«Новый образ жизни» – выражение светское. Духовный синоним – «умереть для греха». Когда вновь прибывшие слышат это сочетание, оно редко кого оставляет равнодушным. «Я не желаю умирать, — кричит привыкшее к удовольствиям естество. — Я не для этого сюда пришло! Мне надо всего лишь решить одну проблему»

Читать предыдущую историю

«Не хочу прокисшего сока!»
Одну из прошедших общин проводил наш настоятель и руководитель отец Алексий Бабурин, и диалог состоялся совершенно особый. Потому и хочется привести его как можно полнее.

Отец Алексий начал разговор с молитвы, «которая у нас либо невнимательна, либо сведена к минимуму, либо отсутствует вообще». Но если нет богообщения, сказал батюшка, то нет возможности исправления. Мы сами отказываемся от него. А без богообщения все остальное, вся жизнь наша превращается в некий эрзац. У нас нет альтернативы: только в богообщении подлинный смысл жизни, Любовь и сопряженная с ней истинная радость. Наркотики, алкоголь – подмена этой радости, за ними – пустота, холод отчуждения, смерть и погибель.

Это нужно усвоить сердцем, нужно, чтобы возникла глубочайшая потребность в молитве. Мы должны научиться жить так, чтобы молитва составляла тот краеугольный камень, на котором зиждется наше спасение.

Т.: — Но не все умеют так молиться, чтобы ощутить радость.

Отец Алексий: — Да, молитве нужно учиться, и самое подходящее для этого время – пост. Он дает нам возможность обуздать одну из самых сильных потребностей человека – пищевую потребность.

О.: — Но, батюшка, часто говорят так: самое важное – духовный пост, а вовсе не ограничение себя в пище.

Отец Алексий: — Если мы не в состоянии обуздать пищевую потребность, то не сможем управлять и другими. Если ты обуздал свое чрево, то потом этот опыт борьбы можешь перенести и на другие страсти: например, на укрощение языка своего, на отказ от спиртного, табака, наркотиков, игры…

К.: — Отец Алексий, а в церковном календаре каждую субботу и воскресенье написано «вино и елей». Значит, можно?

Отец Алексий: — Но не значит, что нужно. Вспомните Апостола. Апостол Павел говорит: «Лучше не есть мяса, не пить вина и не [делать] ничего [такого], отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Римл. гл.14, ст.12). Очень многие люди отказываются от употребления вина и даже дают обет трезвости, не страдая алкоголизмом. Как это замечательно, когда твой ближний это понимает и в его лице ты находишь реальную поддержку! Если в семье есть человек, пристрастный к наркотикам, ближнему тоже нужно пойти на какую-то жертву, взять на себя его ношу. Я считаю, что близким таких людей хорошо было бы отказаться от алкоголя.

Т.: — Но без вина так скучно становится жить. А как же праздники? Традиция требует вставить на стол вино.

Отец Алексий: — Купите виноградный сок! Натуральный, из темного винограда. Он и по виду, и по цвету, и по вкусу напоминает вино… Некогда именно в таком виде его пили фараоны и называли – вином. Все подменилось, сегодня никто и не знает об этом. Сегодня мы вином называем прокисший сок. Хотя на сей счет существуют целые исследования, есть переводы с древнееврейского священномученика митрополита Владимира. Так что если кто-то вам предложит вина, вы с полным правом можете сказать: я не хочу прокисшего сока, дайте мне свежий!

К.: — Но вино так успокаивает нервы, как ничто другое.

Отец Алексий: — Многие неврозы – это, на каком-то этапе жизни, благодеяние Божие для нас. Не нужно никаких успокоительных средств. Это – тревога, которая дана для того, чтобы удерживать тебя от греха. Благодари Господа за это. Напомню, кстати, что нынешняя неделя – Крестопоклонная. Часто мы ношение Креста воспринимаем как покорность обстоятельствам. А это не так. Необходимо мудрое отношение ко всему, нужно преодолевать обстоятельства и собственные несовершенства силою молитвы, силой Честного Животворящего Креста Господня.

Отец Валентин Жохов: Недавно появилась такая наука – эпигенетика. Она учит, что благотворное влияние среды способно защитить геном человека. Если человек живет праведно, соблюдает заповеди Божии, он способен исправить геном, который унаследовал от предков – скажем, склонность к алкоголизму, блуду, агрессии. Под влиянием аскетики он может измениться и уже не передаст эту предрасположенность своим потомкам! Ученые доказали то, что Церковь знает уже не одну тысячу лет! Митрополит Иерофей Влахос вообще называет Православие «медицинской наукой», так как оно занимается врачеванием души. Аскетика – это способ врачевания души.
Человеку дается выбор: либо поработать Богу, либо приобщиться страстям. Есть, например, Лас-Вегас, который так и называют Sin-City, «город греха». Это – ад на Земле. А есть – Храм Божий, Рай на Земле.

