Проказа телесная и душевная

Эта болезнь хуже рака! За раковыми больными ухаживают родные, а здесь человека все чураются и боятся. Ты один. Но на самом деле Бог тебя выводит на общение с Собой. Лучше войти без руки, без ноги в Царство Небесное, чем со здоровыми руками, ногами, красивым лицом идти в ад

Слово «проказа» известно нам из Священного Писания, из романов Стивенсона и Джека Лондона, но не кажется приложимым к сегодняшнему дню. Действительно, сейчас эта болезнь не так страшна, как раньше, хотя в жарких странах проказа по-прежнему очень распространена и уносит немало жизней. А вот американцы уже отказались от лепрозориев – закрытых поселений для прокаженных, в которых, в прежние времена, заболевший проводил всю оставшуюся жизнь – в Америке проказу теперь лечат амбулаторно. В России еще действует система лепрозориев, но больных все меньше – наш соотечественник и современник, профессор Николай Голощапов фактически победил эту болезнь. Остаются в основном люди, заболевшие до научного прорыва в лепрологии – науке о проказе – и быстро выздоравливающие «новенькие» больные. Однако, и те немногие, кто остался в этих скорбных местах, нуждаются в духовном окормлении. О том, что такое проказа, о духовном смысле этого заболевания, о личном опыте общения с прокаженными больными мы поговорили с о. Владимиром Янгичером, настоятелем храма Рождества Христова села Иудино Сергиево-Посадского района, преподавателем МДА, руководителем отдела религиозного образования и катехизации Сергиево-Посадского благочиния, более десяти лет окормляющим лепрозорий, расположенный под Сергиевым Посадом.

Научное название болезни — лепра, она же болезнь Хансена, хансеноз, хансениаз (устаревшие названия – проказа, финикийская болезнь, скорбная болезнь, крымка, ленивая смерть, болезнь святого Лазаря и др.). Это хроническое инфекционное заболевание, вызываемое микобактерией лепры, открытой в 1871. Болезнь характеризуется поражениями кожи, слизистых верхних дыхательных путей и периферической нервной системы, а на поздней стадии поражаются и мышцы, и кости, и глаза и внутренние органы. «Визитной карточкой» проказы является т.н. львиный лик – искажение черт лица заболевшего, связанное как с поражением мышц, ответственных за мимику, так и с изъязвлением кожи, возможно – провалом носа и т.п. К счастью, этот симптом появляется только на поздних стадиях заболевания и при своевременной диагностике и лечении заболевшим не грозит.

Болезнь известна с древнейших времён. Была распространена в Древнем Египте, на Ближнем Востоке, в Китае, Японии, Индии ещё до н. э. Встречается на всех континентах, наиболее распространена в странах Африки, Азии, Центральной и Южной Америки. Изучение болезни затруднено тем, что возбудителя очень сложно выводить в лабораторных условиях: проказа – человеческое заболевание, лишь сравнительно недавно нашли животных – броненосцев – которых можно успешно заразить проказой в экспериментальных целях. Средняя продолжительность инкубационного периода 4-6 лет (возможны сроки 10-20 и более лет).

В Библии проказа (“цараат”) воспринималась как наказание за грехи и называлась «бичом» и «перстом» Божьим. Больного объявляли нечистым, он должен был покинуть людей и удалиться в пустыню.


Изгнание прокаженного

В Европе проказа появилась в массовом масштабе в эпоху крестовых походов. Больных панически боялись, также изгоняли из городов и сел, предписывали оповещать о своем приближении трещоткой или колокольчиком, чтобы встречные могли избежать контакта. Позднее прокаженных стали изолировать в лепрозориях, характерно, что от названия одного из подобных учреждений, носившего имя св.Лазаря, пошли как одно из наименований проказы (болезнь святого Лазаря), так и слово «лазарет».

В России в настоящий момент три лепрозория: в поселке Зеленый под Сергиевым Посадом, в Астраханской области и в Ставропольском крае. За последние 20 лет, благодаря научному прогрессу на этом направлении, количество прокаженных в России существенно уменьшилось: разработаны методики безрецидивного лечения заболевания.

— Отец Владимир, как живут люди в лепрозории?
— Это такой небольшой поселок, там живут и больные, и может жить кто-то из персонала. У больных есть отдельный корпус: на втором этаже у них комнаты, у каждого – своя, а на первом находятся процедурные кабинеты. Там даже предусмотрены семейные комнаты, и я видел семейную пару, мужа и жену, которые там жили. Есть общие комнаты, библиотечка с телевизором, где они могут встречаться, общаться. Есть общая кухня, но у каждого, может быть это нарушение правил, есть своя плиточка, на которой можно чайник накипятить, не выходя из комнаты. Из окон вид на лес, весной там очень красиво, птички поют, есть огородики. Тот, кто может, трудится на земле. Кормят их бесплатно.

— Как вы стали ездить в лепрозорий?
— Я езжу туда с 1995 года. Впервые поехал случайно. В то время лепрозорием руководил профессор Голощапов, специалист по проказе мирового класса. Он разработал программу ликвидации лепры и добился 100%-ной ее излечимости, сокращения сроков лечения в стационаре и т.д. А еще он — ведущий иммунофармаколог страны, изобрел много лекарств, укрепляющих иммунитет. И когда у нас в доме загрипповал ребенок, нам посоветовали обратиться к Николаю Михайловичу. Он не относил себя к Церкви, но любил читать Библию и даже устраивал своим пациентам библейские часы с чтением и обсуждением Священного Писания. Меня он принял очень радушно. Мы немного поговорили на библейские темы, он пригласил приезжать еще. Я приезжал, привозил литературу. Но в Православной церкви принято не только разговаривать, но и исповедовать, причащать, оказывать помощь. Я предложил Николаю Михайловичу причащать больных. Он говорит: «Если они захотят, то, пожалуйста». Я пошел, поговорил с ними — оказалось, что несколько человек ведут православный образ жизни и готовы причащаться. Я старался приезжать постами к 11 утра, и всегда человек 5-6 причащались.

— Но лепра – болезнь повышенной опасности! Разве вам можно рисковать – у вас же семья, приход…
— Возможность заражения проказой сильно преувеличена. С прокаженными больными или нужно спать в одной постели, или целоваться, или есть из одной ложки, то есть нарушать элементарные правила гигиены. Но я им привез Крест и Евангелие и так там и оставил. У меня для них есть отдельная чаша для Причастия, отдельная лжица. Я не даю целовать руку, чтобы потом, не дай Бог, не говорили, что через меня кто-то заразился.
Матушка съездила со мной несколько раз, чтобы посмотреть на ситуацию в больнице. Куда иголка – туда и ниточка. Естественно она, как хранительница очага, спросила, почему я, а не монахи из Лавры. Действительно, монах – это человек в гробу, а схимонах — в могиле. Не зря многие монахи спали в гробу, чтобы привыкнуть к этому состоянию. И если бы в лепрозории наладилось монашеское служение – это было бы хорошо, потому что помощь прокаженным — это монашеское служение. А пока – я.

— Проказа более распространена в южных регионах, наверное, в лепрозории много нехристиан?
— Там вообще немного народу. Уже к 1995 году было человек 15 — сказывалось действие лекарства, которое изобрел Николай Михайлович Голощапов. А сейчас осталось всего 5-6 больных.

У меня было сильное впечатление от одного негра, который там жил, не знаю, там ли он сейчас, я уже полгода не был. Его звали Абдула, он очень хорошо говорил по-русски, я его впервые узнал шесть лет назад. Однажды он меня позвал в свою комнату, дал записочки о здравии и упокоении и говорит: «Вот мои друзья, помяните их, пожалуйста». И продолжает: «Я Абдула, негр, мусульманин, но я очень люблю Православие, и я удивляюсь, как российский народ может не любить свою веру. У вас такая вера прекрасная! Вам нужно выступать, обличать разврат, люди аборты делают!». И с таким пафосом он это все говорил! Это было в 1999 году, для меня это было откровением. Когда я приезжал в больницу, мы с ним общались. Однажды я даже хотел у него интервью взять, чтобы показать: «Люди, вы здесь живете, вокруг церкви, все предки были православными — послушайте, что говорит человек, который к Православию не имеет совершенно никакого отношения, не стыдно ли вам?! Он это почувствовал, а вам непонятно». Это можно понять в свете Евангельского рассказа об исцелении 10 прокаженных, один из которых был другой веры, и он же оказался самым благодарным.

— Кстати, в чем смысл этой притчи? Ведь там получается, что осуждаются люди, послушавшиеся Христа, а одобряется – нарушивший повеление идти к священникам?
— Я не думаю, что он не послушался Христа. Действительно, в Книге Левит написано, что если прокаженные выздоравливают, они должны пойти к священнику и принести жертву, а священник обязан засвидетельствовать, что больной выздоровел. Христос послал десять прокаженных к священнику: «Идите, принесите жертву, вы здоровы». Наш Господь смиренный, Он не сказал: «Я исцеляю»: Они говорят Ему: «Исцели нас», а Он говорит: «Идите, вы здоровы». Прокаженные поверили, пошли, а могли бы сказать: «Как мы пойдем к священнику, мы же больные, не пойдем; вылечимся, тогда пойдем». По пути они очистились. Но что дальше? Девять человек пошли исполнять Закон, а один поставил Закон на второе место и пошел благодарить Христа. Здесь показана разница между законничеством, дотошным исполнением правил и предписаний и нормальным откликом здоровой души, которая благодарна за исцеление. Он сначала поблагодарил Христа, исцелившего его, а потом пошел к священнику приносить жертву по Закону.


Прокаженный с рогом перед Христом (с рогом, как и с трещетками и колокольчиками ходили по пустынным местам европейские прокаженные, издали предупреждая о своем приближении). Из немецкой рукописи, до 1000 г.

— Вы упомянули Книгу Левит. Проказа в Ветхом Завете называлась «нечистой» болезнью. Что это значит?
— Нужно разобраться в различии между термином «нечистый» сейчас и в то время. В наше время нечистое – значит грязное, а в то время «нечист перед Богом всякий, делающий зло». Считалось, что прокаженный человек имеет нравственную нечистоту перед Богом. Если человек заболевал проказой, значит, у него точно был грех. Этим объясняется поведение друзей Иова, который был исключением из правил — в Священном Писании сказано, что это был один из самых чистых людей, а болезнь ему была послана не за грехи, а для того, чтобы испытать его веру. Во времена Ветхого Завета много людей болело проказой и одна из центральных (по расположению) глав всего Пятикнижия — Левит – говорит как раз о том, что должен делать священник в отношении прокаженных. В центре внимания левитов (священников) того времени стояла проблема прокаженных. В Библии говорилось не о том, как вылечить эту болезнь любой ценой, а о проказе как об образе общей зараженности рода человеческого грехом. Получается, что центральной заботой ветхозаветного священства было исцеления проказы, а у священства новозаветного — исцеление проказы душевной, духовной.

Я вижу здесь довольно много параллелей. Если эту болезнь не лечить, то поражается в итоге все тело. При этом особой болью это не сопровождается. Больные теряют чувствительность – в этом-то и опасность. Казалось бы – хорошо, когда не больно. Но это очень плохо, потому что любой порез, травму они не чувствуют. И так нечувствительно может начаться мощный процесс разложения. Так же и грех. Мы его сотворили и не чувствуем, а на самом деле он свое черное дело делает.

Людям не хочется болеть телесной проказой — они лечатся, но они с легкостью заболевают проказой душевной, которая выражается в нарушении заповедей, тех или иных моральных, нравственных норм, и, не думая об этом, несут в себе ее всю жизнь. И это полбеды – они еще не хотят от нее освобождаться. Как же страшно, когда прокажена душа! Мы чураемся телесной проказы, а как же в мире чистоты и чистых ангелов должны сторониться проказы душевной, духовной! Для чего существует проказа тела? Для того, чтобы показать, как же может быть страшна проказа духа. Тело поболеет максимум сто лет, а душа, если не вылечится от греха, будет мучиться в вечности, а это самое страшное. На это указывает нам Господь через тяжелое состояние таких больных.

— А каково им самим быть таким указателем?
— Мне трудно сказать, потому что когда человек судит со стороны, он судит одним судом, а когда он сам оказывается в такой ситуации, он судит совершенно иначе. Как они к этому относятся? А куда денешься! Это их смиряет. От проказы можно получить большую пользу, может быть, гораздо бОльшую, чем от абсолютного здоровья, которое человека расковывает, дает ему возможность жить по своим страстям. Господь дал болезнь. Но человек волен выбирать: биться головой об стену, проклинать все и вся, или смириться, перестать грешить.

Тому, кто заболел проказой надо понять, что она дана для чего-то. Для того чтобы человек, отстрадав, понял, насколько тяжелее невидимо для себя болеть духовной проказой. Все тайны — почему и за что — откроются после смерти. Здесь нужно довериться Богу, понять, принять, смириться. Но смириться – не значит опустить руки: есть лечение, есть Таинства и святыни.

Эта болезнь хуже рака! За раковыми больными ухаживают родные, а здесь человека все чураются и боятся. Ты один. Но на самом деле Бог тебя выводит на общение с Собой. Лучше войти без руки, без ноги в Царство Небесное, чем со здоровыми руками, ногами, красивым лицом идти в ад.

Беседовала Елена ТЮЛЬКИНА

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.