Недавно мы опубликовали материал о православной общине трезвости в подмосковном селе Ромашково. Ведущая одной из групп, Екатерина Савостьянова, ведет на сайте храма свт.Николая, при котором действует община, он-лайн дневник. Мы начинаем регулярную публикацию отдельных частей этого дневника в формате историй с продолжением на сайте Милосердие.ru

Екатерина СавостьяноваНедавно мы опубликовали материал о православной общине трезвости в подмосковном селе Ромашково. Ведущая одной из групп, Екатерина Савостьянова, ведет на сайте храма свт.Николая, при котором действует община, он-лайн дневник. Мы начинаем регулярную публикацию отдельных частей этого дневника в формате историй с продолжением на сайте Милосердие.ru:

Вечный двигатель
Мечты есть у всех, даже у самых горьких пьяниц. Заветная мечта любого алкоголика – пить «как все». Позволять себе изящно рюмочку-другую в приятной компании, и чтоб потом глупостей не наделать, и чтоб наутро голова не болела, и чтоб не растянулось это «позволение себе» на несколько дней. В глубине души каждый осознает, что это невозможно, но … вдруг? Попробовать-то можно! И мы пробуем, и наступаем упрямо на одни и те же грабли, проваливаемся в одно и то же болото, знать ничего не желая о печальном опыте товарищей по несчастью. Не бывает такого на белом свете, не бывает – и все тут! Если у человека хотя бы раз в жизни был запой, никогда не вернуться ему к так называемому «культурному питию», никогда не научиться управлять своей страстью. От нее можно только избавиться (с Божией помощью) – раз и навсегда! Пытаться противостоять этой аксиоме – столь же нелепо, как изобретать вечный двигатель. Наука давно доказала, что это невозможно.

Но почему так живуч этот миф? Я не про двигатель сейчас, я про «контролируемое питие». Ведь любой пьющий скажет: «Если пить 1-2 рюмки, зачем тогда и начинать? Ничего не почувствуешь». Отчего тогда мы так упрямо цепляемся за возможность выпить эти жалкие глоточки, от которых действительно, простите за выражение, никакого кайфа?
«Иногда я была близка к тому, чтобы действительно перестать пить, — вспоминает Л. – Но всякий раз момент оказывался неподходящим. Например, приняла лишку на корпоративной вечеринке. Как я могу бросить прямо сейчас? На всю жизнь останется шлейф: «была пьянчужкой, а после того – ну, вы помните! — скандала решила завязать». Или лучшая подруга замучила душеспасительными беседами. Если я сейчас перестану пить, она чего доброго решит, что вняла ее настояниям».

Д. говорит: «А я боюсь, что друзья решат, будто я закодировался или зашился. Стыдно. Про общину рассказывать тоже стыдно».
Да, вот такие надуманные лазейки подсовывает нам лукавое воображение, чтобы отвратить от единственно правильного выбора.
В свое время на ТВ бытовала неграмотная реклама: «Другой альтернативы нет!». Авторам было невдомек, что другой альтернативы не бывает вообще. Альтернатива – это, в переводе, выбор из двух возможностей: или – или. Третьего не дано.
Так вот любой алкоголик стоит перед вполне определенной альтернативой: пить или не пить. Иных вариантов нет и не будет! Никаких «рюмочек», «по праздникам», «с друзьями», «божоле», «кофе с ликером», «Новый год» и т.д. …
Но странная все-таки штука. Почему так стыдно признаться в том, что ты решил бросить пить оттого, что пьянство – твоя проблема и ты больше не можешь, не желаешь с этой проблемой жить? Неужели пить и совершать несметное количество глупостей – менее стыдно? Ведь об этой твоей проблеме давно знают все окружающие, так что и признаваться тебе особенно не в чем.
«Гордыня наша», — резко и односложно сказал А. и был, по общему мнению, прав.

Несколько лет назад в общину пришел некий юноша из театрального мира. Его направило к нам начальство, устав от бесконечных запоев молодого человека. Юноша был один раз, спустя пару дней «ушел в штопор», сорвал спектакль и был, само собой, уволен. После этого мыкался без работы, что не удивительно: театральный мир не так широк, кому охота брать к себе известного горького пьяницу? Удивительно другое: молодой человек в своей безработице винил… нашу общину. «Наверное, кто-то из коллег-актеров (к нам тогда ходило несколько человек из театра «Камерная сцена») рассказал всем том, что я решил лечиться, — предполагал он, — вот меня теперь и не берут никуда».
Парадокс? Безусловно. Но до чего же распространенный! Приверженцев его куда больше, чем горе-изобретателей вечных двигателей.
Мне тоже было стыдно на первых порах ходить в Ромашково. Я тоже боялась здесь кого-нибудь встретить. Боялась, что все узнают страшную тайну: я решила стать лучше, а для этого обратилась за помощью. (Даже странно, что в парикмахерскую мне никогда не было стыдно ходить!). Если к нам на встречи приезжало телевидение или еще какие-нибудь коллеги мои — журналисты, я первая устраивала переполох, скрывалась за чужими спинами и громким шепотом требовала соблюдения своей драгоценной «privacy». Поведение Димы Девяткина (он сейчас тоже руководит семейным клубом трезвости) меня удивляло и втайне восхищало. Тот, наоборот, всегда охотно позировал перед объективами, давал интервью и первым «засветился» в Интернете, опубликовав знаменитый ныне исповедальный текст, начинающийся словами «Я жил от запоя до запоя…».

В прошлом году позвонил режиссер одной очень популярной и известной телепрограммы. Не скажу, с какого канала, но он – один из ведущих. Просьбу его нелегко было выполнить. Они хотели снять для своей очередной передачи не только интервью с отцом Алексием и заседание общины, но и побывать в нескольких семьях, члены которой избавились с Божией помощью от пьянства здесь, в Ромашково. Во мне сразу проснулся журналист. Я прикинула (да простят меня братья и сестры), истории каких именно семей будут наиболее интересны для подобной «экранизации». А потом начались уговоры. Ах, какие убедительные аргументы я приводила! Суть сводилась к главному: к благодарности — Богу, общине, батюшке… Благодарность можно выразить не только цветами и словами. Благодарность можно выразить и жертвой, маленьким подвигом. Взять, к примеру, и сказать всему миру: вот я, в прошлом — известный музыкант, в прошлом — горький пьяница, в настоящем – свободный человек. А вот — моя семья, которая много натерпелась из-за меня, а теперь мы живем тихо и счастливо. Аргументы и впрямь оказались убедительными. Две семьи согласились пустить в свои дома съемочные группы и рассказать о своей жизнь. А телевизионщики куда-то исчезли. Даже не позвонили, не предупредили, что раздумали снимать о нас репортаж. Ну да, Бог с ними.
Мне тогда было стыдно перед людьми, которых я так красноречиво уговаривала, точно зная при этом, что сама я ни за что не снимусь ни в какой подобной передаче. Я поняла, что не сделала, наверное, еще последний шаг, отделяющий меня от подлинной свободы. Я еще чего-то боюсь, на кого-то озираюсь, а разве страх и свобода могут существовать вместе?

Когда я задумала этот дневник, мне тоже было немножко страшновато. Люди узнают, что я веду общину трезвости! Люди наберут в «поиске» мою фамилию и увидят там не только красивые истории о кинозвездах, которыми я долгое время зарабатывала себе на хлеб, но и этот, например, текст. Что подумают люди??? Да ничего, наверное, не подумают. Разве что ощутят приятный холодок удивления на несколько мгновений – и только.
Не так ли?

Такие странные праздники
Сегодня у Татьяны был юбилей, 50 лет, и какой стол она накрыла! Она сегодня не собирала дома никаких гостей, никого не звала, убежала к нам в Ромашково, чтобы отметить свой праздник. Съездила специально в Зачатьевский монастырь, накупила там пирогов, хлеба. Привезла фруктов, рахат-лукумов, конфет, орехов. Получился настоящий праздник. К счастью, и народу сегодня пришло человек 20.

Само собой, заговорили о круге общения, об изменении образа жизни. Когда перестаешь пить, у многих первоочередной становится проблема: с кем общаться? Со старыми «друзьями» уже нельзя, ведь связывает нас только бутылка, а новых… нет. Община трезвости, конечно, здесь оказывает помощь неоценимую.

Прекрасно понимаю, какой скептицизм охватывает сейчас тех, кто читает эти строки (надеюсь, таковые имеются). Я и сама некогда, когда слышала про эти «безалкогольные свадьбы» и «дружеские посиделки за чашкой чая», у меня скулы сводило от скуки! Нельзя радоваться жизни без спиртного – такая установка сидит в мозгу каждого пьющего человека. Как от нее избавиться? Очень просто: попробовать и такой вариант радования. Как потом окажется, единственно возможный.

Очень печальную историю рассказала З. Она осталась одна. Из-за пьянства мужа З. ввела в доме сухой закон. И теперь справляет праздники… одна. Даже взрослые дети с внуками не приходят к ней – разве что на полчасика, поздравить для приличия.
Г. чувствует, что друзья звонят все реже и реже, а прежде дом ломился от гостей. Кстати, именно такая история случилась в свое время и со мной, переживала страшно, а потом – появились новые друзья, да в таком количестве, какого прежде и представить не могла. Вот и верь аксиоме, что друзей заводят лишь до 30 лет, после могут быть только деловые знакомые. А может, наоборот те, прежние, что захаживали не «на огонек», а на бутылочку, вряд ли могут считаться друзьями?.. Л. сказала, что ее близкие тоже поначалу чурались трезвого стола, но потом ничего, привыкли, ходят в гости, как прежде.

Сегодня на общину пришел Володя, редкий гость. Он дал обет 7 лет назад, сейчас регулярно посещать наши встречи ему нет никакой надобности. Приезжает поделиться опытом, да и на нас посмотреть. Он вспомнил, как лет 5 назад мы ездили в лес под Домодедово. Поездка была полупаломническая, полушашлычная. Отмечали день рождения нашего алтарника. Съездили в Серафимо-Знаменский скит, на святой источник, а потом – в лес. Со мной тогда напросился поехать мой пьющий муж (сейчас уже бывший). Нелегко ему пришлось: с жесточайшего похмелья, жара, дорога длинная. В лесу накрыли «стол», а есть-пить ничего нельзя: не помолились еще. Вечер тогда прошел великолепно, уезжали из леса уже в кромешной тьме, в 12-м часу ночи. Муж был удивлен и тих. Видно было, что он не ожидал увидеть такое количество (тоже человек 20) взрослых людей, оживленно беседующих и прекрасно проводящих время без бутылки. «Даже не верится, что эти люди когда-то пили», — все, что он сказал. А Володя сказал сегодня: «Жалко, что он так ничего и не понял тогда для себя». Жалко, действительно. Ну что ж, дело прошлое. Главное, что сейчас — совсем другая жизнь. Конечно, чтобы образ жизни изменился, необходимо изменять и круг общения, иначе жизнь твоя превратится в сплошную муку. Как изменять, если все друзья – пьющие? Очень просто. Отказываться от этих «друзей». На своем опыте могу засвидетельствовать: этот процесс болезненный только поначалу. Спустя какое-то время ты начинаешь понимать: без кавычек слово «друзья» к твоему прежнему кругу общения не применимо. Это – со-бутыльники, даже самые рафинированные, самые остроумные, образованные и тонкие из них. Иначе куда исчезают все эти люди после того, как из твоего дома исчезают бутылки?

Еще вспомнили, как месяц назад мы уже со всей общиной ездили во Фрязино к нашим друзьям. Отстояли службу в Гребневском храме, погуляли с экскурсоводом по усадьбе Гребнево – увы, почти уже умершей, разрушенной, но все равно прекрасной. Потом подтянулись на дачу у хозяевам и там тоже сидели до ночи, пели песни, разговаривали…

Для большинства такая загородная поездка не была чем-то из ряда вон выходящим. Некоторым женам удалось «выманить» на пикник своих мужей, не посещающих наши встречи в Ромашково. У них я заметила тот же напряженный, полный тихого удивления взгляд, что был тогда у моего мужа. «Странно. Даже не верится». Сергей смеялся: «Если б мне кто год назад сказал, что я буду сидеть и есть шашлык, запивая его газировкой, я бы очень повеселился. А сейчас прекрасно провожу время».
Вот такие бывают у нас праздники. Слава Богу!

Читать следующую историю