Мы привыкли обращаться к психологам практически по любому поводу. Нам легче получить готовые ответы, готовые формулы жизни. Мы не хотим искать, не хотим пробовать

Недавно меня попросили написать статью в один известный в определенных кругах журнал. Редактор, с которым мне довелось общаться, сразу предупредила меня, что в их издание писать статьи надо по определенным канонам. Сначала обозначается проблема, потом ее комментирует эксперт, а затем дается пространное мнение психолога. В итоге сотрудничество не получилось, но не это главное. Проблема, которую мне хотелось бы обсудить, связана с нашим (я имею в виду общество в целом) современным инфантилизмом.

Мы привыкли обращаться к психологам практически по любому поводу – дети не слушаются, мужья не зарабатывают, коллеги не воспринимают, начальники прессуют, друзья не понимают, родители давят и т.д. Что уж говорить, когда ситуация перестает быть «как у всех», когда она становится нестандартной. Взять хотя бы то же усыновление ребенка. Большинство не мыслят себе это без консультаций у психологов, сопровождения ими каждого своего шага.

Очевидно, что для тех, кто проговаривает каждый шаг с психологом, кто открывает ему свою душу и сердце и поверяет самые сокровенные тайны, он является кем-то, заменяющим православному христианину духовника. Но интересно и то, что в церковной среде, также есть люди, подверженные психологомании. При этом специалисты от психологии наделяются чертами чуть ли не жреца – носителя древнего и единственно правильного знания о мире вообще и твоей судьбе в частности.

Мне кажется, проблема в том, что нам легче получить готовые ответы, готовые формулы жизни. Мы не хотим искать, мы не хотим пробовать. Гораздо проще открыть рот, и получить разжеванную котлету, чем отправиться на охоту, завалить мамонта, разделать его тушу, поджарить славный кусочек мяса на огне и затем вцепиться в этот свежий бифштекс собственными зубами. Такое впечатление, что у всех нас – вставные челюсти, с которыми нельзя пойти на риск попробовать отбивную. Нам вкладывают в голову правильные решения, разобранных и разложенных по полочкам проблем, и мы убеждаемся, что пришли по правильному адресу – «так решить эту сложную задачу, я бы сам не смог!»

Но, на мой взгляд, каждая непростая жизненная ситуация дается нам именно для того, чтобы мы искали пути ее преодоления – в мировой литературе, в товарищеском кругу. Возникающая проблема дает импульс работе мозга, творческому потенциалу, который у большинства из нас, до поры до времени дремлет за ненадобностью. Конечно, я не беру какие-то критические ситуации, крайние, когда решение просто не находится. Но большинство тех, кто записывается заранее и выстаивает очереди к современным «властителям дум», по признанию одной знакомой психологини, делают это, чтобы, выражаясь фигурально, совместно решить красную шапку одеть ребенку или зеленую.

Вот старший ребенок вступил в подростковый возраст. Начал хамить, огрызаться и что-то скрывать. Первая реакция современного родителя – пойти посоветоваться с психологом. Как будто до второй половины XX века, никто не сталкивался с этими обычными проявлениями пубертатного периода. Но почитать книги, и не просто почитать, а поискать в них ответы на поставленные жизнью вопросы сложнее, чем пойти к порекомендованному знакомыми специалисту, который направит тебя в нужное русло – объяснит, что надо потерпеть, уступить, не обратить внимание, дать свободу, перестать зудеть.

Делая более сложные шаги, делая собственные выводы и умозаключения, ты получаешь жизненный опыт, твой собственный, с которым отныне тебе легче и проще будет переживать этот же противный прыщавый возраст с остальными детьми. Мне могут возразить, что психолог даст такие советы, которые тоже будут универсальны на все времена. Но как раз нормальный психолог обязательно подчеркнет, что данные рекомендации относятся лишь к этой конкретной ситуации, и консультироваться со следующим подростком родителям-инфантилам придется за отдельную плату.

Ища помощи у психологов, следует также помнить, что далеко не все они действительно обладают необходимыми знаниями и могут помочь. Часто мнение психологов бывает ошибочным, потому что, в конце концов, не все члены этого огромного цеха мозговедов учились в институте на «пятерки». Страшнее нет ничего, чем доверить свою проблему троечнику, и затем вытаскивать занозу из пальца путем ампутации руки. Часто амбициозные психологи, которые не имеют медицинского образования, начинают прописывать своим клиентам лекарственные препараты. При этом они, понятное дело, не несут абсолютно никакой ответственности за свои врачебные рекомендации, в отличие от психиатров. Поэтому всем, кому действительно нужна помощь психолога, надо искать действительно настоящего специалиста в этой области – через знакомых, врачей, по рекомендации.

Психология – очень интересна, я знаю много людей, состоявшихся в своей профессии, которые вдруг лет после тридцати пяти идут получать психологическое образование: «Нет, в этом что-то есть», — говорят эти люди при встрече, как бы оправдываясь за свое второе высшее, получаемое для себя, для собственного удовольствия. Но с точки зрения серьезной науки, психология спорна. И мода на обращение к ней по любому поводу говорит скорее о нежелании самостоятельно работать над проблемой, страхе перед собственным мнением, чем о чем-то другом.

Идея этого текста засела у меня в голове несколько недель назад. Но я все не решалась высказаться вслух, дабы не обидеть всех тех, кто приклоняется перед психологией. Но буквально два дня назад я столкнулась с психологом, которой решительно поведала все это. Она согласно закивала в ответ, и я получила, таким образом, экспертное одобрение правильного видения проблемы. Так что «психолог одобрил» – такой штамп скоро начнет появляться на правильных текстах, одежде, продуктах питания, игрушках, канцтоварах, книгах, театральных афишах и т.д., если ситуация будет доведена до крайности.

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
А.ОтрощенкоАнастасия Отрощенко — многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко