Некоторые дамы пытаются фотографировать своих домочадцев в «положении риз» или снимать на видео. Дает ли это что-нибудь? Этично ли это? Фотопортрет ведь может быть и словесным: «Посмотри на себя!», «Знаешь, до чего ты дошел?», «Да как ты мог сделать то-то и то-то!». И в том, и в другом случае члены семей пьющих людей («созависимые») пытаются насильно подсунуть своим непутевым близким зеркало под нос. Вот ты какой, вот каким ты бываешь!

Читать предыдущую историю

Дмитрий Девяткин. Много не хочу — мало не умею

Н. рассказала, как ей удалось, с Божьей помощью, удержаться в майские праздники от искушения и выдержать натиск подруг, недоумевающих: «Да ты что на себя не похожа, да ты что как не родная, али больная… да ладно, брось, давай с нами…». Выстояла все три праздничных дня. «Молитва помогла, — говорит она, — держалась из последних сил, взывая: «Господи, помоги!».

А раньше, по ее словам, она сидела на общине и удивлялась, как другие умудряются не пить «по десять дней, по месяцу, годами!» Вообще первый месяц хождения на собрания дался ей очень тяжело. Бывало, с утра уныние накатывало до слез от мысли, что надо «тащиться в Ромашково». И только настоятельное напоминание духовника: «Я же тебя благословил ездить» заставляло отправляться в клуб трезвости. «Да зачем мне все это! — мучилась она,- сидят, пьют чай, никаких молебнов, какой в этом толк? А потом я вдруг услышала ответ на вопрос, мучивший меня. Один раз, другой…».


И вот, вроде бы втянулась Н., вроде бы пошла работа. Но теперь встает вопрос, как же, работая в регулярно пьющем коллективе, удержаться. Это и стало основной темой разговора.

Лена вспомнила слова Алексея П., который всем, кто его уговаривал выпить, объяснял отказ кратко, но емко: «много не хочу — мало не умею». Да, прямо припечатывал и не оставлял ни малейших лазеек для «а может быть». Еще Елена поделилась своим опытом. После данного ею обета трезвости (хотя она и не имела в этом личной нужды, не будучи зависимой) к ней несколько лет в их коллективе приставали: «А ты опять только сок?» Несколько лет ей приходилось приучать всех к мысли, что она непоколебима! Однажды, когда ей стали настойчиво совать спиртное, мол, кто это пьет, надо вот это, она кротко, но решительно спросила: «А что, я не имею права выбора?» И как отрезало!

А Татьяна вспомнила, как один современный поэт в аналогичной ситуации изрек: «Дайте лучше деньгами». Евгений же своим друзьям говорил: «Я свою бочку выпил».

Конечно, лучше избегать пьющих компаний. Это, кстати, и в правилах общины прописано, в пункте 9. Ну, а если нет пока такой возможности? Если это на работе происходит? Как быть? Можно, конечно уволиться. Но это легко сказать! Если нет возможности избежать общения с пьющими людьми, то надо иметь «твердую жизненную позицию», как говорит отец Алексей.

Или, как предложил Михаил, своим примером трезвого образа жизни менять саму компанию!

Екатерина Савостьянова. День пограничника

28 мая – это День пограничника. Как ни поразительно, но мы на своем тихом общинном чаепетии не обошли стороной этот праздник. О нет, среди нас не нашлось былых стражей государственных рубежей. Зато разговор шел почти исключительно о них – о границах.

Собственно говоря, внешне они ничем не отличаются – две страны, лежащие по обе стороны охраняемого рубежа. Та же полянка, тот же лесок. Но почему одних так неудержимо тянет туда – в запретную зону, а другие с таким рвением ее охраняют? «Там есть что-то интересное, чего не могу дать сыну я, — говорит О. – Но что? Не знаю». Скорее всего, ничего. Вполне возможно, что, не будучи арестованным бдительной охраной в лице матери, жены, сестры (нужно подчеркнуть), блудный сын, побродив по чужим пустырям да болотам, вернется — уставший, голодный, ободранный, не исключено, что избитый…


Сами пограничники свой день отмечали далеко не безалкогольно. Фото Н.Сокоревой


«Как уберечь его это этого? — звучит вопрос. Один и тот же, в разных вариациях. – Что я могу сделать, чтоб не пустить его туда?». Уже ничего – если его так тянет в этот неприглядный лесок по ту сторону границы. Если вся предыдущая жизнь не научила его святости границ, то вряд ли крик «Стой, стрелять буду!», явится лучшим педагогическим приемом. Увы, даже самые правильные слова, самые четкие директивы способны срикошетить в неожиданном направлении и вместо помощи нанести удар. Услышав «Стой!», он примется бежать сломя голову к запретному, заветному леску с болотцем в самой чаще. Бежать, чтоб не услышать звука, который следует обычно в случае неповиновения — звука выстрела. Выстрела в спину. От самых близких людей.

