В СМИ нагнетается паника: «смертельный» вирус вырвался из Африки и шагает по планете. Какова на самом деле смертность при лихорадке Эбола? Насколько легко заразиться при контакте с больным? Что будет, если вирус занесут в Россию?

В СМИ нагнетается паника: «смертельный» вирус вырвался из Африки и шагает по планете. Какова на самом деле смертность при лихорадке Эбола? Насколько легко заразиться при контакте с больным? Что будет, если вирус занесут в Россию?

/www.caribbean360.com/

Случаи лихорадки Эбола зафиксированы в Сьерра-Леоне, Либерии, Гвинее и Нигерии. По последним данным, число инфицированных вирусом людей превысило 1,7 тыс. человек. Это самая большая вспышка со времени открытия вируса. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала, что вспышка лихорадки Эбола – это чрезвычайная ситуация международного значения.

Заведующий кафедрой инфекционных болезней Института повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства России, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России Владимир Никифоров на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» некоторые страхи журналистов и обывателей рассеял, а некоторые, наоборот, посеял в душах.

Что такое геморрагическая лихорадка

Геморрагические лихорадки – острые вирусные заболевания, сопровождающиеся жаром (за это их называют лихорадками) и кровотечениями на коже, слизистых оболочках и внутренних органах (за это их называют геморрагическими). Кровотечения и приводят к смерти. Таких болезней не так уж мало, 15 или 16, и далеко не всегда ученым нужно ехать за ними в Африку. В России есть и «своя» геморрагическая лихорадка – Крым-Конго – ее переносят клещи, и вспышки на Юге России, а также в некоторых стран Европы и Африки, случаются каждый год. Впрочем, от Крым-Конго есть вакцина, и это заболевание не считается смертельным, хотя и сильно истощает человека.

С лихорадкой Эбола сложнее. Она относится к особо опасным инфекциям – но это не означает, что она смертельна во всех случаях. При вспышках Эболы предъявляются требования по санитарной охране территорий, но не по карантину (в отличие от чумы, желтой лихорадки, оспы и холеры). Сейчас власти стран, где возникла вспышка, вправе ввести карантин, но это разовые акции.

Поиски естественного хозяина вируса длились долго: ученые подозревали обезьян, но это оказались хищные летучие мыши. «Жители центральной Африки, несмотря на запреты, с удовольствием едят плотоядных рукокрылых», — посетовал Владимир Никифоров. Заражение происходит также в результате обращения с инфицированными обезьянами, лесными антилопами и дикобразами, обнаруженными мертвыми или больными во влажных лесах.

/http://topwar.ru/

Как заражаются

Вирус Эбола неоднороден, одним из пяти видов человек не болеет вообще (то есть заразиться может, но никаких неприятных ощущений не испытает, зато им болеют домашние свиньи и эта проблема есть в Китае).

Лихорадка достаточно трудно передается от человека к человеку. При этом в СМИ пишут: «Показатель заразности лихорадки Эбола (индекс контагиозности) составляет 95%. Это означает, что каждый больной заражает 95% контактировавших с ним людей, не имеющих иммунитета и специальной защиты». Что это значит на практике? Вирус выделяется со слюной, рвотой, поносом, кровью, но не передается воздушно-капельным путем. То есть слюна, кровь, рвота или семенная жидкость больного должны попасть на слизистую оболочку или поврежденную кожу, чтобы здоровый человек заразился.

Высокая заразность, пояснил профессор Владимир Никифоров, объясняется тем, что в Африке больные остаются в своих домах и отказываются не только от госпитализации, но и от обращения к врачу. Лечатся жители зараженных территорий в основном у шаманов, а те, мягко говоря, не приветствуют контактов с европейцами. Случаются даже нападения на врачей-вирусологов. Больных держат дома и тесно контактируют с ними, на похоронах целуют, а перчатками и другими средствами защиты не пользуются вовсе. Отсюда и высокие показатели заразности.

Если больной окажется в цивилизованной стране, где будут соблюдаться меры предосторожности, он заразит далеко не 95% встречных (наибольшему риску подвергаются медицинские работники до постановки окончательного диагноза, для которого необходимы специальные анализы). Если человек, больной лихорадкой Эбола, проедет с вами в транспорте, ничего страшного, скорее всего, не случится (если, конечно, его не начнет тошнить). Сколько бы он ни чихал, это не страшно, Эбола – не грипп.

Можно ли вылечиться

Смертность от лихорадки Эбола достигает 90%, сообщают СМИ. Профессор Владимир Никифоров считает, что эти цифры сильно завышены: «Мы видим срезанную верхушку айсберга. В Африке, где не очень любят врачей, если больные и попадают в госпиталь, то в тяжелом состоянии, и африканские клиники, в отличие от наших, не оснащены. Даже сейчас летальность – уже около 55%, а не 90%».

Специфической терапии против лихорадки Эбола нет, т.е. нет адресного антибиотика, как левомицетин против брюшного типа. Однако существует много патогенетической терапии и противовирусных препаратов непрямого действия, также помогает симптоматическое лечение и предотвращение обезвоживания. При правильном применении адекватных медицинских средств вполне вероятен нормальный исход. «Американцы не побоялись привезти в США своего заразившегося врача, зная, что не смогут адекватно лечить его в Африке, и он идет на поправку», — сказал Владимир Никифоров. (Врачи организации «Кошелек самаритянина» Кент Брэнтли и его коллега Ненси Райтбол заразились вирусом Эбола, находясь с миссией по борьбе с заболеванием в Либерии).

/www.dailymail.co.uk/

В СМИ сообщалось, что заболевшему помогла «секретная» сыворотка, находящаяся на стадии разработки Национальным институтом здоровья США. «Какая может быть секретная сыворотка? Сыворотка бывает недопроверенная, не до конца испытанная. Но американцы рискнули и ее применили», — считает врач. В Африке при исследовании здоровых жителей у части людей обнаружены антитела к лихорадке Эбола, т.е. они ее перенесли и выздоровели.

Как готовятся врачи России и мира

Владимир Никифоров уверен, что пандемии лихорадки Эбола не будет. Врачи всего мира готовятся к встрече и предотвращению ее распространения.

Профессор показал фотографии из одного из крупнейших научных вирусологических и биотехнологических центров России – это «Вектор» в Кольцово под Новосибирском. Здесь в коллекции совершенно официально для исследований и разработки вакцины имеются живые образцы вируса Эбола, равно как и другие особо опасные вирусы (в том числе натуральной оспы). Там проводятся учения, постоянная подготовка к внештатным ситуациям.

Корпуса для больных (если кто-то заразится) герметичны, как подводная лодка. Пол залит эпоксидной смолой, все инженерные коммуникации выведены наружу, чтобы их можно было чинить, двери герметичны. Корпус под отрицательным давлением, т.е. не даст заразе разлететься в окружающую среду, а будет втягивать воздух в себя при разгерметизации. Скафандры надуты, чтобы при случайном прорыве перчатки не заразиться. Работы всегда ведутся парами, если с кем-то из врачей что-то случится, его выведут. На выходе из зоны работ происходит тщательная обработка, чтобы не вынести инфекцию.

/guineveremedicina.blogspot.com/

Для инфекционной службы ничего нового в угрозе геморрагической лихорадки нет. В Москве на истекшей неделе прошли учения в 1-й и 2-й инфекционных больницах, где есть герметичные боксы для инфекционных больных. Есть такие боксы и в 3-й инфекционной больнице. Врачи морально и физически готовы к возможному заносу к нам возбудителя лихорадки Эбола.

«Ситуация нехорошая, но утрированная, краски сгущают. Если что-то случится, мы будем лечить больных не хуже американцев: скафандры у нас такие же и медикаменты такие же», — сказал Владимир Никифоров.

Профессор заявил «Милосердию.RU», что даже если незадачливый турист после посещения центральной Африки во время инкубационного периода успеет не только вернуться в Россию, но и уехать из большого города в районный, эпидемии не возникнет. «На самом деле меры безопасности при лихорадке Эбола не требуют всех этих скафандров, которые я вам показал. Любая районная инфекционная больница справится, хотя до постановки диагноза, конечно, медицинский персонал окажется под угрозой заражения», — успокоил всех Владимир Никифоров.

Даже в защищенных всеми мыслимыми способами лабораториях бывают случаи заражения. Таких в России было два, оба от укола инфицированной иглой по неосторожности, оба смертельные – в НИИ микробиологии в Сергиевом Посаде в 1996 году и в «Векторе» в 2004 году. Хоронят в таких случаях в цинковых гробах, обрабатывая тело специальными препаратами во избежания выхода (или похищения) вируса из могилы.

В НИИ в Сергиевом Посаде был создан иммуноглобулин против лихорадке Эбола: он эффективен, если человек получает его до контакта с заболевшими и после контакта до возникновения симптомов.

Будет ли создана вакцина?

От вируса Эбола пока не существует вакцины. Профессор Владимир Никифоров утверждает, что это не означает невозможности создания эффективной вакцины, а означает только, что пока ни одна из крупных фармацевтических компаний не вложила в это денег. «Никто не стал тратить необходимые для этого миллиарды долларов, так как лихорадку Эбола считали проблемой нескольких тысяч человек в Африке», — сказал профессор. У вакцины будет очень ограниченный рынок, соответственно, она не принесет сверхприбылей.

Разработки такой вакцины финансировали министерство обороны США и Национальный институт здравоохранения США, опасаясь, что вирус Эбола может быть использован в качестве биологического оружия. Было создано несколько прототипов вакцины, которые прошли доклинические испытания на животных. Но в 2012 году министерство обороны приостановило финансирование, и работы прекратились. На стадии доклинических испытаний на животных находится и разработка вакцины в российском центре «Вектор».

Например, вакцина от смертельно опасной желтой лихорадки уже есть. «Можете ездить в Панаму и Никарагуа, только привейтесь. А в Африку пока не ездите, запакуйте на время чемодан», — попросил всех врач-инфекционист.