Православные врачи – детям. Страницы истории

Детские врачи считают преподобного Стилиана своим покровителем. Душой он болел обо всех, но особенно – о детях. Однажды Стилиан возложил руку на страждущего ребенка – и дитя исцелилось

В 400-500 годы в Малой Азии, в Пафлагонии, жил отшельник Стилиан. Он принял монашеский постриг, как только достиг совершеннолетия, распрощался со всеми соблазнами мирской жизни и, чтобы очистить душу бдением и молитвой, удалился в пустынную пещеру. О его многолетнем и многотрудном благочестивом подвиге знали во многих уголках земли, и потому шли к Стилиану с верой люди, нуждающиеся в помощи.

И он утешал плачущих, ободрял отчаявшихся, грешников приводил к покаянию. Душой он болел обо всех, но особенно – о детях. Однажды Стилиан возложил руку на страждущего ребенка – и дитя исцелилось. Это случилось по благодати Святого Духа, которую даровал ему Господь, благодати покровительства малышей. С тех пор он защищал детей от физических страданий, помогал тем из них, кто нуждался в духовном окормлении. Вот почему на иконах Стилиан бережно держит спеленутого младенца и почему детские врачи считают преподобного своим покровителем.

Наверняка, среди читающих эти строки нет такого человека, который хотя бы раз не побывал на приеме у педиатра – детского врача. Сегодня – это одна из самых распространенных врачебных специальностей. А ведь «врачевание ребенка» – именно так переводится с греческого слово «педиатрия» – стало отдельной медицинской дисциплиной не так уж и давно.

Еще два века назад медики не очень-то и задумывались, что ребенок – это совершенно не похожий на взрослого организм. Отметим, что и для взрослых в конце XVIII начале XIX века врачей в России было не так уж и много. Дети же появлялись на свет в большинстве случаев при помощи повитух, а если и лечились, то знахарками. Вспомним рассказы Чехова, Лескова, Вересаева – ведь считалось чуть ли ни нормой игнорировать медицинскую помощь заболевшим детям. Немудрено, что смертность среди них была огромная.

В 1761 году Михаил Васильевич Ломоносов, взволнованный существующим положением дел, написал сановному вельможе графу Шувалову, своему покровителю и другу, письмо, где привел такую статистику: «… из рожденных в год полумиллиона за три года умрет половина». Он призовет к немедленному действию во исправление ужасающей ситуации: «Все требуют знания, как лечить нежных тех болезни…, выбрать хорошие книжки о повивальном искусстве и, самую лучшую положив за основание, сочинить наставление на российском языке… Для излечения прочих детских болезней, положив за основание великого медика Гофмана, который писал наставление о излечении младенческих болезней…, соединив с вышеписанною книжкой о повивальном искусстве, при том не забыть, что наши бабки и лекари с пользой вообще употребляют. Оную книжку напечатать в довольном множестве и разпродать во все государство, по всем церквам, чтобы священники и грамотные люди, читая, могли сами знать и других наставлением пользовать».

Конечно, Ломоносов как ученый видит выход, прежде всего в распространении знаний и, что примечательно, главным союзником в этом считает Церковь. Ведь туда чаще всего приходил страждущий со своими невзгодами и бедами. Интересно, что среди первых медиков, обратившихся к вопросам педиатрии, было много выходцев из семей духовенства.

И, конечно, первым среди них назовем профессора Нестора Максимовича Максимовича (1744–1812) . Не подумайте что это опечатка – просто отчество будущего ученого и его фамилия различались только ударением. И поэтому, став известным человеком в научном мире, чтобы исключить всякие недоразумения, он добавил к своей фамилии своеобразное объяснение – Амбодик. По латыни это означает «дважды скажи».

Нестор Максимович был родом с Полтавщины, сыном настоятеля церкви Успения Богородицы в Гадяцком полку. В 1768 году он окончил Киево-Могилянскую академию, некоторое время занимался юридическими вопросами, но потянуло в медицину. В 25 лет начал постигать ее азы в Петербурге, а вскоре отправился знакомиться с врачебным делом в Германию. Вернулся доктором медицины и стал преподавать акушерство в Петербургской повивальной школе. Он впервые часть курса посвятил вопросам педиатрии. Кстати сказать, это вообще были первые лекции по акушерству, прочитанные на русском языке. Для этого первый русский профессор-акушер Максимович-Амбодик создал специальный словарь медицинской терминологии на русском языке.

В своих лекциях по педиатрии он говорил не только о болезнях, но и затрагивал вопросы их профилактики, учил вырабатывать у детей выносливость, воспитывать в них человеколюбие и категорически выступал против телесных наказаний. И это в 70-е годы XVIII века, когда еще всем правил «Домострой». Свои основные знания и мысли ученый изложил в книге «Искусство повивания или наука о бабичьем деле» (1784–1786) , где одну из частей посвятил педиатрии. Здесь он описал болезни раннего возраста и способы их лечения, рассказал о методике ухода за ребенком.

«Ребенок есть существо, которое растет и развивается только по присущим ему законам. Ребенок – это не уменьшенная копия взрослого», – так начинал свои лекции по педиатрии Степан Фомич Хотовицкий (1794-1885) . Любое справочное издание – будь то энциклопедия Брокгауза и Ефрона или Большая Советская – среди прочих его регалий и заслуг, как то: тайный советник, заслуженный профессор Петербургской медико-хирургической академии и переводчик многих медицинских трудов с английского и немецкого, скажет и о его роли в становлении в России педиатрии и назовет его одним из ее основоположников. Хотовицкий тоже родом из семьи священника, выпускник Петербургской медико-хирургической академии, которую окончил блестяще. Образование продолжил в Германии и Англии, затем в стенах «альма матер» защитил диссертацию на степень доктора наук, а через девять лет встал во главе кафедры акушерства, женских и детских болезней. Он первым начинает читать полный курс – 36 лекций – по педиатрии. Затем пишет свой знаменитый труд «Педиятрика» (1847) – первое в России руководство по детским болезням. По поручению Священного Синода Хотовицкий составил учебник «Народно-врачебные наставления для духовных училищ», который издавался десять раз (1844–1863).

Итак, к первой трети XIX века в науке уже определена отдельная медицинская дисциплина. Необходимость создания детских больниц более чем очевидна, ведь выпускаются и квалифицированные специалисты для них. И событие не заставляет себя долго ждать: в 1834 году в Петербурге открывается больница «для маленьких детей, подвергшимся различным прилипчивым и другим болезням, их возрасту свойственным». Она была построена, как, впрочем, и все последующие детские больницы, на благотворительные пожертвования. Самый большой вклад сделали знаменитые уральские заводчики Демидовы. В стационар на 110 коек круглосуточно принимались дети от 3 до 14 лет. Предпочтение отдавалось больным из бедных семей. Их лечили бесплатно и в первую очередь.

В Москве подобная больница открывается только через несколько лет. 5 декабря 1842 года святитель Филарет, митрополит Московский, освещает первую в городе детскую больницу на Малой Бронной улице. Она создана на средства благотворителей трудами и заботами градоначальника князя Голицына. В центре стационара на третьем этаже располагалась домовая церковь, она была освящена в память супруги князя Татьяны Васильевны, известной своими милосердными делами. Прекрасно оборудованная больница сразу же становится университетской клинической базой. Правда, в 1883 году, после очередного пожара, ее закрыли, оставили только амбулаторный прием больных. Но в Москве к тому времени открылись уже и другие детские больницы.

В семидесятые годы, наконец-то, педиатрия перестает быть составной частью гинекологии и становится совершенно самостоятельным направлением медицины. В 1865 году в Петербургской медико-хирургической академии профессор Василий Маркович Флоринский (1834–1899) организует кафедру детских болезней. Василий Маркович Флоринский был сыном священника и сам окончил Пермскую духовную семинарию, а земной путь закончил попечителем Западно-Сибирского учебного округа, заботы последних дней его жизни были связаны с открытием университета в Томске.

150 лет назад, в 1861 году начинается становление кафедры детских болезней на медицинском факультете Московского Императорского университета под руководством Николая Алексеевича Тольского (1832–1891) . Фамилия Николая Алексеевича происходит от Толгского монастыря под Ярославлем, где служил дьяконом его дед. В 1866 году при кафедре открывается клиника. Тогда она располагалась на улице Рождественка. Позднее, в 1870—1874 годах Н.А. Тольский был главным врачом Детской больницы на Малой Бронной. А скончался он, отдавая последние указания перед открытием детской Хлудовской больницы на Большой Царицынской улице, ныне Большой Пироговской. Тогда ее руководителем в 1891 г. был назначен другой известный московский педиатр – Нил Федорович Филатов (1847-1902) . Сама больница была построена на деньги промышленника Михаила Алексеевича Хлудова.


Внутренняя планировка здания полностью отвечала санитарно-гигиеническим требованиям, а также запросам лечебного и педагогического процессов. Внешний его вид вызывал восхищение. И хотя до определенной поры на этом здании висела табличка «Детская больница имени М.А. Хлудова», оно строилось и уже при открытии было передано вдовой покойного М.А. Хлудова в соответствии с его завещанием Московскому Университету для преподавания детских болезней. Фактически больница стала новой университетской клиникой детских болезней. В настоящее время это Университетская детская клиническая больница Первого Московского Государственного Медицинского Университета им. И.М.Сеченова. В этом году ей исполняется 120 лет.

Специальных кафедр педиатрии в других научных центрах не приходится долго ждать: в 80-е годы детских врачей готовят в университетах Казани, Харькова, Киева, Тарту, Одессы. Растет и число больниц, правда, появляются они преимущественно в Петербурге и Москве, причем, возводятся так, что до сих пор действуют их лечебные корпуса.


В 1872 году крупный промышленник барон Павел Григорьевич фон Дервиз (его немецкие предки обосновались в Росси во времена Петра I) обращается к московскому генерал-губернатору князю Долгорукому с письмом. В нем говорится: «В Москве проведены мною лучшие годы моей общественной деятельности. Посему исключительно там, и ничем иным, как устройством образцовой детской больницы, я желал бы почтить память всех старших детей, утраченных мною. На это богоугодное дело я предназначаю капитал в 400 тысяч рублей» Тут надо объяснить, что у барона была большая семья, но вот много лет назад он потерял нескольких детей – они умирали во младенчестве, старшего звали Владимиром.

Павел Григорьевич ставил всего три условия: назвать больницу именем святого князя Владимира, предназначить для бедных 100 бесплатных коек и содержать лечебницу образцово. Через четыре года невдалеке от Сокольников в большой березовой роще вырос целый комплекс из 20 павильонов и зданий. Они были с водяным отоплением, канализацией, вентиляцией, в кухнях можно было готовить на пару. Больница принимала детей до 12лет, все лечились бесплатно, так как содержание стационара город взял на себя. В нем была сильная хирургия, никогда не отказывали в приеме любых заразных больных, и специалисты ценили лечебницу как прекрасную клиническую базу для усовершенствования. Здесь под руководством старших врачей проходили стажировку молодые специалисты. В 1883году на территории комплекса была освящена церковь Живоначальной Троицы. Больница действительно стала образцовой – она была признана таковой на Всемирной выставке в Париже и награждена золотой медалью на Всемирной выставке в Брюсселе как лучшая в Европе больница для детей. Бывшая Владимирская детская больница сегодня называется Русаковской.


В 1885 году в центре Москвы – на Садово-Кудринской – появился еще один новый больничный комплекс. Здесь свою усадьбу для устройства лечения маленьких пациентов передал князь А.А. Щербатов, сделал он это по завещанию своей матери Софьи Степановны. Условия дарения были такие: во-первых, ничего, кроме больницы, в доме не располагать и никаких доходов от дома и земли не извлекать. Во-вторых, больницу назвать Софийской в память покойной княгини, а домовую церковь освятить во имя святых Татианы и Софии, чтобы восстановить посвящение престола больницы на Малой Бронной. Так как к тому времени претерпевшая ни один пожар больница на Бронной уже не могла госпитализировать больных, ее функции стала выполнять эта новая – Софийская больница. А в церкви святой Софии, освященной на ее территории в 1897 году, был восстановлен престол больницы на Бронной – святой Татьяны (храм вновь передан Церкви в 2010 году). Главным врачом Софийской больницы был один из первых российских педиатров, доктор медицины Егор Арсеньевич Покровский (1838 – 1895) . Сын священника, он учился в Тверском духовном училище. Он был не только известным врачом, но и педагогом, большое распространение получила его статья «Купание и крещение ребенка в холодной воде». Как практикующий врач Егор Арсеньевич ежедневно бесплатно принимал детей неимущих родителей. Сегодня Софийская больница известна как Филатовская – в честь знаменитого детского врача Нила Федоровича Филатова.


Все это было уже на пороге нового века, принесшего много удивительных научных открытий, в том числе и в молодой отрасли медицины – педиатрии, первые представитель которой так или иначе связаны с Православием, большинство происходило из семей священников и имело духовное образование. Все первые детские больницы были построены на деньги благотворителей, в больницах обязательно устраивались домовые храмы, а врачи особое внимание уделяли лечению бедняков.

В подготовке текста к публикации участвовали к.м.н. И.А. Дронов, к.м.н. Н.Г. Машукова, Н.С. Плахина

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться