Путь к трезвости: Запасный выход

Последние достижения гуманистической медицины делают выход из запоя почти что приятным. «Выйти-то можно, – резонно заметил Г. – Вопрос – куда

Читать предыдущую историю

«Почему в поезде стоп-кран красного цвета, а в самолете – синий?» Попавшийся на удочку этого вопроса-шутки человек, глубоко задумывается. Если с человеком все в порядке, через несколько мгновений он хохочет: «Да не может в самолете быть никакого стоп-крана! Как же я сразу не догадался!». Ну, а коли не смеется, значит, что-то нарушено в цепи причинно-следственных связей, кои образуются в его мозгу. Стоп-кран предназначен для резкой остановки на полном ходу. Самолет передвигается в воздухе. Если остановить его внезапно, он разобьется.

Перед тем, как посадить крылатую махину на землю, летчик сверяется с показаниями приборов, держит связь с авиадиспетчером, постепенно приступает к многоступенчатым манипуляциям по снижению высоты. Но самое главное: он выключает автопилот. Машине не под силу выполнить столь тонкую задачу, исполненную множества нюансов.

Тому, кто летит по жизни на автопилоте, так же невозможно сразу изменить показатели своей среды обитания. Тут всевозможных датчиков потребуется больше чем в самом совершенном самолете. Круг общения, семья, работа, свободное время, манера общаться и одеваться, цели, мечты, предпочтения в еде и музыке… Если разом схватишься за все рычаги, вряд ли преуспеешь. Скорей, войдя в знакомый штопор, понесешься вниз.

Во всем потребна постепенность, особенно в науке летной. Сегодня пропустишь день рождения соседки, а завтра свой просидишь со стаканом виноградного сока. Ты и не заметишь, как круг общения начнет меняться. Кто станет другим – вместе с тобой, кто-то, увы, отдалится от ставшего таким скучным и правильным тебя. Работа, что прежде тяготила, может оказаться неожиданно интересной, когда ты на трезвую голову привнесешь в нее свежие идеи. А может, наоборот, без привычного допинга, ежедневный стресс станет невыносимым, и ты задумаешься о чем-то новом. Главные твои «датчики» теперь: объявления о ярмарках вакансий, информация о курсах и втором высшем образовании, сайты кадровых агентств. Эту информацию ты примешься скрупулезно анализировать, незаметно строя свою новую жизнь. Легко не будет. Но каждый отказ и неудача – это тоже шаг на этом пути.

Полет красив издалека. Вблизи работа пилота напряженна, буднична и скрупулезна. Карты, цифры, схемы, линейки, стрелки, формулы.

Жизнь пьющего человека во многом напоминает полет. Не только головокружительным ощущением эйфории, что нет-нет, да и посетит даже на поздних стадиях развития недуга. Та же удаленность бренной земли с ее проблемами, подташнивание и сосание под ложечкой, ощущение собственной беспомощности, страх. А еще: фатальная зависимость от расписания рейсов. Читай: запоев.

Последние достижения гуманистической медицины делают выход из запоя почти что приятным. «Выйти-то можно, – резонно заметил Г. – Вопрос – куда?». Не каждый в силах подготовить себе плацдарм самостоятельно. Иной расслабленный без помощи близких не способен уже ни на что.

Запасные выходы, в отличие от стоп-кранов в аэропланах имеются. Но и в них выскакивать на полном ходу не рекомендуется. Чтобы аварийный ход, действительно, привел к спасению, самолет должен худо-бедно сесть. Пилот, сажающий горящий лайнер, всегда совершает подвиг. Совершает его и тот, в чью семью пришла питейная беда. Есть лишь один способ избежать подвига: включить автопилот. Другого нет. В пассажирских лайнерах пилотам не положен парашют. А значит, все внимание – на датчики.

Сейчас неважно, как хорошо начинался полет, как некстати заболел помощник штурмана и кто виноват, что отлетела самая нужная гайка. Сейчас все дело в мелочах. Они решают все. В них и подвиг, и спасение. В них – все. Не держать в доме деньги, навестить участкового, перестать покупать колбасу, а после 24.00 запирать дверь на щеколду. Противные, до дрожи противные мелочи – но без них никуда. Только так в смятенном мозгу образуются нужные связи: пустой холодильник начнет смутно ассоциироваться с затянувшимся сиденьем без работы, а запертая дверь – с любовью к ночной музыке.

Пилот знает: от резкого маневра пассажиров здорово тряхнет, а сейчас им будет нечем дышать и станет очень холодно. Но иначе нельзя. Его задача – посадить взбесившуюся машину любой ценой. И только после этого открыть дверь запасного выхода. Если все сделано правильно, снаружи будет ждать спасение. К нему и его несчастным пассажирам непременно придут на помощь. Впрочем, без Этой Помощи он вряд ли сумел бы посадить самолет.

Екатерина САВОСТЬЯНОВА

Читать следующую историю

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться