Мы живем в замечательное время, мы можем констатировать, что у нас вновь есть социальный класс прихожанок. Речь пойдет о тех, кто не меняется ни в какие времена и несмотря ни на что

Мы живем в замечательное время, мы можем констатировать, что у нас вновь есть социальный класс прихожанок. Речь пойдет о тех, кто не меняется ни в какие времена и несмотря ни на что.

Правила приходского этикета

Весеннее воскресное утро. На клумбах появились первые крокусы, проклюнулись нарциссы и тюльпаны. Вокруг храма оживление. Детишки нарядные снуют, молодые женщины переговариваются:
— Ах, девушки, не могу юбку подобрать длинную, чтобы и по фигуре была, и прямо в пол.
— А зачем же тебе в пол именно?
— Ну как же, удлиняет ноги, стройнит, и вообще привыкла я. Колготки тонкие страсть как не люблю, вся кожа от них чешется, а тут можно и толстые надеть.
— И я очень даже толстые люблю, особенно с узорчиком.
— С узорчиком – прелесть. Я вот тоже с юбкой всю зиму мучилась, в магазине искала, да там такие, что в них только пол и мыть. Правда, я по голеностоп смотрела, до косточки люблю.

Надо сказать, что юбка для прихожанок вещь чаще всего обсуждаемая, это как мундир у гоголевских чиновников. По ней судят и о твоем финансовом положении, и о том, умеешь ли скрывать недостатки фигуры, и вообще есть ли у тебя вкус: «Смотри-ка, Степанида Львовна из «Маркса и Спенсера» юбку надела, совсем не понимает, что не на ее возраст там вещи. Я себе такую купила, но теперь ведь не наденешь, Степанида Львовна как купит, так и носит одну по полгода. Я уже замечала за ней». Есть, правда, еще более значимая вещь у прихожанок, но отношение к ней настолько серьезно, что вот так просто на ходу ее не обсуждают, это – дурной тон. Поговорим и мы об этом позже.

Чуть поодаль стоят женщины покрупнее, одеты они больше в темненькое, дети у них постарше. Слишком близко к ним встать боишься, они создают общественное мнение, это видно даже человеку постороннему. Они олицетворяют моральный кодекс определенного общественного круга, ищущего и находящего радость в приходской жизни, в соответствии приходским правилам и укладу, одобренному этим обществом. Стоят они все больше с последышами (к слову, дитяти у таких женщин рождаются никак не меньше 4 кг) или уже с первыми внуками, а может и с теми, и с другими:

— Постом-то в выпечку яйца не кладу, все к чаю коврижки пеку, тесто замешиваю на крепкой заварке или на кофейной гуще.
— А то еще на яблочном соке делают.
— Это хорошо с медом сочетается, да с грецким орехом. А что касается обеда воскресного, о котором мы с вами давеча говорили, так надо больше грибного, грибного: «грибки с чебрецом! и с гвоздиками и волошскими орехами! Солить их выучила меня туркеня, в то время, когда еще турки были у нас в плену. Такая была добрая туркеня, и незаметно совсем, чтобы турецкую веру исповедовала. Так совсем и ходит, почти как у нас; только свинины не ела: говорит, что у них как-то там в законе запрещено. Еще грибки с смородинным листом и мушкатным орехом; не знаю, каковы-то они; я узнала секрет от отца Ивана. В маленькой кадушке прежде всего нужно разостлать дубовые листья и потом посыпать перцем и селитрою и положить…» (Н.Гоголь «Старосветские помещики»).

Постоишь рядом с одними, с другими, послушаешь, и так хорошо делается. Помню 1980-ые годы – одни бабули старые в храме, или интеллигентки в очках на носу, или суровые певчие, или матушка многодетная в одиночестве, вроде все, кто нужен есть, а людей — нет. Нет тех, кто олицетворяет собой приходской дух, кто точно знает, что такое благочестивый вид, а что такое дурной тон. 1990-ые – время понтов, когда все только появлялось, выскакивало на гребне волны. Храмы наполнялись нарочито нечесаными женщинами в домотканных свитерах и в роговой оправе очках. При взгляде на них становилось ясно, что они забыли о себе ради других, они ничего «для себя» не ждут, и строят жизнь такую, какая получается. Им противопоставлялось несравнимо меньшее число состоятельных дам с ребенком-двумя, упакованными в бенетон.

Сейчас время относительного всеобщего благосостояния – часто лишь внешнего, но от этого не менее ценного. Почему? Потому что оно позволяет появиться новому социальному классу – классу прихожанок. Тех, которыми наполнены лучшие романы Джейн Остен, сестер Бронте, Агаты Кристи, П.Г.Вудхауза: «Оживление царит в церковном садике; дамы и мужчины парами и группами прогуливаются среди кустов сирени. Да и в доме полным-полно; веселые лица выглядывают из настежь раскрытых окон гостиной — это наставники и попечители, которым предстоит сейчас примкнуть к процессии. Громко звонят церковные колокола, в тени колокольни стоят нарядные женщины…» (Ш. Бронте «Шерли»).

Тоненькие

Раньше времена были грубые, но простые: «Благословение возьми так, свечку передавай только правой рукой, сейчас не кланяйся, а когда батюшка выйдет, коленопреклоненный клади». Сейчас времена более тонкие, никто не будет на тебя шипеть, только может одну бровку вскинут, не больше. Да и сама виновата, простейшие бытовые действия расписаны, боишься ошибиться, спроси сама — подскажут доброжелательно, помогут от всей души. Говорю я это без всякой иронии, потому как стала поклонницей ряда православных женских форумов. Правилам приходского этикета посвящено огромное количество электронных страниц. И это презанимательное чтение. Чудесные истории, рецепты, советы, вопросы вроде «а как поощрять детей и хранить дома кадило», и исчерпывающие ответы на них.

Как и гуляющие у храма, форумчанки делятся на толстеньких и тоненьких, но не буквально, а как бы по биологическому типу. Тоненьких меньше заботят вопросы практические, а больше возвышенные: «Скажите, как вы думаете, является ли грехом передаривание подарков? То есть мне сделали подарок, мне эта вещь не пригодится, и я ее дарю другому человеку». «А давайте рассказывать здесь, на форуме, о христианских флэшмобах». «Друзья! У вас есть возможность подписаться на бесплатную ежедневную sms-рассылку «Доброе Слово!» с короткими цитатами из Священного Писания и трудов святых отцов. Советую записывать присылаемые цитаты в тетрадь».

Это не значит, что вопросы практические их совсем не интересуют, нет! Просто они не обсуждают борщ, или мамалыгу, или способ квашения капусты. У них записи рецептов пестрят все больше такими словами, как «авокадо», «морепродукты», «лепестки маринованного имбиря». И во всем они видят удивительное, чудесное, поэтическое — «Довелось мне, девочки, увидеть вот такую интересность:


Этот способ создания экзотических на вид ликеров и настоек придумали итальянские монахи. На плодовое дерево, например, грушу, надеваются пустые бутылки, на каждую завязь плода по бутылке, и привязываются эти бутылки, разумеется, к веткам. Вот так плод и вырастает в бутылке. А потом срезается веточка, и плод заливается алкогольным напитком. Экзотично и красиво!»

Чем мне особенно импонируют форумы прихожанок, тем, что нет никакой замкнутости, кастовости. Ты можешь легко зарегистрироваться, легко начать обсуждение любых вопросов, легко перейти от толстеньких к тоненьким и обратно (последнему способствуют странички «Похуделочки» или, наоборот, «Как стать толстенькой»). Никакой закрытости, только подлинный дух христианской любви.

Толстенькие

«- У вас, что же, почитается красотою, чтобы женщина на кочку была похожа?
— Кочку! — повторил, улыбнувшись и не обижаясь, рассказчик. — Для чего же вы так полагаете? У нас в русском настоящем понятии насчет женского сложения соблюдается свой тип, который, по-нашему, гораздо нынешнего легкомыслия соответственнее, а совсем не то, что кочка. Мы длинных цыбов, точно, не уважаем, а любим, чтобы женщина стояла не на долгих ножках, да на крепоньких, чтоб она не путалась, а как шарок всюду каталась и поспевала, а цыбастенькая побежит да спотыкнется. Змиевидная тонина у нас не уважается, а требуется, чтобы женщина была из себя понедристее и с пазушкой, потому оно хотя это и не так фигурно, да зато материнство в ней обозначается… Но нынешний вкус, разумеется, от этого доброго типа отстал и одобряет в женском теле воздушную эфемерность, но только это совершенно напрасно…» (Н.Лесков «Запечатленный ангел»).

Пухленькие форумчанки и проблемы, которые они обсуждают, мне как-то ближе, понятнее, либо потому что я и сама несколько в теле, либо потому, что авокадо на семью из 9 человек не накупишься, а бутылки на завязи вешать некогда (если об алкогольных напитках говорить, так уж я больше готова о смородиновой настойке, о вишневой наливке да о клюковке на спирту).

Говоря об этом типе прихожанок, крайне неправильно было бы сводить все к беседам о супах да запеканках. На самом деле, именно они формируют общественное мнение, потому что тоненькие, будь они девицами совершенно обыкновенными или девицами со столичным шиком, ни в какое сравнение не идут со своими суждениями против носительниц настоящих приходских традиций.

Именно их, в первую очередь, волнуют зверства ЮЮ («Шокируют сведения о Госзаказе на выявление неблагополучных семей!»), проблемы воскресной школы, освящение новой колокольни, рухнувшая крыша гипермаркета. Именно они справедливо ужасаются тому, что в т.н. церкви «Звездных войн» во Флориде прошла церемония «венчания» американки с астродроидом R2D2 — одним из главных персонажей знаменитой фантастической саги: «Бонни Бартон, новоиспеченная «супруга» робота, призналась, что вышла замуж за астродроида потому, что разочаровалась в мужчинах», — заключает сообщение модератор форума. Ну как не вспомнить тут Островского: «А то есть еще земля, где все люди с песьими головами. Каких-то, каких-то чудес на свете нет! А мы тут сидим, ничего не знаем. Еще хорошо, что добрые люди есть: нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками и померли» (А.Островский «Гроза»). И это чудесно! Это означает, что типажи русские неистребимы, что все, о чем говорит нам русская классика, естественно присутствует в нашей жизни, и значит что бытовые традиции – то, что пытались выкорчевать и заставить забыть, – живо.

Толстеньким больше свойственно учить худеньких, как-то солидней они выглядят в спорах, имеют более весомые суждения. Вот, скажем, очень важная тема – платок. Этому предмету посвящено не одно обсуждение. Это как шляпки английских дам: «С Вязовой мы повернули на Порлок, где стоит наша церковь, наша старинная церковь с белой колокольней. Наш семейный ручеек влился в полноводную реку, и теперь каждая женщина наслаждалась возможностью разглядывать шляпки других женщин». (Дж.Стейнбек «Зима тревоги нашей»).

Многие прихожанки считают, что любая православная жена должна ходить всегда с покрытой головой. Среди обсуждений, что удобнее – шарфик или платок, и как его носить, неожиданно появляется реплика прихожанки явно тоненькой: «А мне как-то неудобно постоянно в платке ходить, не привыкну никак». Стоит ли говорить, что дружественное наставление следует незамедлительно: «Вот монахини всегда ходят покрытые и ничего, надо, значит надо, а кто сказал, что спасение это легкий путь? Надо себя перевоспитывать и жить по-Божьи, а не как хочу. Думаю, будет много споров тут, некоторым придется не по вкусу все, что я написала, но терпите, дорогие, вам во спасение будет».

Дискуссия продолжается дальше. Удобство и красота, — считают форумчанки, — должны гармонировать: «Во многих городах, как поветрие — ходят в храм намотано на голове (хочется сказать на «башке») непонятно что, и незнамо какого цвета. Есть цвета праздников, имейте хотя бы набор платков с церковным цветом: Рождество, Пасха — белый цвет, понятно, праздники Божией Матери – голубой и т.д.» Если волосы длинные то их можно собрать на затылке, платок будет держаться и не слезет никуда. Если же вы стрижетесь, то можно надень шиньон, под платком видно не будет, а держаться будет превосходно — «Они сейчас с «крабиками» продаются, готово все, прицепил и все дела. Платок сидит превосходно, голова смотрится красиво и очень удобно — зимой тепло, летом не жарко, если платок еще и натурального шелка, он прохладу дает». И снова худенькая прихожанка вставляет реплику: «А еще летом удобно носить, повязав назад, не мешает при работе. Хоть в огороде или по дому», но теперь ее встречают благосклонно. Дама явно крупненькая подводит итог: «На Руси во все времена ходили в платках смолоду, да еще какие шали были! И не умерли, а как работали! Не меньше уж нашего никак».

Женский ареопаг

«- Пожалуй, уж коли тебе такой аппетит, найдем тебе и благородного. Какого тебе: посолидней али поподжаристей?
— Ничего и потолще, был бы собою не мал. Конечно, лучше уж рослого, чем какого-нибудь мухортика. И пуще всего, чтобы не курносого, беспременно чтобы был бы брюнет; ну, понятное дело, чтоб и одет был по-журнальному.
— А есть у меня теперь жених, вот точно такой, как ты, бралиянтовая, расписываешь: и благородный, и рослый, и брюле» (А.Островский «Свои люди – сочтемся»).

Тема, которая объединяет всех без исключения прихожанок в единый женский орган власти, это свадьба. Ее обсуждают и те, кто уже замужем, и те, кто скоро собирается, и те, кто выходил не один раз и не исключает, что когда-нибудь повторит это, и те, кто вовсе не желает. Представим себе офис какого-нибудь крупного холдинга в столице – сколько при обсуждении такой животрепещущей темы будет отпущено недобрых шуток и шпилек, сколько будет закатанных кверху глаз и поджатых губ. У форумчанок все наоборот — чтобы никому не было обидно, форумы, где обсуждается эта тема, я бы сказала, центральное событие приходской жизни, называются обычно примерно так: «Идеальная свадьба, какая она».

Все прихожанки без исключения – и тоненькие, и толстенькие, и сельские, и городские — сходятся в одном: «У меня есть одно непоколебимое и точное условие: лучше не делать вообще никакой свадьбы, чем делать ее дешевой и абы какой. С моим тонким вкусом меня не устроит свадьба в столовой, а на ресторан и прочие нормальные и цивилизованные условия элементарно не будет денег, да и тратить их жалко, даже если бы они были».

Дальше следуют всевозможные тонкие рассуждения и практические советы, как сделать свадьбу не «абы какой». Вот, например, платье невесты и костюм жениха можно заменить на русские национальные костюмы: кокошник, сарафан, рубаху – оригинально и недорого. Если венчаться хочется непременно в белом платье, то на голову можно сделать венок из живых цветов. А вообще большинство сходится на том, что свадьба – это дело двоих, не надо никаких ресторанов с танцами и толпами малознакомых родственников: как родычаться, так не знают, а как на свадьбе гулять, так «мы ж родычи!». Но как быть с родителями:

«Вот что делать, если будущая свекровь закатит истерику, а будущий муж скажет «мама так долго ждала этого события, ведь у нее не каждый день сыновья женятся»? Но это, в первую очередь, будет мой день, а не свекрови или моей матери. И будет все так, как я хочу. Ведь я замуж буду выходить один раз. Почему я должна жертвовать этим днем в угоду другим?» Не знаю, как кажется вам, но я уверена, что пишет это прихожанка тоненькая. И вторит ей другая, такая же: «А свекровь пусть привыкает, что у сына своя семья». Сначала мне, как потенциальной дважды свекрови, показалось это как-то немного обидным, а потом подумалось – говорите-говорите, худышки, я промолчу, а праздновать будем по-нашему, по-старинному, с хлебом-солью и курниками. Видимо, примерно так рассудили все толстенькие читательницы, потому что на столь вызывающее высказывание не нашлось возражений.

Они, приходские тяжеловесы, прекрасно знают, что «слово серебро, молчанье золото», поэтому и не разбрасываются так, по мелочам, суждениями, дают высказаться всем, кому хочется, не ссорясь там, где нечего обсуждать, не суетятся, потому как «ведь эта беготня-то, матушка, что значит? Вот хоть бы в Москве: бегает народ взад и вперед, неизвестно зачем. Вот она суета-то и есть. Суетный народ, вот он и бегает. Ему представляется-то, что он за делом бежит; торопится, бедный, людей не узнает; ему мерещится, что его манит некто, а придет на место-то, ан пусто, нет ничего, мечта одна» (А.Островский «Гроза»). Чтобы там ни говорили, а без толстеньких невозможна настоящая полнокровная церковная жизнь.

Много приводится на форумах примеров идеальных свадеб, но закончить этот текст, я хотела бы самой замечательной, на мой взгляд, историей. Замечательной в особенности своим истинно христианским началом, когда со смирения начинается будущая совместная жизнь, и достойным финалом: «У меня получилось все так, как хотел мой муж, а не я. Я хотела тихонечко дома посидеть своей семьей, без платья даже, а с красивым вечерним нарядом. Но он захотел белое свадебное. В итоге у меня получилось два платья: одно из натурального шелка, вечернее, безумно красивое, цвета шампанского, а другое – свадебное, белоснежное, расшитое камнями сваровскими, шикарное, и фата с камнями сваровскими тоже. Заказывали ресторан, чтобы мамы отдохнули и не готовили, единственное я уперлась насчет тамады, ее хотела моя мама, а меня это приводило в ужас. Согласна со многими форумчанками — самое лучшее и красивое — это венчание, храм был такой красивый. Денег потратили кучу. Я даже не считала — это знает только мой муж. Хотели скромно, а вышло с размахом. Слава Богу за все».

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
А.ОтрощенкоАнастасия Отрощенко — многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко