Бактериальная флора влияет на психическое здоровье своего хозяина. Есть надежда, что в психофармакологии скоро появится новый класс препаратов, причем вполне безопасный

В современной психиатрической практике лекарственные препараты занимают место основной и ведущей терапии. Так, однако, было не всегда. Еще в 50-е годы прошлого столетия, когда появились первые антидепрессанты, фармакологические компании не проявляли особенного рвения к разработке и производству этого класса препаратов из-за потенциально малого рынка сбыта: в те годы считалось, что от депрессии страдают всего от 50 до 100 человек на миллион.

Фото из http://best-3-0.livejournal.com/

Тогда же начали применяться психофармакологические препараты другого класса – нейролептики, но и их использование было ограничено. В 1970-е годы, однако, ситуация изменилась. Американская компания Эли Лилли синтезировала флуоксетин, известный теперь всему миру под названием «Прозак». Его часто называют «антидепрессант-блокбастер», так как «Прозак» является мировым чемпионом по количеству продаж. С тех пор спрос на психотропные препараты постоянно рос, а к началу нового тысячелетия их потребление почти во всех развитых странах Европы и Америки удвоилось по сравнению с началом 1990-х. В 2008 году в мире было продано на 22 миллиарда долларов только одних нейролептиков. Последние статистические данные США свидетельствуют о том, что 20% американцев употребляют то или иное психотропное средство, а годовой объем их продаж в стране составляет 34 миллиарда долларов.

То, что ученые смогли синтезировать лекарства, которые влияют на биохимические процессы мозга, – явление, безусловно, прогрессивное, однако у него есть своя темная сторона. Это различные побочные реакции, краткосрочные и долгосрочные, отчасти предсказуемые, отчасти – нет. Многие медики считают, что трудно заранее адекватно оценить тот ущерб, который может нанести применение психотропных препаратов у некоторых категорий больных, например, у детей, и тем не менее, во всем мире в детской практике они используются гораздо шире, чем это оправдано реальными проблемами с детским психическим здоровьем.

Вместе с ростом потребления психофармакологической продукции растет и количество исков к производителям, связанных с негативными побочными реакциями и недобросовестным маркетингом, преувеличивающим реальную эффективность препарата или преуменьшающим масштаб возможных осложнений.

Наука, однако, не стоит на месте. Есть надежда на то, что в психофармакологии скоро появится новый класс препаратов, причем вполне безопасный.

Психобиотики

Термин «психобиотики» появился совсем недавно. Месяц назад в журнале Biological Psychiatry («Биологическая психиатрия») появилась статья ученых Центра алиментарной фармабиотики Университетского колледжа (г. Корк, Ирландия), в которой авторы дают определение нового понятия. Психобиотики – это живые организмы, которые при приеме внутрь в адекватных количествах вызывают улучшение психического состояния пациента, страдающего от психиатрического заболевания. Иными словами, это полезные бактерии (пробиотики), обладающие свойствами психотропных препаратов.

Группа исследователей под руководством доктора медицинских наук и профессора психиатрии Теда Динана проанализировала имеющийся на сегодняшний день массив данных о влиянии пробиотиков на эмоциональное состояние и поведение больных. Очень интересен их собственный эксперимент на крысах. Крысиные детеныши в младенчестве были отделены от матери, в результате чего демонстрировали депрессивное поведение и сниженную функцию иммунитета. После того, как в течение некоторого времени они принимали пробиотик Bifidobacterium infantis, у них не только улучшился иммунитет, но и нормализовалось поведение.

Есть и многообещающие результаты исследований приема пробиотиков людьми. «Наши доклинические исследования позволяют предположить, что депрессия и изменения микрофлоры связаны между собой», – говорит доктор Динан. В норме в кишечнике взрослого человека содержится от 1 до 2 килограммов бактерий, участвующих в производстве веществ, необходимых для биохимических процессов здорового организма. В пожилом возрасте здоровый человек сохраняет разнообразие микрофлоры, у больного же количество видов бактерий сокращается. Доктор Динан полагает, что депрессивное состояние пожилых пациентов может быть обусловлено именно этим.

В исследовании британских ученых 124 добровольца (средний возраст – 61,8 лет) ежедневно пили йогурт, содержащий живые бактерии, либо плацебо. Пожилые люди, принимавшие йогурт в течение трех недель, сообщили о значительном улучшении своего эмоционального состояния.

В эксперименте французских ученых здоровые добровольцы в течение 30 дней принимали пробиотики видов Lactobacillus helveticus и Bifidobacterium longum, после чего исследователи измерили их уровень стресса по сравнению с контрольной группой, принимавшей плацебо. У первой группы он оказался существенно ниже, причем анализы подтвердили это: значительно ниже был и уровень кортизола (гормона стресса) в моче испытуемых, принимавших пробиотики.

Канадские ученые исследовали влияние бактерий Lactobacillus casei на пациентов с синдромом хронической усталости, одним из самых неприятных симптомом которого является тревожность. Те из испытуемых, кто принимал этот пробиотик 3 раза в день в течение двух месяцев, существенно снизили показатели тревожности, измеряемые с помощью специального теста, а анализ кишечной микрофлоры пациентов показал рост количества полезных бактерий.

Каким же образом бактериальная флора влияет на психическое здоровье своего хозяина?

Существует несколько объяснений, каждое из которых вполне приемлемо, однако требует научных доказательств.

Первое заключается в том, что психиатрические заболевания имеют иммунологическую природу и обусловлены вялотекущим воспалительным процессом в организме, на который, в свою очередь, влияет состав бактериальной флоры кишечника. Оптимизируя этот состав, мы влияем на иммунную систему пациента, подавляем воспаление и, таким образом, улучшаем его психическое состояние.

Вторая теория связана со способностью отдельных пробиотиков, в частности Lactobacillus helveticus и Bifidobacterium longum, влиять на надпочечники, вырабатывающие гормоны стресса, снижать их продукцию и, таким образом, производить успокоительный эффект.

Есть и еще одна очень интересная гипотеза. Некоторые штаммы пробиотиков участвуют в синтезе веществ, которые необходимы в биохимии мозга для ощущения благополучия и счастья. Эффект психотропных препаратов основан именно на этом. Так, например, антидепрессант «Прозак» повышает уровень доступного серотонина, «медиатора счастья». Однако серотонин и другие нейромедиаторы, вырабатываемые в желудочно-кишечном тракте, не попадают в мозг. Ученые предполагают, что они могут стимулировать клетки кишечника, способные передавать сигнал блуждающему нерву о наличии этих веществ, а он, в свою очередь, сигнализирует о них мозгу.

Динан и его команда считают, что необходимо провести крупномасштабные клинические испытания тех штаммов бактерий, которые претендуют на роль психобиотиков. «Сейчас ясно, что из всего многообразия пробиотиков, лишь небольшой их процент влияет на поведение человека и может быть квалифицирован как психобиотики. В этой области необходимы большие плацебо-контролируемые исследования для того, чтобы получить не оставляющие сомнения результаты эффективности этих препаратов и выяснить, какие именно штаммы обладают психобиотическим потенциалом», – говорит профессор Динан.

Пробиотики и аутизм

Примечательно, что вскоре после сообщения о выводах группы ирландских ученых на сайтах медицинских новостей появились статьи об исследовании еще одной научной команды. Ученые Калифорнийского технологического института изучают роль кишечной микрофлоры в расстройствах развития и, в частности, аутизма. Первые результаты их изысканий были опубликованы в журнале Cell 5 декабря 2013 года.

«Обычно аутизм изучают как генетическое заболевание и заболевание головного мозга, но наша работа демонстрирует, что кишечная бактериальная флора может вносить свой вклад в развитие аутистических симптомов, и этот факт до сих пор недооценивали. Физиологические процессы в кишечнике, как оказывается, влияют на то, что мы до настоящего времени считали исключительно проявлениями работы мозга», – говорит профессор Саркис Мазманян, руководитель группы.

Исследователей заинтересовал тот факт, что большое количество аутистов страдают также от заболеваний желудочно-кишечного тракта. Широко известна гипотеза «протекающего кишечника»: повышенная проницаемость его стенок позволяет токсинам, являющимся промежуточными продуктами обмена веществ, проникать в кровь и влиять на мозговые процессы. Эта теория не имеет статуса научно доказанной, хотя исследователи располагают данными о повышенной проницаемости кишечника, полученные при обследовании многих аутичных пациентов.

Известно, что одним из факторов, приводящих к рождению ребенка с аутизмом, может стать тяжелая вирусная инфекция, перенесенная матерью во время беременности. Оказалось, что детеныши мышей, чья иммунная система была искусственно активирована во время беременности, также демонстрировали симптомы аутизма, а кишечники их тоже отличались повышенной проницаемостью.

Изображение с сайта http://www.caltech.edu

Получив животную модель аутизма в сочетании с поражением желудочно-кишечного тракта, ученые задались целью выяснить, являются ли эти два расстройства взаимосвязанными. Они пролечили мышей бактериями Bacteroides fragilis, которые уже зарекомендовали себя положительно в коррекции расстройств ЖКТ у подопытных животных. Однако в этом случае результатом терапии стала не только коррекция функции кишечника, но и существенные изменения в поведении мышей. Значительно снизилось проявление таких характерных для аутизма симптомов, как тревожность и навязчивые повторяющиеся действия, а кроме того, мыши стали чаще контактировать друг с другом.

Следующим шагом исследователей будет проведение клинических испытаний пробиотика Bacteroides fragilis на людях. Профессор Мазманян предупреждает, что не нужно ожидать от препарата эффекта чудо-лекарства. «Аутизм – многофакторное заболевание, и соотношение его генетических и внешних причин может сильно отличаться от индивида к индивиду». Кому-то Bacteroides fragilis не помогут, а для кого-то пробиотик может оказаться чрезвычайно полезным. Пол Пэттерсон, принимавший участие в исследовании, считает, что особенно перспективно применение Bacteroides fragilis у новорожденных, чьи матери во время беременности перенесли инфекционные заболевания.

Итак, наступит ли за эрой психофармакологии эра психобиотиков? Пока что трудно сказать наверняка. Весьма вероятно, что пробиотики полностью не заменят химические препараты, однако есть все основания надеяться, что благодаря им сфера применения небезопасных психотропов может сильно сократиться.

Источники статьи:

Probiotics a Potential Treatment for Mental Illness

Probiotic Therapy Alleviates Autism-like Behaviors in Mice

Дополнительно:

Gut Bacteria Might Guide The Workings Of Our Minds