Так может, все-таки, позволить, скрепя сердце, эту рискованную прогулку?.. Он вернется – усталый, голодный, побитый, но другой, непременно, другой. Вернется с новым опытом, и, возможно, поумневший.

Конечно, это – всего лишь вариант развития событий. Лес может оказаться джунглями, кишащими дикими зверями и ядовитыми змеями. Или наоборот, гуляльщик наш — злостным нарушителем границ, профессиональным контрабандистом, у которого всегда наготове легенда для бдительной таможни и карта обходных путей для строгих «погранцов». Подобные легенды мы на общине слышим часто, и даже самые опытные из нас порой становятся наивны, словно дети. В ответ на каверзный вопрос «профессионал» нырнет в речушку, проползет по дну оврага иль просто скроется во тьме непроходимой лжи. Пойди, поймай! Болезни, праздники, сломанные карбюраторы, похороны любимой кошки, сошедшие с рельсов поезда, случайно встреченные друзья, билеты на концерт, хоккей, подбитый дельтоплан, ночной автобус в Рио-да-Жанейро – все что угодно можно встретить на карте местности профессионала. «Что делать? Что?» — звучит вопрос.

Любить, молиться, ждать и вместе потихоньку думать. Среди словесной шелухи искать ответы. Исследовать овраги и речушки, особенности работы карбюраторов и расписание автобусов – для этого мы и собираемся вместе. Мы ведь тоже – профессионалы, пусть большинство и в прошлом. Да, мы имеем опыт нарушения границ, мы знаем многие секреты посвященных, которыми охотно делимся с растерянными «стражами границы». Как взять кредит, когда нельзя; как купить выпивку, если в кармане только проездной и сухой паек от жены; как обмануть тест на наркотики… Община может похвастаться уникальными узкими «специалистами» в разных областях! Я не беру «похвастаться» в кавычки: хвалиться немощами – естественно для христианина. Тем более, что этим специалистам ведомы секреты не только скользкого пути «туда», но и тернистого пути «оттуда». Ведь многие из нас вернулись. Для них теперь запрет переходить за ту черту не просто естественен, он свят и, как однажды выразился отец Алексий даже «вожделенен».

И этот опыт – он бесценный. Оружие для тех, кто на страже. Карта с компасом для тех, кто заблудился и невзначай забрел на территорию врага.

В зеркале чужого горя
Сегодня было много тяжелых разговоров. То и дело кто-то вздыхал, слушая чужую историю: «Ужас какой». Помню, что когда сама начала ходить сюда, мне очень было полезно слушать о чужих настоящих несчастьях, настоящих трагедиях, горе. Свои тогда кажутся ничтожными, а сама учишься со-чувствовать, со-переживать, учишься любить.

Сегодня были новенькие. Им, конечно, не все понятно. Хочется сразу решить все проблемы, одним махом, а если не решить, то, по крайней мере, понять, что тут происходит. Понять сразу, чтобы потом решить, подходит это им или нет. Все, наверное, прошли через такой период. Кроме разве что очень смиренных или очень дисциплинированных людей.

Но пытаться сразу докопаться до «сути» не получится. Мы же пьем таблетки, зная, что они помогут, но не имея при этом ни малейшего понятия о химических реакциях, которые произойдут после их приема в наших организмах. Ни к чему это. И таблетки мы пьем постепенно, курсом, так, как врач велел – одну за другой, неделю, две подряд. Не заглатываем сразу всю пачку – точно не поможет. Примерно то же происходит и здесь.

Старожилы сразу сообщили новеньким о необходимости ходить на встречи каждую неделю, не пропуская.
Д. : Только что-то очень важное может остановить. Один раз пропустишь без уважительной причины, в следующий раз она сама найдется. А там – срыв практически неизбежен. Это не пустые слова. Это – опыт, в том числе и личный. Главное – твердо решить.
К. : У тебя есть зонтик (клуб трезвости), он тебя защитит.
Т. : Надо, видимо, вести здесь себя как в церкви. поменьше скептицизма, делай, что тебе скажут. Не пропускать встреч. Надо подчиняться гласным и негласным законам, которые здесь существуют.
П. : Для меня важное значение имела молитва. Только здесь я, к стыду своему понял, что нужно чему-то научиться, читать много. Хотите верьте, хотите нет, но каждый раз выходишь отсюда с одинаковым подъемом, воодушевлением. Хотя вроде ни о чем таком и не говорили особенном. Эти процессы происходят независимо от нас.
В.: Я внимательно слушал на первых общинах все, что говорят, стараясь усвоить все. Потому уж начал сам говорить, задавать вопросы. Я сюда езжу уже много лет.
Д. : Мы ездим на общину, несмотря на большой опыт воздержания, потому что… хорошо здесь! Лукавый подползет под любым предлогом, а потом…

Интересно, что одна из новеньких, сама того, конечно, не подозревая, продолжила разговор, начатый на прошлой встрече – о фотографиях. Стоит ли говорить человеку после длительного запоя о том, что он творил? Ведь не помнит ничего. Она не смогла найти нужные слова и промолчала, а теперь терзает себя.

В прошлый раз мы говорили о мифологии, о том, какие заблуждения и предрассудки связаны с употреблением вина. Например: на поминках не выпить нельзя; новую вещь необходимо «обмыть»; запои можно планировать и контролировать; если человек не пил какое-то время, его организм очищается и он снова может пить как все. Для двух последних тем был повод. В очередной раз кто-то на своем опыте убедился, что ничего из таких затей не получается. Если ты имел «счастье» испытать хоть один запой, о так называемом «культурном питии» можешь забыть. (Да и есть ли оно — культурное питие? Или тоже — миф?)

То, что мифы есть, мы все убедились. А сейчас заговорили о том, как их развенчивать. Как сказать человеку, что он сам создал себе миф об алкоголе? Якобы тот облегчает жизнь, снимает стрессы, делает жизнь ярче и веселей. А какой он делает жизнь близких?
«Напугать надо», — сказал П.

Некоторые дамы пытаются фотографировать своих домочадцев в «положении риз» или снимать на видео. Дает ли это что-нибудь? Этично ли это?
Василий Шульженко русский мужикФотопортрет ведь может быть и словесным: «Посмотри на себя!», «Знаешь, до чего ты дошел?», «Да как ты мог сделать то-то и то-то!». И в том, и в другом случае члены семей пьющих людей («созависимые») пытаются насильно подсунуть своим непутевым близким зеркало под нос. Вот ты какой, вот каким ты бываешь!
Очень (как и всегда) многим хотелось услышать конкретных рецептов. Что сказать, чтобы наверняка, чтобы дошло, помогло? Да мы это постоянно обсуждаем. Советов не даем, до ответов глобальных не докапываемся. Только подходим к ним, трогаем аккуратно, что-то примеряем на себя. Иногда успешно. В этом и заключается цель нашего общения. Так и в этот раз.

Интуитивно почувствовали многие, что фотографировать в свинском состоянии человека — образ и подобие Божие — неэтично. Нехорошо. Что-то в этом есть глубоко неправильное. Хотя — случаи были — действовали и такие методы. То же и со словами. То, что ругань+упреки — средства неэффективные, это ясно. Тут лучше самой в зеркало посмотреться, чем другому подсовывать.
А мы пока так и не можем найти однозначный ответ на этот вопрос. Наверное, не может быть однозначного ответа. Все люди – разные. Значит, каждому потребно свое зеркало, своя «фотография», близкие должны сами находить способы развенчать мифы своего страждущего сродника.

А развенчивать их непременно надо. Если человек конструирует концепцию, которая оправдывает наше поведение, мы должны показать ему, где ложь, а где правда. На этом построена вся психотерапия: врач показывает пациенту, где у него ложные представления – мифология, мыльные пузыри. Вскрывает их, и тогда человек видит в зеркале себя, настоящего, ничем не прикрытого. Тот образ красавца, который он себе создал, оказывается ложным. Оказывается, на самом деле он — страшилище.

Он должен либо придумать новую систему оправданий, либо изменить свое поведение, свой образ жизни.

Читать следующую историю