции. Тогда и работодатели будут воспринимать инвалидов не как благополучателей, а как реальный рабочий ресурс».