Профилактика сиротства. Нужна ли она государству?

Весьма нестандартный для нашей страны подход в борьбе с сиротством предложили на днях специалисты в области защиты прав детей

Весьма нестандартный для нашей страны подход в борьбе с сиротством предложили на днях специалисты в области защиты прав детей, а именно — переводить детей из казенных интернатов на воспитание как в профессионально-замещающие семьи, так и в свои прежние, если, конечно, родители живы и встали «на путь исправления». А государство просто обязано сделать все, чтобы помочь таким родителям исправиться.

Профилактика сиротства. Нужна ли она государству?

Только так, уверены специалисты, можно хоть как-то приостановить рост количества новых сирот (сегодня в среднем по России сиротами становятся 250 детей ежедневно) и обеспечить воспитание семейного типа тех, кто пока живет в интернатах (а это более 300 тысяч детей).

Как отмечали собравшиеся за круглым столом Общественной палаты (Комиссия по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан) эксперты, семейные психологи и руководители детских фондов, отобрать ребенка у пьющих родителей или родителей-наркоманов, либо родителей, не имеющих, скажем, нормальной жилплощади и условий проживания, государству гораздо легче. А вот помочь этим родителям (вылечиться, решить квартирный вопрос, трудоустроиться и т.д.) государство не спешит. Ну, нет почему-то этой мотивации – помочь несправившимся родителям, как, скажем, им помогают на Западе.

Российским органам опеки проще подать в суд, который лишит этих родителей прав. И никакой профилактической работы с семьей. Кстати, помогает в этом государству и действующий закон. Так согласно 77-й статье Семейного Кодекса, при отобрании из семьи ребенка суду не требуется никаких экспертиз относительно достаточности оснований для отобрания.

«У нас закладывают миллиарды рублей на строительство новых интернатов вместо того, чтобы организовать семейное воспитание детей», — констатировали участники круглого стола, среди которых были основатель организации «Право ребенка» Борис Альтшулер и руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Все заостряли внимание на том, что никто из органов опеки не думает о самом главном – когда ребенка забирают из семьи (какой бы она ни была), это убийственно действует на его психику.

«Ведь в большинстве случаев его обманывают, когда забирают от родителей, обещая, что к ним он еще вернется. А порой органы опеки просто отбирают детей без всяких оснований. Без тех самых экспертиз, без наблюдения за семьей. Был случай, когда мама лежала в больнице – рожала второго ребенка, а в это время у нее сгорел дом. Старшего ребенка, слава Богу, дома не было, но органы опеки затем из-за отсутствия жилплощади просто забрали его в интернат. Вместо того, чтобы помочь матери восстановить жилплощадь. Для реального отобрания не может быть формальных причин», — заявляли участники круглого стола и констатировали: безусловно, всегда есть семьи, где отобрание детей оправдано, но случаев неправильного отобрания на практике все же больше, чем правильных.

Не обошлось, правда, и без споров между участниками круглого стола. Кто-то даже сказал: «Критерии отобрания ребенка мы никогда не сможем разработать. В нашей стране абсолютно нет механизма возвращения ребенка обратно в семью», но все сошлись во мнении: внедрять этот механизм нужно, чтобы как можно скорее прекратился поток переселения в казенные учреждения. Весь вопрос только: КАК? И участники предложили свои изменения в Семейный и Трудовой Кодексы РФ.

Во-первых, считают они, лишать родителей прав на ребенка нужно лишь в крайних случаях – только после получения органами опеки реальных доказательств того, что профилактически-реабилитационные меры по сохранению семьи не дали результата, либо при наличии заключения специалистов о невозможности реабилитации семьи в перспективе.

Во-вторых, после вынесения судебного решения об отобрании ребенка органы опеки в течение трех дней должны определить индивидуальную профилактическую работу, чтобы обеспечить выход каждой конкретной семьи из социально опасного положения, индивидуально сопровождать самого отобранного ребенка (четкий план реабилитации) и, конечно же, устраивать его не в казенное учреждение, а в замещающую семью (казенное учреждение может быть только временным и опять же — крайним вариантом).

Ну, и, наконец, руководители детских фондов и психологи предлагают внести в федеральное законодательство ноу-хау – ту самую форму надомного труда «профессиональная замещающая семья», которая будет осуществлять семейное воспитание детей в условиях поддержки и которая будет находиться либо по месту своего жительства, либо в представленном этой семье государством жилом помещении.

Осуществимо? Вполне. Просто нужно желание и заинтересованность государства, у которого в запаснике, если кто еще не знает, 13 миллиардов тонн нефти.

Кстати, неутешительный факт. Как говорит Борис Альтшулер, являющийся заместителем председателя Комиссии Общественной палаты по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан, данные законодательные предложения детских специалистов вызвали почему-то протест некоторых консервативных и провластных членов ОП. Не раз эти предложения направлялись Альтшулером и его коллегами по Комиссии президенту и в правительство. Но, увы, реакции пока нет…

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.