Психологические знания доступны: полки книжных магазинов ломятся от руководств и пособий на все случаи жизни. Чего больше в повальном увлечении психологией – пользы или вреда?

Говорят, существуют две области, в которых разбираются все – популярная музыка и медицина. В последнее время сюда можно смело добавлять и психологию. Трудно найти человека, который в глубине души не считал бы себя корифеем в этой области. Психологические знания доступны: полки книжных магазинов ломятся от руководств и пособий на все случаи жизни, интернет и СМИ – от приглашений на всевозможные курсы и тренинги. Чего больше в повальном увлечении психологией – пользы или вреда?

Психология – модно и легко!

Есть такая профессия…

Рискну предположить, что все-таки вреда. С одной стороны, грамотность и информированность – это хорошо. Но с другой – любые знания полезны лишь тогда, когда у обладателя есть возможность правильно оценить и применить их. Большинство потребителей массовой психологической информации подобным умением не обладают – его дает лишь систематическое образование.

Психологам в последнее время, наверное, чаще, чем представителям всех прочих сфер деятельности, приходится отстаивать свою профессию. Не только отбиваться от обвинений в шарлатанстве, безделье и мздоимстве, но и доказывать простую вещь: психология – такая же профессия, как любая другая. Чтобы называться специалистом, нужно учиться, получать практический опыт, зарабатывать авторитет и набивать шишки – как везде. К сожалению, вклад в дискредитацию психологии как профессии вносит именно повальная на нее мода. Вот такой парадокс.

Пищевые параллели

Впрочем, парадокс ли? В советское время ходили легенды о соотечественниках, падающих в обмороки в заграничных супермаркетах. От обилия товаров кружилась голова. Сегодня в книжных магазинов раздел «Психология» занимает едва ли не больше места, чем «Художественная литература». Есть, от чего испытать головокружение. Серьезные научные труды перемежают собой тесные шеренги, мягко говоря, не очень научных пособий в духе «Как стать счастливым за 15 дней». Отчего бы не попробовать и то, и другое на пути к самосовершенствованию? Однако многое на этих прилавках может оказаться неудобоваримым.

Когда в 1990-е годы и в России появились заполненные всевозможной снедью магазины, бывшие совграждане тоже порой страдали несварением желудка, сметая с полок все подряд. Нарезали толстыми ломтями деликатесные сыры, морщились, пытаясь ложками есть каперсы, и поили детей разноцветными напитками из пакетиков – в нашем-то детстве такой прелести не было, как не попробовать?! Только со временем прошло головокружение от доступности прежде недосягаемых плодов, только ошибки научили правильно обращаться со свалившимся на голову гастрономическим изобилием.

В том, что касается психологии, «несварение» осознать не так просто, сделать из него правильные выводы – тем более. В усугубившихся внутренних проблемах многие винят… саму психологию и либо начинают лихорадочно испробовать на себе одну методику за другой, либо начисто отрицают ее вообще.

Читать без системы и подготовки серьезных авторов – все равно, что уминать натощак банками паштет из гусиной печенки или черную икру. Бедный организм этого не выдержит, хотя казалось бы – деликатес. Надерганные из монографий знания вряд ли удастся успешно применить на практике. После неудачных опытов понять и освоить следует вывод: классики – глупцы, психология – лженаука. Это примерно то же, что, придя в себя после икры с фуа-гра, отказать в полезности всем продуктам питания разом.

Тайное знание

Популярные пособия, журналы, рубрики могут содержать в себе в лучшем случае глупость. В худшем – следуя им, есть возможность наломать дров. Обольщение методичками по снисканию счастья (успехов в карьере, личной жизни и пр.) обычно проходит быстро. Продолжая пищевую аналогию, их можно сравнить с модными диетами для похудения из глянцевых журналов. Попробовал – ничего не получилось – забыл. Впрочем, на книжных полках можно найти и изложение по-настоящему вредных (душевно, духовно и физически) методик, зачастую оккультных – таких, как холотропное дыхание. Обе эти сферы знания соседствуют не только на книжных полках. Наберите в интернет-поиске слово «психология», и вам услужливо продолжат список: «… гадания, магия». Отделить одно от другого, к сожалению, могут не все и не всегда, так что лучше в потреблении подобной информации проявлять осторожность.

Еще больше возможностей попасться на эзотерическую удочку у посетителей всевозможных курсов и тренингов, которые если и не оказываются сформировавшейся сектой, то нередко возглавляются доморощенным гуру, стремящимся подчинить себе клиентов-учеников. Мода на психологию оказывается тут очень кстати. На ее волне люди опрометчиво обращаются к непроверенным «целителям душ», а тех, поскольку спрос рождает предложение, становится все больше – на любой вкус.

Посещая подобные занятия или читая книги, человек чувствует себя посвященным в тайны человеческого естества, умеющим и знающим нечто такое, что недоступно другим. В любом случае, даже если дело закончится без особо тяжких для психики последствий, потребитель методики волей-неволей погрузится в неоправданную гордыню.

Очень показательно в этом смысле модное НЛП – нейролингвистическое программирование — которое само себя любит именовать набором инструментов для изменения жизни к лучшему. На высоких ступенях оно откровенно эзотерично, новоначальные могут тешиться знанием нехитрых способов манипулирования ближним и знанием дюжины терминов: «якорь», «визуал», «раппорт», «рефрейминг»…

Тайное знание

В ловушке умных слов

Термины, ярлыки – вещь опасная. И профессиональные психологи подчас оказываются в этой ловушке, машинально классифицируя всех встречных и поперечных, ставя диагнозы и находя пути решения всех проблем. За частоколом умных и длинных слов легко прятаться, вырваться из него – гораздо труднее. Посадив себя в эту клетку, теряешь свежесть взгляда, способность видеть уникальность каждого, искренне сопереживать. Это – профессиональная болезнь многих психологов, симптом выгорания.

Психологи-любители ограждают себя этим забором добровольно и не без удовольствия. Результат тот же: утрата способности чувствовать биение настоящей жизни – и в себе, и в окружающих. Любовь к терминам принимает характер эпидемии. Расхожими стали выражения, бывшие прежде принадлежностью специалистов: «архетип», «когнитивный диссонанс», «комплекс», «границы», «радикал характера», «психологические защиты». Люди используют их, не всегда зная смысл, в итоге подменяя настоящее — искусственным. Что-то перестали звонить старые друзья, а с новыми знакомыми отношения не складываются? Начитавшись разнокалиберной литературы, бегло переводим: у меня коммуникативные проблемы – следствие гиперопеки в раннем детстве, я интроверт и визуал вдобавок, психастеник с кожным вектором и комплексом Электры. Ничего не поделать теперь, принимайте меня таким…

А может, ты просто отталкиваешь людей — своей раздражительностью, гневливостью, болтливостью или, например, любовью к алкоголю? Быть может, причины не в унаследованных от предков «паттернах поведения» и их же неправильных генах, а в твоих собственных грехах? Термины не дают возможности заглянуть внутрь собственной души: чуть заболело, быстро приклеил к этой точке ярлычок и успокоился. Пристрастие к ним нередко блокирует возможность покаяния, которое начинается с внимательной и чаще всего болезненной рефлексии.

«Охотники за скальпами»

Оно же препятствует и возможности получения профессиональной помощи. Не исключено, что у интраверта-визуала с кожным вектором на самом деле серьезные проблемы — например, тяжелая депрессия. Но даже придя на прием к специалисту, он ставит перед ним множество преград, выставляя схваченные на лету знания, словно пики перед боем. Ведь он уже заранее поставил себе диагноз, выявил свои основные проблемы и даже подобрал для себя подходящее лечение. «Мои проблемы: социофобия средней степени и заниженная самооценка. Мой запрос: личностные изменения. Ищу человека, владеющего разными методиками, использующему гештальт-терапию – но только не в качестве основной». Психологу придется немало потрудиться, прежде чем он сможет начать работу с таким клиентом – если сможет вообще. Часто такие люди очень быстро разочаровываются в очередном специалисте – ведь он не соответствует их высоким требованиям – и отправляются на поиски нового. Профессионалы именуют их между собой «охотники за скальпами».

Домашний сеанс с перевоплощением

«Психологически ориентированный» человек может испытывать трудности в общении и отчуждение именно из-за этой своей привычки. Тяжело разговаривать с тем, кто беседы по душам пытается превратить в доморощенные психотерапевтические сессии – неважно, выступает сам он при этом в роли врача или пациента. Подругу бросил муж, она ищет сочувствия, хочет выговориться, но получает в ответ лишь почерпнутые из очередной брошюрки или фолианта (неважно) формулы и советы. А ей не нужен терапевт, ей нужна простая жилетка, в которую можно выплакаться. Невежды и неофиты не только обременительны, они часто бывают жестоки. «У тебя со мной симбиоз, — бросает на ходу дочь беспокоящейся о ней матери. – То, что ты принимаешь за любовь, на самом деле – вредно и губительно».

У профессиональных психологов наложен запрет на консультирование близких и даже просто знакомых людей. Это табу не только морального, но и практического свойства: скорее всего, ничего не получится – хорошего, по крайней мере. Психотерапевтические отношения, психотерапевтический процесс – вещи тонкие и сложные, требующие для своего созревания и развития особых условий. Накладываться на уже существующие связи между людьми у них получается плохо.

У вас, батенька, диагноз…

Невежда же сходу ставит диагноз и, не смущаясь, принимается пользовать всех, кому не лень. В первую, очередь, конечно, себя. И здесь тоже таится опасность. Даже если знания почерпнуты из не самого примитивного руководства, не содержат ничего душевредного и в общем и целом разумны. Психологическая (и особенно, психиатрическая) литература обладает известным свойством: читая ее, едва ли не в каждом абзаце узнаешь себя – и ставишь себе диагноз. Это называется болезнью студентов-медиков: начиная изучать очередной раздел медицины, они тут же находят у себя соответствующие недуги. Это лечится: временем, опытом, знаниями. У скороспелых психологов-самоучек ничего этого нет, соответственно, и диагнозы раздаются без зазрения совести. И тут же часто назначается лечение.

Самолечение психологией, как и любое другое, небезопасно. Все равно что накладывать пластырь на язву и мазать ее теми мазями, которые мы сами считаем нужными. Или пить от гриппа шипучки, облегчающие симптомы. Между тем, болезнь прогрессирует, даже если это незаметно, проблемы нарастают, даже если мы этого не осознаем, а осложнения могут быть самыми непредсказуемыми. Никто не спорит с тем, что быть медицинская грамотность необходима. Но нужны эти знания преимущественно для того, чтобы распознать у себя признаки недомогания. После этого надо обращаться не к «Вестнику ЗОЖ», а к врачу.

Строго индивидуально

Советы «из книжки», даже если в общем и целом они хороши, одинаковы для всех. Между тем, каждый из нас уникален не только сам по себе, но и в каждый отрезок времени, в каждой ситуации. Не говоря уже о том, что хороший психолог, как правило, советов не дает, а лишь является проводником клиента на пути из тупика, в который тот попал, решение каждой проблемы – строго индивидуально. Хороший врач тщательно подберет лекарства, исходя не только из конкретного заболевания, но и общего состояния здоровья, физических данных, болезней, перенесенных в прошлом, сопутствующих жалоб, совместимости препаратов и т.п. В ходе лечения он может вносить коррективы, следя за состоянием больного. То же самое делает и психолог, только вместо таблеток в его арсенале – слова, живые слова, рождающиеся здесь-и-сейчас.