Эула Бисс – научный журналист, дочь врача и мама, написала книгу-расследование «Об иммунитете» – в ней она показывает, как наш выбор, прививаться или нет, влияет на судьбы самых уязвимых и слабых

Эула Бисс и её книга «Об иммунитете». Изображение: facebook.com

Мы ищем спасения в наших мирках единомышленников – «мыльных пузырях», не понимая, что жить отдельно от тех, с кем ты не согласен, все равно не получится. Все мы соединены друг с другом — инфекционные болезни словно специально придуманы, чтобы мы не забывали об этом.

Вы скорее подхватите острое инфекционное заболевание, если привиты, но среди тех, с кем вы контактируете, больше никто не привит, чем если у вас прививки нет, а у всех окружающих она есть. Другими словами, ответственное поведение большинства защитит и ваш иммунитет. Но чтобы добиться такого эффекта, требуется солидарность. Для таких крайне заразных болезней, как корь, процент привитых должен быть выше 90. Как достичь этого высокого показателя, если в обществе нет единодушия насчет вакцинации?

Бисс приводит наглядный пример:

— Я гуляла на детской площадке с маленьким сыном – он был привит, но еще не полностью, согласно возрасту. И там же играли дети из некоммерческого детского сада, который занимается неблагополучными семьями. Эти дети уже узнали, что такое бедность, насилие со стороны родных, у кого-то были нарушения развития. И пока мой сын играл среди них, я думала, как ужасно неправильно будет, если он заразит одного из детей, которым и так уже пришлось хлебнуть сполна. В тот момент я перестала воспринимать вакцинацию только как личный выбор и стала думать о ней, как о коллективной ответственности. Наше решение о прививках неразрывно связано с социальной справедливостью.

Живя в своем замкнутом сообществе, легко впасть в иллюзию, что вы действительно отделились и ваши действия могут повлиять на ваше сообщество, но не выйдут за его пределы. В реальности любое сообщество уязвимо, когда дело доходит до инфекционных заболеваний. Вирус, однажды проникнув в группу, никогда только в ней не останется.

Прошлогодняя острая вспышка кори в ультраконсервативной, закрытой еврейской общине в Бруклине – наглядная иллюстрация. Одновременно такая же вспышка наблюдалась в Израиле и на Филиппинах – там от кори умерло 200 детей. Корь попала в Нью-Йорк из Израиля и Филиппин, а затем американцы, в свою очередь, стали потенциальными переносчиками болезни в эти и другие страны. Вот почему появление опасного вируса в любой точке мира касается нас всех сразу.

Не только личный выбор

Фото: dpa/ТАСС

Бисс подробно разбирает причины, по которым одни люди решают вакцинироваться, а другие нет и сознательно не использует термин «антипрививочники». По ее мнению, слово искажает реальное положение дел — тех, кто вообще отказывается прививаться, мало. В основном под это определение попадают те из нас, кто либо делают не все прививки, либо не соблюдают график прививок.

У каждого свои причины – кто-то опасается токсичности вакцин, кто-то не доверяет их качеству и мнению врачей – и на то есть веские основания. Например, в США на фоне опиоидной эпидемии (от передозировки дешевыми и доступными опиоидными обезболивающими, вызывающими привыкание, уже погибли более 200 тыс. человек – прим ред) резко упало доверие к фармпроизводителям, службам здравоохранения и правительству в целом.

Между тем, вспышки тяжелых вирусных заболеваний, таких как корь, с очень высоким уровнем заразности, риском смертельного исхода и инвалидности фиксируются все чаще — во всех странах мира. По крайней мере, одна из причин в том, что растет количество отказов от прививок и вакцин расходуется меньше. В 2019 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) впервые включила отказ от прививок в список глобальных угроз человечеству – в одном ряду с войнами и загрязнением природы.

Бисс считает, что запугивать последствиями инфекционных заболеваний и общаться свысока, мол, мы ученые, а вы дремучие, так что делайте, как велено, — плохая стратегия со стороны правительств и медиков. Причин отказов от прививок много – значит, и решение должно быть многовариативным, с каждой группой необходимо говорить отдельно, на их условиях, и разбирать разные доводы. «Решающий аргумент для моей системы ценностей – моральный, этический, — говорит Бисс. – То, что благодаря вакцинации себя и ребенка я могу снизить риск заражения для других людей, которые находятся в более уязвимом положении, чем я».

Решающий аргумент

Фото: ТАСС/ Владимир Смирнов

Проблема не в недостатке информации, а в том, что чиновники и врачи, прикрываясь тотальным «так надо», не умеют ее правильно разъяснить — в результате общество приходит к ложным выводам. Лучшее решение — не отметать опасения с ходу, а работать с ними.

Самое серьезное препятствие, когда речь заходит о прививках, – недоверие к правительству и системе здравоохранения, и здесь быстрое решение невозможно, так как недоверие во многом заслуженное. Выход в том, чтобы разрабатывать и внедрять лучшие управленческие структуры, которые постепенно смогут доказать свою эффективность и вернуть доверие общества.

Тем не менее, Бисс смотрит в будущее с оптимизмом и уверена, что врожденная человечность сослужит нам хорошую службу – мы способны действовать, даже наперекор своим личным интересам, если понимаем масштаб проблемы и то, насколько серьезно наше решение скажется на жизни других людей.

— Я вспоминаю одну свою знакомую, с которой мы много спорили, когда я узнала, что она не делает прививки своим детям, — говорит Бисс. — Пару лет спустя я случайно столкнулась с ней и она рассказала, что маленький ребенок соседки проходит лечение от рака, у него подавлен иммунитет – даже перед ветрянкой он беззащитен. Моя знакомая сказала, что ей никогда не приходило в голову, что ее непривитые дети могут подвергнуть серьезной опасности другого ребенка в такой ситуации. И это решило дело – она пошла и сделала им прививки. Как только она поняла, каковы последствия поступка для более широкого cообщества, в котором она живет, она пересмотрела свое решение. Так что я видела, как люди могут менять свою точку зрения. И я сама тоже ее поменяла.

По материалам The Cut