Г.: — А если я верю в Бога в душе, но в храм не хожу. Устаю сильно на работе.

Д.: — А если ты любишь девушку, но встречаться с ней отказываешься: некогда тебе?

Отец Алексий: — Да, нельзя любить и избегать предмет своей страсти. Любить и никак не выражать любовь. Причастие Святых Христовых Таин – это акт Любви. Без Таинств Церковных исцеление невозможно. Это самообман.

Г.: — Говорят, алкоголизм вообще неизлечим.

Отец Алексий: — Любой врач вам скажет, что хронические заболевания по сути неизлечимы. Улучшение в состоянии больного – это ремиссия, а не выздоровление. Но аскетическая жизнь способна выработать пожизненную ремиссию. Человек, давший обет трезвости и держащий его, добился такой пожизненной ремиссии. Иногда мы говорим не об излечении, а об исцелении. Исцеление – это уже состояние святости. Мы должны обрести ту целостность, которую утратили по грехам нашим.

О хэппи-эндах и охотничьих трофеях

Английская игра слов не всегда переводится на русский. Есть такой голливудский фильм «Умница Уилл Хантинг». В свое время он получил «оскара» за лучший сценарий, а можно было бы дать – за лучшее название, когда б была такая номинация. Ведь в оригинальном варианте «Good Will Hunting» можно дословно понять и так: «Охота за доброй волей». Об этом и идет речь в картине. Герой Уилл Хантинг, молодой парень, гений и хулиган, никак не может понять, чего ему в этой жизни хочется. В поисках ответа ведет себя он безобразно: дерется без причины, ворует, напивается, угоняет авто… Иногда, правда, может между делом доказать сложнейшую теорему или прочитать за ночь историческую монографию в нескольких томах. Так он ведет внутри себя охоту за собственной доброй волей, пытаясь угадать свои желания и мимолетные порывы, с готовностью откликаясь на любой из них.

До чего же знакомая ситуация! Очень многих из нас в общину приводит именно эта затянувшаяся охота, в которой участвовали или мы сами или наши близкие.

Нынче я искренне желаю быть хорошим. Я вымою пол – но только потому, что я так хочу. Я пройду мимо магазина, где продавец раскланивается со мной сквозь стекло и достает с полки булькающий заказ, не дожидаясь слов. Я пройду мимо, ибо это очень приятно. Мне сегодня хочется сделать это. Но я не знаю, что будет со мной завтра. Мой характер непостоянен, я порывист, исполнен задора. Вдруг завтра я и до этого стеклянного оазиса не дойду, напившись пива с новыми друзьями у заплеванного парапета ближайшей станции метро? Жизнь – интересная, непредсказуемая штука и относиться к ней надо творчески. Предательство – наступать на горло собственной доброй воле!

А кто сказал тебе, что это и есть твоя воля? Разве никто не подталкивает тебя, никто не диктует тебе этот выбор? Может, те самые новые «друзья» у метро или радушный продавец «оазиса»? А может… просто привычка? Прислушайся как следует.

(Да, и еще, в скобках. Кто сказал тебе, что эта воля – добрая?..).

На помощь запутавшемуся американскому кино-парню приходят правоохранительные органы, любимая женщина, дальновидный профессор математики, приятель-собутыльник и маститый психоаналитик. Общими усилиями они помогают юному Хантингу найти ответ и закончить охоту – аккурат в день его совершеннолетия. Уилл мчится через континент к любимой – все бросив, запалив мосты, зарыв талант в землю, отплатив хорошим людям черной неблагодарностью.

Хэппи-энд или просто продолжение охоты – на сей раз на более крупного зверя? Стараниями доброжелателей бедняга Уилл научился не идти на поводу желаний смутных и неопределенных, а выделять средь них самое сильное – и претворять его в жизнь.


Тоже, увы, знакомая ситуация. Из охоты на крупных зверей труднее выйти целым и невредимым. Но, тем не менее, среди нас немало и таких «охотников». Мы бросали все — ради одного, самого главного желания, которое полностью нами владело. Хэппи-энда не получалось. Мы сжигали мосты и дома, пропивали таланты и мозг, теряли работу и семьи.
Уцелел лишь тот, кто и после этой Большой Охоты продолжал искать ответ на свой вопрос. Вопрос, правда, уже звучал по-иному: не «что я хочу?», а «что мне надо?». И если первый вариант вообще не подразумевает правильного ответа, то второй имеет лишь один: «Надо научиться говорить «нет». Вместо того чтобы с трепетом прислушиваться к собственным желаниям, научиться не слышать их вовсе, ставить их не во что, отказываться именно от того, чего тебе больше всего хочется. Особенно, если за это приходится так дорого платить.

Ромашково далеко от Лос-Анжелеса. Там Уилл Хантинг получился своего «оскара» за лучший сценарий. Здесь мы тоже имеем дело со сценариями — жизненными охотников за собственной доброй волей. А главная награда — если иной из них порой удастся общими усилиями переписать, закончив дело тихим хэппи-эндом.

Ради радости

Парадоксальную вещь узнают люди, впервые приходящие на общину. Оказывается, мы здесь собираемся совсем не для того, чтобы бросить пить. Да-да! Наша цель не отказаться от алкоголя (наркотиков, таблеток, игры). Цель – изменение образа жизни.

Для многих сей факт в лучшем случае становится информацией к размышлению, оставаясь — в худшем — лежать мертвым грузом. Мы так счастливы своим первым трезвым дням, неделям и месяцам, что забываем о самом главном. Пока остался прежним образ жизни, а значит и мы сами, наш путь пролегает по зыбучим пескам. Неверный шаг, неожиданный поворот, случайная встреча с хищником – и ты бежишь, не разбирая дороги в никуда, пока не провалишься в знакомое вязкое месиво, откуда совсем недавно вылез с непомерным трудом… Вылезешь и на сей раз, с Божьей помощью, но все повторится снова. И снова. Неверный шаг, нескромный взгляд – уютная гостеприимная бездна.

Покинуть опасную зону

Этот замкнутый круг можно разорвать лишь одним способом: покинув опасную зону. Сменив район зыбучих песков на другой (тайгу, лесостепь, тропический остров) ты будешь вести себя по-другому. Иная одежда, другая походка, новые опасности — иной образ жизни. Ты загоришь или обветришься, просолишься морской водой, а может, даже обморозишься, но никогда больше не провалишься в песчаную топь. Если, конечно, не вернешься обратно. О жизни в дюнах будешь вспоминать, естественно. Вспоминать, как о старом кино, где в главных героях — кто-то другой. Не ты. Тот, что жил в песках, и сегодняшний ты – это два разных человека. Две разных жизни.

Пока остался прежним образ жизни, а значит и мы сами, наш путь пролегает по зыбучим пескам

Изменить отношение

На эту тему говорить сложнее всего. Сменить образ жизни — не носки новые купить, и даже не ботинки. Ведь он везде, где мы — вплоть до мелочей. Недаром говорят, что «дьявол кроется в деталях». Конечно, поменять все подробности жизни не в наших силах (воспоминание о былом навеет и запах чужих духов, и полузабытый голос в телефонной трубке, и просто дата на календаре). Но сменив основное – климатическую зону, если продолжать метафору – мы подчиним себе и детали. «Другим становится угол зрения, — сказал вчера Д., — меняется отношение к проблемам, а значит, меняешься ты сам. И повтор некоторых ситуаций, которые прежде казались полными соблазнов и опасностей лишь утверждает тебя на этой новой точке зрения – если конечно, ты действительно решил поменять образ жизни».
Умереть для греха

«Новый образ жизни» – выражение светское. Духовный синоним – «умереть для греха». Когда вновь прибывшие слышат это сочетание, оно редко кого оставляет равнодушным. «Я не желаю умирать, — кричит привыкшее к удовольствиям естество. — Я не для этого сюда пришло! Мне надо всего лишь решить одну проблему». Оказывается, ее нельзя решить, оставшись в прежней жизни. В той жизни – дозы, выпивка, аптеки, залы игровых автоматов, табак и план. В этой – их не существует. Для тебя. «Бросив курить, я не чувствовала опасности, оказываясь в курящей среде, — рассказала А. – Я знала: я другая, и эта новая А. не курит. Какой же для нее соблазн в чужом дыму?»

Приобрести привычку

«Но как же удовольствия! — возропщет естество. – Без них жизнь бледна и скучна. Мало ли что мне захочется завтра?! Я не могу заранее отказываться от всего». — «Не нравится мне это слово – «удовольствие», — возразил на чью-то реплику Д. – Нехорошее оно какое-то. Какой же это новый образ жизни, если мы по-прежнему живем ради удовольствий?».

Скучать и тем более отчаиваться не стоит. Для удовольствий тоже есть новый синоним: «радость». Ее не купишь в красивой упаковке, не выпьешь и не проглотишь. В зыбучих песках она не живет, знакомство с ней грядет лишь в другом климатическом поясе. Оно наступает не сразу и не вдруг. Ради радости нужно трудиться, ей нужно учиться. Эта учеба и эта работа и есть новый образ жизни, а радость – ее наполнение.

Трудно? Безусловно. Но постепенно на смену старым привычкам придут новые: молиться, например. Если не придут, значит, ты вновь неуклонно бредешь в направлении своих любимых песков с их тягучими ямами.

Екатерина САВОСТЬЯНОВА

Читать следующую историю