14 ноября в Псковской области погибли двое 15-летних подростков. Кто виноват? Как избежать подобных трагедий? Отвечает психолог, работающий с подростками

Денис Муравьев и Катя Власова сбежали из дома, забаррикадировались на даче Катиного отчима и открыли огонь из ружья по полицейским, которые отправились на их поиски.

Через несколько часов на место прибыли сотрудники спецподразделений. Они пошли на штурм дома, в котором прятались подростки, со свето-шумовыми гранатами. Войдя внутрь, собровцы обнаружили подростков мертвыми.

Дети вели трансляцию в «Перископе», которая проясняет некоторые моменты трагедии. Катя рассказала, что ее бил отчим-спецназовец. Подростки говорили своим зрителям, что их довели до такого состояния, в котором они находятся.

Психолог Софья Шокотько, работающая с подростками и их родителями, ответила на вопросы нашего корреспондента и попыталась проанализировать ситуацию, исходя из того, что о ней известно из открытых источников.

История псковских детей сейчас бурно обсуждается. Кто-то говорит о том, что дети сами виноваты в том, что с ними произошло, – они стреляли по полицейским. Но кто-то оправдывает их тем, что подростков довели до такого отчаянного поведения родители. Кто виноват в том, что произошло?

– Если смотреть на ситуацию с точки зрения закона, то одни люди, в каком бы возрасте они ни находились, не имеют права стрелять по другим. Это очевидно. И это карается по закону.

Но с точки зрения человеческой, трудно рассчитывать на то, что 15-летние дети, в состоянии подросткового кризиса, когда все происходящее воспринимается максималистски, будут адекватными. Подростки обостренно чувствуют несправедливость, любовь, ненависть. Переходный возраст сравнивают с легким сумасшествием.

Для взрослых, забывших себя в этом возрасте, это выглядит так: «Да, вас жестоко обидели, вам плохо, но зачем же стрелять по людям?» Для подростков все иначе: они попали в безвыходную ситуацию. 

По сути – первыми начали взрослые. Насилие над ребенком, унижение ребенка может привести к трагедии, как в этом случае. А дети сделали все, что смогли, в силу того разумения, которое у них было. Подростки живут в мире Шекспира, в мире страстей. Когда их загоняют в угол, они защищаются до последнего.

Если бы на этой даче не было оружия, которое туда принесли взрослые, трагедии, может быть, удалось бы и избежать. Скорее всего, Катю и Дениса разыскала бы полиция и передала родителям или социальным службам, потому что до конца непонятно, что происходило в семьях подростков.

– Пока до конца неясно, что произошло на самом деле: двойное самоубийство или дети погибли во время штурма. Но их трансляция говорит о том, что умирать Катя и Денис не планировали до последнего. Если подростки убили себя сами, выходит, смерть для них оставалась единственным способом защиты?

– Если рассматривать версию самоубийства, то да. Они не видели выхода для себя в том, чтобы сдаться. В их картине мира это было крахом: их бы разлучили, поместили на много лет в тюрьму. Для них это – долгое умирание в нечеловеческих условиях. Получается, они выбрали свободу и свои отношения. Остаться вдвоем было для них единственным вариантом.

– Они лишились всякого доверия ко взрослым?

– Им не на кого было полагаться. С ними поступали, как со взрослыми преступниками, опасными людьми. Они действительно были опасны в тот момент, но почему не нашлось ни одного взрослого человека, который мог бы поговорить с ними по-человечески?

Судя по расшифровке трансляции, которая есть в СМИ, там не было ни одного переговорщика, ни одного человека, который понимал бы психологию подростков и вообще людей, доведенных от отчаяния. Дети были одни. Им отвечали только их друзья, которые смотрели за происходящим в «Перископе». Комментарии и вопросы друзей стали единственным живым голосом, который до них доносился.

Вместе с полицией возле дома были и родители Кати и Дениса. Злодеи ли они? Может, они и не настолько виноваты, как кажется (я не говорю о рукоприкладстве).

Родители тоже, переживая переходные возраст своих детей, становятся индуцированными, вовлеченными в страсти. Они тоже не могли быть адекватными в тот момент. 

– Что делать родителям подростков, когда они чувствуют, что ситуация выходит из-под контроля, когда дети становятся неуправляемыми?

– Когда родители заходят в тупик и чувствуют себя беспомощными в отношениях с детьми, то хорошо будет не усиливать давление на ребенка, а обратиться за помощью к психологу. Сегодня у нас в стране есть возможность сделать это и бесплатно, и платно. Существуют кризисные телефоны доверия.

ps04

Важно, чтобы родители не боялись обращаться за помощью – в этом нет ничего постыдного. Когда мы видим столб дыма, то вызываем пожарных, даже если боимся, что нас осудят или поднимут на смех из-за того, что это всего-навсего урна горит. Но, тем не менее, мы звоним – вдруг дым означает большой пожар?

И если родители осознают, что общение с подростком в переходном возрасте не получается, что ситуация выходит из-под контроля, что взрывается мозг, на ребенка поднимается рука, то необходимо идти за помощью. Запретами и насилием проблем не решить.

Быть родителем подростков очень трудно. Если в этот период совершить ошибку – произнести жестокие слова или совершить жестокие действия по отношению к детям, то можно потерять ребенка, лишиться его доверия навсегда.

– Кто-то говорит сейчас, что нужно изъять запись трансляции детей из интернета, что нельзя смаковать подробности трагедии. Кто-то даже советует запретить «Перископ» или ограничить доступ к нему для детей. Как вы думаете, это решит проблему?

– Думаю, нет. Но это очень понятная реакция мира взрослых – запретить все, что имеет отношение к трагедии, не разбираясь в тонкостях.

Трансляция может вызывать нездоровое любопытство, но она при этом вызывает и огромное сочувствие к детям. И это точное и правильное чувство. Мы смотрим на подростков и понимаем, что люди не должны оказываться в подобных ситуациях, особенно в таком нежном возрасте, – в полном одиночестве, без уверенности, что хоть на кого-то на взрослых можно положиться. Мы видим детей, совершающих немыслимые вещи от отчаяния.

Может быть, кто-то из зрителей этой трансляции проявит сочувствие к плачущему на улице подростку. Кто знает, вдруг это будет переломным моментом для него, вдруг выведет из состояния обиды на весь мир.

Читайте также:

Гибель подростков в Пскове связывают с конфликтом в семье и «шутерами»