«Пожары продолжатся до сильных дождей»

Эколог Алексей Ярошенко рассказал о том, что, по его мнению, послужило причиной большого огня в Центральной России. Материал газеты «Взгляд»

Эколог Алексей Ярошенко рассказал о том, что, по его мнению, послужило причиной большого огня в Центральной России

«Это должно было случиться», – сказал руководитель лесной программы Greenpeace Алексей Ярошенко по поводу сильных пожаров в центральной части России, где сгорели десятки деревень, а тысячи людей остались без крова. Ярошенко считает, что победить огонь пожарным поможет российский климат.

Число жертв пожаров в Центральной России достигло 25. Огонь уничтожает целые деревни, тысячи людей остались без крова. К тушению пожаров подключили армию. Между тем пожары начались не вчера, а руководство страны предупреждало о необходимости принимать меры заранее. О том, почему пожары распространились настолько, что сжигают уже целые деревни, рассказал руководитель лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко.

«Жара внесла свой вклад. Сухие и жаркие года бывают довольно часто. Но сейчас беспрецедентная жара, которая случается несколько раз в столетии»

– В центральной части России происходят пожары. Почему люди оказались к ним не готовы?

Алексей Ярошенко: Это вполне закономерный итог реформ в лесном законодательстве последнего десятилетия. Это должно было случиться. Если не в этом году, то в следующем. У нас теперь нет государственной лесной охраны и централизованной системы охраны лесов от пожаров, которая позволяет перебрасывать силы из одного региона в другой. В стране в четыре раза сократилось число экологов, которые работают в лесном хозяйстве. Сейчас в условиях жары любой непотушенный окурок и малейший костер приводят к пожару.

– Президент России Дмитрий Медведев ранее говорил, что нужно заранее готовиться к борьбе с лесными пожарами.

А.Я.: Когда четыре года назад принималось новое лесное законодательство, все профессионалы предупреждали, что это может привести к катастрофе.

– Почему ситуация обострилась только сейчас?

А.Я.: Жара внесла свой вклад. Сухие и жаркие года бывают довольно часто. Но сейчас беспрецедентная жара, которая случается несколько раз в столетии. Но сейчас спецслужбы абсолютно не готовы к борьбе. Такой уровень неготовности был в 30-е годы прошлого века. Тогда старая царская система лесной охраны была ликвидирована, и леса в Центральной России горели примерно так же, как и сейчас. Но после этого произошло постепенное восстановление лесной охраны, поэтому до последнего времени леса охранялись от пожаров. Сейчас лесничими стали чиновники. Летом ходить по лесам им некогда. Лес остается бесхозным.

Лето 2010 года ознаменовалось масштабными лесными пожарами. В нескольких областях Центральной России огонь перекинулся на деревни, некоторые из которых полностью сгорели. Тысячи человек в Воронежской, Нижегородской, Московской и других областях остались без крова

– А МЧС?

А.Я.: Средний эмчээсовец в лес ходить боится. Для него сходить в лес, как на Луну слетать.

– Когда только начались пожары, то большие силы начали привлекать не сразу. С чем это связано?

А.Я.: Когда начинало разгораться, наши официальные структуры делали вид, что все хорошо. Первая мысль чиновника – не сделать хорошо, а хорошо отчитаться. Еще неделю назад МЧС по Московской области буквально ежедневно докладывало о том, что да, пожары возникают, но мы их тушим в день обнаружения. В то время как в Подмосковье горели крупные торфяники второй месяц. И вот сейчас мы получили этот пик.

– В пятницу к тушениям пожаров привлекли армию. Это надо было сделать раньше?

А.Я.: Эффективность тушения пожара зависит не от того, сколько людей этим занимается, а насколько грамотно ими руководят. Грамотных руководителей осталось очень мало. Такие руководители всегда были в рядах лесного хозяйства, но сейчас много квалифицированных людей ушло. Приток молодых людей в лесное хозяйство очень мал. Отрасль умирает.

– Как так получилось, что сгорают целые деревни? Такого давно не было.

А.Я.: Последний раз такое было в 30-х годах. А вышло так потому, что пожар тушить некому: нет людей и сил. Лесной пожар распространяется до тех пор, пока не подойдет к деревне, а дальше все зависит от того, будут бороться с огнем или нет.

– Законодательство будет меняться, чтобы в будущем избегать подобных пожаров?

А.Я.: Чтобы что-то поменялось, надо изменять Лесной кодекс. Тот закон, который есть сейчас, это не закон, а псевдозакон. Он не работает. Его надо менять. Но за последние 3,5 года была выстроена целая система лесоуправления, которую тоже надо менять. На это нужны сотни миллиардов рублей. В бюджете на это денег нет. Три дня назад было селекторное совещание правительства по ситуации с лесными пожарами. На сайте правительства приведена стенограмма совещания. Все губернаторы говорили, что ситуация под контролем. То есть идет тотальная дезинформация. Вот когда к кому-нибудь из них будут предприняты меры за дезинформацию, тогда можно сказать, что проблема признана.

– В пятницу премьер-министр Владимир Путин заявил, что ответственность на себя должны взять муниципальные власти, и если к ним есть претензии, они должны увольняться.

А.Я.: Муниципальные власти не имеют отношения к системе управления лесами. Если вся ответственность будет переложена на муниципальные власти, где сгорели деревни, то в будущем ситуация с пожарами может повториться.

– Дмитрий Медведев распорядился подготовить предложение по закупке дополнительной техники. У нас ее действительно не хватает?

А.Я.: Да. Для тушения лесных пожаров в масштабах страны нужно иметь порядка 40–50 млрд рублей. В этом году на эти цели было выделено 2,1 млрд рублей. При таком скудном финансировании техника не обновляется.

– Как разрешится ситуация? Все выгорит или удастся потушить?

А.Я.: Счастьем нашей страны стал сезонный климат. У нас рано или поздно наступит зима. Если бы не это, у нас горело бы, пока все не выгорело бы. Полагаю, что волна лесных пожаров продолжится до сильных дождей, а торфяники будут гореть до октября или ноября.

– В советское время существовали нормативы, на каком расстоянии от лесов должны находиться жилые дома. Почему лесные пожары перекидываются на деревни?

А.Я.: Нормативы и сейчас есть. Два года назад был принят технический регламент пожарной безопасности. Он предписывает, что расстояние лесов до городской среды должно быть не менее 50 метров, а до сельской застройки – не менее 15 метров. В любом случае, такое расстояние спасает от низового пожара, а при верховом только в том случае, когда кто-то противостоит огню.

– Простые люди часто не могут ничего сделать?

А.Я.: В подмосковном поселке Рязановка сейчас идет очень страшный пожар. Там в четверг из-за пожара отключили электричество и подачу воды. Местные жители хотели сами тушить огонь, а воды не было.

– Люди не могут сами обезопасить свои дома?

А.Я.: В целом да. Такая возможность есть, но у нас люди часто полагаются на государство. Если бы они знали заранее, то могли бы создать добровольные пожарные дружины, приобрести малую технику – мотопомпы. В деревнях, как правило, есть водоемы, как в той же Рязановке. Во всех государствах, где создана мощная добровольческая система защиты населенных пунктов от лесных пожаров, государство обеспечивает их техникой и обучает. У нас такого нет.

– Добровольцы вроде бы есть.

А.Я.: Да, но их маловато. Не хватает энтузиастов. Но людей все равно надо учить.

Роман КРЕЦУЛ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши статьи в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?