Случай с гонконгским пациентом, вторично заразившимся коронавирусом, внушает не только тревогу, но и надежду

Электронная микрофотография Т-лимфоцита (Т-клетки) иммунной системы здорового донора. Фото: NIAID/wikipedia.org

Четыре случая повторного заражения COVID-19 были официально задокументированы: два в Европе (Бельгия и Нидерланды), один в США и один в Гонконге.

(24 августа мы узнали, что повторно заболел ковидом глава Тувы Шолбан Кара-оол, однако пока что нет сведений о том, что это именно новое заражение, а не персистация – долговременное присутствие инфекции в организме).

Подробно описан  лишь гонконгский случай, и с ним стоит ознакомиться, так как детали повторного заражения чрезвычайно важны в контексте противостояния человечества и нового вируса.

Пациент из Гонконга: во второй раз все прошло легче

Программа массового бесплатного тестирования на COVID-19 в Гонконге. Фото EPA/ТАСС

В марте 2020 года мужчина 33 лет почувствовал себя нездоровым в первый раз: больное горло, кашель, высокая температура, головная боль. Тест на коронавирус — положительный. Две недели пациент провел в больнице, после чего отправился домой вполне здоровым.

В августе, возвращаясь из отпуска в Испании, мужчина прошел стандартную процедуру тестирования в аэропорту. Оказалось, что он снова заразился SARS-CoV-2, однако на этот раз чувствовал себя прекрасно и не имел никаких симптомов.

Гонконгские ученые установили, что выделенный в августе штамм отличается от мартовского. Прежний был близок к штаммам коронавируса, бушевавшего весной в США и Великобритании, а новый более напоминал тот, что нынешним летом циркулирует в Европе.

То, что повторное заболевание протекало бессимптомно — хорошая новость. Это говорит о том, что, по-видимому, после первого заражения у больного выработался иммунитет. Гонконгские исследователи сообщают, что после второго заражения вирусная нагрузка у пациента существенно снизилась уже через три дня после госпитализации, в то время как у большинства ковидных пациентов она снижается только через неделю, а то и позже.

Как долго он заразен во второй раз, пока неясно

Однако комментаторы, в частности, профессор Университета Пенсильвании иммунолог Джон Верри, отмечают, что в опубликованном кейсе нет многих важных данных.

Так, исследователи пока не культивировали вирус из мазков пациента, взятых у него в разные дни: так можно проверить в лабораторных условиях, на каком этапе патоген инфицирует живые клетки, а на каком — уже нет. Эта информация чрезвычайно важна, чтобы понять, как долго бессимптомный пациент с повторным заражением может быть опасен с точки зрения передачи инфекции.

Ведущий автор исследования Юн Квок-юнг сообщил изданию WIRED, что сейчас лаборатория занимается этой работой.

В статье также не сообщается о том, были ли установлены случаи заражения от пациента системой отслеживания контактов, которая в Гонконге прекрасно налажена.

Конечно, на основании одного кейса расслабляться рано. Как говорит Джон Верри, вполне возможно, что у другого человека в силу биологического разнообразия, повторная болезнь может протекать тяжелее, чем первая. Для того, чтобы иметь полную картину, еще слишком мало данных.

Обрушат ли вторичные заражения коллективный иммунитет?

Выставочный комплекс AsiaWorld Expo в Гонконге переоборудован во временный госпиталь для пациентов с коронавирусом COVID-19 Фото AP Photo/Kin Cheung/ТАСС

Ряд ученых и врачей считает, что те города и регионы, которые особенно сильно пострадали от ковида, уже достаточно близки к коллективному иммунитету. Вполне вдохновляющий пример — Нью-Йорк, в котором коронавирус явно удалось взять под контроль.

При этом в математических моделях распространения инфекции было заложено, что переболевший в той или иной форме человек больше не может стать переносчиком коронавируса. Одна из таких моделей демонстрировала, что коллективного иммунитета можно достичь, если инфекцию перенесут 43% населения. А что теперь?

Единожды переболевший может чувствовать себя вполне здоровым при повторном заражении, и ему не придет в голову сдать анализ. Он не станет принимать меры предосторожности, чтобы не заразить окружающих.

Профессор Билл Ханаге, эпидемиолог из Гарварда, считает, однако, что чем меньше симптомов у человека, тем ниже вирусная нагрузка, а значит, ниже и шанс передать инфекцию.

При допущении, что большая часть заразившихся вторично будет переносить инфекцию бессимптомно, считает он, первоначальная модель может оказаться близкой к реальности.

Но даже при таком допущении, по мнению Ханаге, полагаться лишь на естественный иммунитет опасно. «Любой вирус, которой распространяется респираторно от людей, не знающих, что они инфицированы, будет очень сложно держать под контролем», — говорит он.

Джон Верри считает, что частью стратегии выхода из пандемии непременно должна стать вакцинация.

Прививаться тоже понадобится повторно? А через какой срок?

Фото EPA/ТАСС

О длительности эффекта вакцинации известно пока немного. Участники клинических испытаний оксфордской вакцины от коронавируса демонстрировали достаточные уровни антител на 56-й день после прививки.

То есть 56 дней — пока максимальный «горизонт планирования». Нам пока не известно, что стало с антителами потом и — что самое главное! — защитили ли они привитых от реальной инфекции.

Понятно, однако, что системы здравоохранения даже самых богатых стран, скорее всего, не справятся с массовой вакцинацией от COVID-19, если прививать придется каждые 2-3 месяца. Это и логистически сложно, и чрезвычайно дорого.

Между тем, даже до точного подтверждения повторных случаев ученые уже знали, что люди, переболевшие ковидом, теряли антитела через 2-3 месяца. Это вызывало пессимистические настроения в отношении вакцины.

Многие иммунологи, однако, считают такой пессимизм преждевременным.

Конечно, создатели вакцинных препаратов ставят себе самую высокую планку — достижение так называемого стерилизующего иммунитета. Это когда нейтрализующие антитела, производимые В-клетками иммунной системы, способны остановить атаку вируса до того, как он обосновался в клетках организма.

При этом не все вакцины и даже не все инфекции вызывают образование нейтрализующих антител. (Это, кстати, одна из причин, почему так опасен ВИЧ: этот вирус не индуцирует их, и усилия ученых по созданию вакцины от него пока не увенчались успехом.)

Однако антитела, генерируемые В-клетками, — это лишь часть иммунного ответа. Если не сработал «план В», иммунная система включает «план Т». Т-клетки способны распознать клетки организма, инфицированные уже знакомым вирусом, и уничтожить их, ограничивая репликацию и дальнейшее продвижение патогена.

В одном из недавних исследований сингапурских ученых 36 участников, выздоравливающих от COVID-19, продемонстрировали хороший уровень иммунного ответа. Их Т-клетки легко узнавали вирус при повторной встрече с ним.

«Похоже, что этот вирус хорошо стимулирует Т-клетки. Большинство людей демонстрируют хорошую Т-клеточную реакцию на него», — говорит иммунолог Имперского колледжа Лондона Дэнни Альтманн.

Источники:
What the immune response to the coronavirus says about the prospects for a vaccine
The First Repeat Covid-19 Infection Case Isn’t All Bad News