Предложить помощь, о которой не просят

«У меня умерла дочь. Мне нужен юрист», – еле слышно проговорила Нина, набрав телефонный номер фонда. «А также психолог», – подумали на том конце провода. Но как сказать об этом?

Чаще всего человек приходит в благотворительный фонд с конкретным запросом. Нужна операция, реабилитация, инвалидная коляска или лекарства. Но иногда эксперты, беседующие с ним, понимают, что больше всего нужна психологическая помощь.

Некогда заниматься ерундой

Анастасия Юркина, ведущий специалист по сопровождению семей благотворительного фонда «АиФ. Доброе сердце», знает, как может измениться состояние человека, если психолог подключится вовремя:

Однажды к нам обратилась подопечная, назовем ее Ниной (настоящее имя разглашать не будем), у которой скончалась старшая дочь и заболела младшая – с такими же симптомами.

Нина хотела получить выписки из больницы, в которой лечили старшую дочь, но ей отказывали. Она обратилась к нам за юридической помощью. Мы предоставили ей юриста. Но в процессе телефонного разговора было слышно, что ей очень плохо. Она говорила тихо, через силу. И мы предложили ей психологическую консультацию. Нина отказалась от помощи психолога и продолжила свою борьбу.

Большая часть родителей не видит необходимости в обращении к психологу, даже если им предлагается бесплатная консультация. Они привыкли свои нужды оставлять на потом и ставить на первое место нужды ребенка.

«У нас нет времени заниматься ерундой. Нам нужно срочно добыть лекарство для ребенка или деньги на операцию», – так они мыслят.

Однако психологи, работающие в НКО, видят: родители детей-инвалидов находятся в состоянии хронического кризиса и психологическая, а то и медикаментозная поддержка им просто необходима.

Надеть кислородную маску сначала на маму

Нина вместе с юристом фонда стала проверять, правильно ли лечили врачи ее умершую дочь, и заподозрила врачебную ошибку. В этот момент ее психологическое состояние стало внушать опасения: реакции стали неадекватными.

«Если мама не спит и не ест нормально в течение двух недель – это значит, что ее психика работает на износ. А к нам обращаются мамы, которые в силу особенностей заболевания своих детей или трудной жизненной ситуации не имеют нормального сна в течение пяти, семи, а то и 30 лет, – рассказывает психолог выездной паллиативной службы Марфо-Мариинской Обители Милосердия Ольга Харькова.

– Часто родители на мой вопрос «Как вы отдыхаете?» начинают плакать.»За последние десять лет вы первый человек, который задал этот вопрос», – признаются они. А иногда нужно хотя бы спросить.

А еще лучше объяснить: даже в падающем самолете кислородную маску сначала надевают на себя, потом – на ребенка. Если вы себя не побережете, кто будет заботиться о вашем ребенке?

При образовании Детской выездной паллиативной службы мы думали, что если мы раздадим нашим подопечным хорошие коляски, правильное питание и профессиональные кровати, то все проблемы решатся.

Оказалось, это не так. Большинство проблем наших подопечных вскрылось после того, как их быт был налажен.

И это были проблемы психологического характера: невыраженный страх смерти, чувство вины, обида на Бога и на родственников. Именно это больше всего осложняло им жизнь».

Увидеть жизнь, а не смерть

«Другое дело, что само по себе предложение о психологической помощи не должно быть обременяющим. Важно, какую роль по отношению к просителю мы занимаем в этот момент. Если мы превращаемся в спасателя, то мы начинаем причинять добро. Оцениваем, навязываем.

А если мы становимся активными спасателями, то человек, которого мы спасаем, становится активной жертвой. Мы сами можем загнать его в это состояние своей энергией», – продолжает Ольга Харькова.

Прежде чем дать совет, важно понять, готов ли сейчас проситель услышать правду.

«Зачем они сказали, что у нас все плохо?» – недоумевала мама умирающего мальчика со СМА 1 типа после приезда на дом специалистов по паллиативной помощи. У него действительно было все плохо: слабое дыхание, слабая пищеварительная деятельность и пр. Но перед лицом неизбежного умирания маме важнее было увидеть позитивные стороны ее ухода за сыном – что именно им удалось, получилось. Увидеть в нем жизнь, а не смерть.

Для начала просто выслушать. Поддержать и принять. Без единого слова критики. Вот золотые стандарты психологической помощи человеку, обратившемуся за помощью. Ведь если он нашел в себе силы позвонить в службу помощи – значит он уже через себя переступил, он уже уязвим. Важно построить разговор так, чтобы и в следующий раз он смог обратиться за помощью. Просить тяжело всем и всегда.

А сможете ли вы помочь?

Обозначая ту или иную грань проблемы, важно понимать, что после разговора (особенно если проситель находится в другом городе) наш подопечный останется один на один с этим знанием. Сможет ли он дальше разрешить проблему?

«Если я скажу одинокой маме ребенка-инвалида, что ей нужен здоровый сон и консультация невролога, сможет ли она найти няню и пойти к неврологу? Скорее всего, нет. Иначе она давно бы это уже сделала, объясняет Ольга Харькова. – Но если мы можем предложить этой маме маршрутизацию, конкретные адреса помощи, комплексный подход, то и разговор с психологом будет указывать выход».

Впрочем, иногда нужно просто побыть хорошим собеседником и дать человеку выговориться. Важно понимать, что у помогающей стороны, тоже должен быть ресурс.

«В рамках программы по поддержке и сопровождению семей «Маршрут помощи» мы предлагали нашим благополучателям 10 бесплатных психологических консультаций на каждого члена семьи.

Но, видя, что люди боятся, откладывают, не доверяют, мы приняли решение одну консультацию сделать обязательным «пакетным» предложением в рамках оказываемой помощи. И увидели результат.

Согласившись на одну консультацию, они начинают понимать, что общение с психологом может разрешить даже те их проблемы, которые казались им безнадежными, перестают бояться дальнейшей работы с ним», – рассказывает директор по стратегическому развитию БФ «АиФ. Доброе сердце» Светлана Горбачева.

«Как хорошо, что вы меня не бросили»

Нина была одной из тех подопечных, с которыми устанавливаются глубокие, доверительные отношения. И спустя несколько недель, после длительной переписки, Анастасия, специалист по сопровождению семей, еще раз предложила ей помощь психолога: «Вы нужны своей младшей дочери». Нина согласилась на пробную консультацию, а потом осталась еще на 10 консультаций.

Когда с ней списались с ней через два месяца, это был совсем другой человек: бодрый, позитивный, уверенный в себе. «Как я вам благодарна за то, что вы были со мной, не бросили меня, направили меня к психологу. Мне это очень помогло преодолеть кризис!» – говорила она.

Коллажи Татьяны Соколовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться